Список материалов

Список пропавших без вести на русском языке

Список пропавших без вести на английском языке

Список пропавших без вести на дари

Именной указатель к проекту

 



Встретили бойца на Родине из Панджшерского ущелья...
Красноярск. "Друзья ушли домой, а я в плену остался живой". Михаил Говтва
Ищем француза вылечившего советского пленного. Nous recherchons un Français qui a guéri un prisonnier soviétique
Рассекреченный доклад ЦРУ о советских военнопленных
Упрямые факты спустя десятилетия об Афганской войне. Назаров Виктор, Фатеев Сергей Владимирович
О том, как вернули останки Сергея Колесова на Родину...
Гибель пленного солдата Белекчи Иван Евгеньевич. Поиски его сына
Узнать, что погиб в плену через 40 лет... Николай Филиппов
Американские спецслужбы против советской 40 Армии в Афганистане
Советские пленные и провокатор в пакистанской тюрьме
На службе ЦРУ
Некоторые сведения о советских военнопленных, которые перешли на сторону моджахедов
Первые впечатления Евгения Барханова, вызванные переговорами с Гульбеддином Хекматияром, лидером "Хезб-е-ислами" Гульбеддин Хекматияр
Интервью о советских военнопленных. Без купюр
Они бежали из Афганского плена. Неизвестная страница подвига
Кандагар 1988 год. Советский солдат Поттаханов Абдулазиз Абдусаматович интервью перед обменом
Тюрьмы моджахедов 1979 - 1990 гг. в Афганистане и Пакистане
Первый советский лётчик пленённый в Афганистане. Судьба пропавшего без вести второго пилота...
Архивы ЦРУ - обмен пленного рядового Ташрифова

Афганская судьба военнопленного Юрия Ващенко
Посредничество Международного Комитета Красного Креста в афганской войне
Интервью Ю. Поварницына и М. Язкулиева в лагере ИПА
Нам передали фотографию советского солдата, сделанную в афганском плену. Об Алексее Рощупкине  
Фильм «Les soldats perdus»
О том, как хитростью моджахеды взяли в плен советских советников и убили
Пакистан. Николай Головин, Игорь Ковальчук - интервью Людмиле Торн
Филиппов Николай, пропал без вести в апреле 1980 года
О пропавшем без вести в Афгане Филиппове Николае Михайловиче
Подполковник Н. Заяц - начальник разведки 201-й мотострелковой дивизии
Поляки, воевавшие против нас в Афганистане
Интервью начальника контрразведки по 40 Армии (Афганистан)
Интервью с афганским поисковиком
Провинция Нангархар. 1988 год
Японец, воевавший против нас в Афганистане
Американский режиссер Джефф Б. Хармон об афганской войне
О советских пленных на афганской войне, "разменная монета". Говорит Владимир Золотухин
Гроб без останков "погибшего" в Афганистане. Владимир Шинькович
Цинковое эхо афганской войны из наших дней!
Цинковое эхо афганской войны из наших дней! - продолжение
Узнать, что погиб в плену через 40 лет...
Командир танкового батальона в Афганистане о том, что ещё вчера молчал
За штатом в Афганистане. Вспоминает Евгений Барханов
О пропавшем без вести Александре Ширшове
О пропавшем без вести Викторе Балабанове
О пропавшем без вести Вадиме Смирнове
Неизвестная повесть двух советских военнопленных
Операция «Циклон». ЦРУ против СССР в Афганистане
Откровенное интервью командира автомобильной роты в Афганистане
Офицер швейцарского дисбата о советских военнопленных
Мадам Фурно лечила наших пленных в Афганистане (1 часть)
Пешавар. "Врачи без границ" на отдыхе после командировки в Афганистан (2 часть)
Хильда Брайант в Афганистане
Репортаж Хильды Брайант из лагеря Пара-Чинар 1984 год
Интервью начальника ОО КГБ СССР по 40 Армии (Афганистан)
Валентин Дубина один из тех, кто вернулся на Родину из Афганистана
Взгляд французского журналиста, который провёл с моджахедами в Афганистане незабываемые дни...
Пропавший без вести в Афгане Михаил Табаков
Комсомольский билет из Афганистана. Юрий Боровик 
О пропавшем без вести в Афгане бойце 154 отряда спецназ. Евгений Горбунов
Подробно о том, как советские пленные из Пакистана попали в Швейцарию
Совесть афганской войны не может молчать. Рассказ офицера 
Афган, оглянемся сегодня!
Мне повезло. Три раза из плена бежал и домой вернулся. Михаил Говтва
Цинковое эхо афганской войны. Дашан Юрий Григорьевич
Он отказался от услуг Красного креста и остался в плену. Бекболатов Куат Нурмукашевич
Запрос по пропавшему без вести в Афгане Бекболатову Куату
Однополчанин пропавшего без вести. Куата Бекболатова. Письмо
Экспедиция в Бамиан. Поиск сведений о пропавшем без вести. Ильшат Гарайханов
Кабул. Командор о шурави
О пропавшем без вести в Афгане Майсупове Мухтаре Алибаевиче
Афганистан. Засада с целью взять пленного шурави 28 июня 1982 г. По следам фактов
Неизвестная история пропавшего без вести в Афгане. Герман Анисимов
О попавшем в Афганский плен Анисимове Германе
О пропавшем без вести в Афгане Бабило Михаиле Ивановиче
О пропавшем без вести в Афгане Бурбе Римасе Викторовиче
О пропавших без вести в Афгане Яшине Игоре Николаевиче и Подаруеве Николае Анатольевиче
О пропавшем без вести в Афгане Кривоносове Алексее Петровиче
О пропавшем без вести в Афгане л-те Ермошине А.П.
О пропашем без вести в Афгане Викторе Константиновиче Быке
О пропавших без вести в Афгане Габараеве Константине Иналовиче и Пучкове Юрии Николаевиче
Интервью в пакистанском лагере Бадабер
О пропавшем без вести в Афгане Нико Арамовиче Варваряне
Освобождение из плена - считаю вторым рождением!
О пропавшем без вести в Афгане бойце 56 дшб Нефёдове Андрее Борисовиче
Какая гнида меня записала в без вести пропавшего? Александр Павловский
Снегирев Владимир Николаевич. По разному ребята попадали в афганский плен (1 часть)
Снегирев Владимир Николаевич. По разному ребята попадали в афганский плен (2 часть)
Афган, без вести пропавшие; как часть моей души...
Помогите установить по фотографии пленных советских солдат в Афганистане
О пропавшем без вести в Афгане Шарафове Эльхане Ахмедовиче
О 14-ти погибших советских военнослужащих в афганском плену
Афган, без вести пропавшие. Визит в Международный Комитет Красного креста
Обращение Комитета спасения советских пленных в Афганистане. Июнь 1983г.
Маленький человек с большим сердцем. История пленного азербайджанца
Уголь с Родины - обогреть сынов в Афгане
О пленном в Афгане капитане Михаиле Семеновиче Корчинском
Откровенное интервью в лагере моджахедов бывшего ст. лейтенанта Казбека Худалова
Моджахед продемонстрировал автомат убитого советского пленного
Советско-пакистанские боестолкновения в воздухе 1986-89 гг
О попавшем в Афганский плен Сергее Целуевском




Встретили бойца на Родине из Панджшерского ущелья...


 

Благодаря контактам с бывшими моджахедами, воевавшими против советских войск в Афганистане, удалось получить часть костных фрагментов предположительно советского военнослужащего, пропавшего без вести при проведении боевой операции в Панджшерском ущелье.

   

 

По Красной площади, к могиле неизвестного солдата. Почётный караул. Отдание чести. Теперь ждём результата из 111-ого Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации.
В видео ролике звучит песня "Был я или не был..." Композитор Родион Кравкль. Стихи Евгения Барханова.
 

 

"Друзья ушли домой, а я в плену остался живой"

 

Экспедиция в Красноярск, чтобы встретится с Михаилом Говтвой, человеком, прошедшим афганский плен, пакистанскую тюрьму, швейцарский дисбат.

 



Мы хотели взять интервью, записать воспоминания, уточнить о тех пленных с кем ему удалось повстречаться, но всё пошло не так. Мы причастились с Михаилом. Пронзительно и спокойно он исповедовался нам. Не раз с усилием я сдерживал себя, чтобы не разрыдаться над раскинутой перед нами душой судьбы человека. Окунулись мы и в Ад и Рай. Очищение и всепрощение хоть зверь рычал в персях и рвался.

  

 

А что было с нами, когда Михаил по телефону заговорил с Агаджановым Хасаном. Камера с микрофоном прижалась к нему, настороженно каждому вздоху.

- Здравствуй Хасанушка, братко! Это я Миша Говтва, ну Потапом вы меня называли.
- Здравствуй, здравствуй, дорогой!
- Сердце ты моё! Я же тебя первым русским увидел! Хасанушка, что по телефону? Нам бы встретиться! Ты в Азербайджане в Масалах так же? Хочешь встретимся?..
- Умираю, хочу...


Первый русский - фраза по вискам до сердца. Вот он: тот самый затёртый в старом кармане некогда-то интернационализм. Слёзы сами навернулись. Пленная судьба кривая союзного значения. Все мы там были русскими. И Бурба Римаз из Литвы, Диденко Валерий с Украины, Костя Клец из Белоруссии, Акрамов Мухамедали из Таджикистана, Герман Анисимов из России. Одна на всех судьба афганская, интернациональная.

 

 


Абдул Манаф - советский пленный, сидевший в соседней камере с Наимом (Михаил Говтва). Судя по длинным волосам и цвету кожи Абдул Манаф в заключении сидел долго. Разговорить его было очень не легко, хоть он говорил по русски свободно, но неожиданно заговаривался. Чувствовалось психическое расстройство. Имя своё советское он так и не назвал. Рассказал, что охранял аэродром. Сознание у него было временами. Своим поведением непредсказуемым он доставлял беспокойство пакистанским охранникам. Михаил, смотря на то, как Абдул Манаф сходит с ума, боялся впасть в такое же состояние со временем. И тогда он начал рисовать, выцарапывая на стене камеры сюжеты из армейской жизни...

 


Рассказывать за Михаила о его скитаниях я не вправе, тем более всё мы записали на видео. Никому не удастся лучше его самого осветить свой путь.

 


Мы опубликуем со временем эту исповедь - повесть о том, как остаться человеком в нечеловеческих условиях. И пусть его слова, что ему просто повезло не покажутся нам простыми. Два раза бежать, не попасть в руки к тем от кого сбежал, быть выкупленным Красным Крестом. Три раза бежать в Швейцарии и получить за это всего лишь три карцера. Вернуться на Родину домой, а не в тюрьму. "Хорошо меня приняли. Вернулся на новый год с 1985 года на 86-ой. Нас ведь в тот призыв в Афган 60 человек призвали. Все уж вернулись, кто не погиб. А друг мой одноклассник... погиб. Словно он мне билет выписал на жизнь, живи Бумбарашка и помни..."

P.S. Просим земляков не счесть за труд и проверить адрес Бурба Римаз Викторович, спросить у соседей. Михаил Говтва с нами хотели бы с ним поговорить. И если возможно взять у него интервью.

Бурба Римаз Викторович, дата возвращения в СССР 21.11.1984, проживал Литовская ССР, г. Друскийнинкай, ул. Ляшкова д. 3, кв. 15.

 

Ищем француза вылечившего советского пленного

Nous recherchons un Français qui a guéri un prisonnier soviétique

 
 

Я остался живой, так что заранее не хороните меня...

Je suis resté en vie, alors ne m'enterre pas à l'avance ...

 
 
 
 

Владимир Каширов пропал без вести 6 декабря 1983 года в Афганистане. 19 декабря 1983 года маме Владимира, Анне Григорьевне, военком вручил извещение-похоронку. А в тот день, когда привезли цинковый гроб, Володя Каширов был жив!

Vladimir Kashirov a disparu le 6 décembre 1983 en Afghanistan. Le 19 décembre 1983, la mère de Vladimir, Anna Grigorievna, a reçu un avis funéraire du commissaire militaire. Et le jour où le cercueil en zinc a été apporté, Volodia Kashirov était en vie!

 
 
 
 

В советское консульство в Марселе француз - посредник передал письмо и фотографию Владимира Каширова. К сожалению при этом он не дал никаких пояснений.

Володя писал: “Мама, я – твой Владимир, жив, здоров, нахожусь в плену, в Афганистане. Наш БТР подбили, вернее, сожгли. Двое убитых, я остался живой, так что заранее не хороните меня...”

Au consulat soviétique de Marseille, le médiateur français a remis une lettre et une photographie de Vladimir Kashirov.

Volodya a écrit: «Maman, je suis votre Vladimir, vivant, eh bien, je suis en captivité, en Afghanistan. Notre véhicule blindé de transport de troupes a été touché, ou plutôt brûlé. Deux tués, je suis resté en vie, alors ne m'enterre pas à l'avance ... "

История, которая до сих пор не испита до дна. Горе, которое не вычерпать. Страшно представить мучения матери, которая дважды оплакивала сына и прощалась навсегда в то самое время, когда её сын был жив. Мать Владимира успела его оплакать у пустого гроба, когда выяснилось, что Владимир Каширов жив. Врач-француз вылечил его в плену у моджахедов в Афганистане.

Une histoire qui n'a pas encore été évacuée au fond. Un chagrin qui ne peut être tiré. Il est terrible d'imaginer le tourment d'une mère qui a pleuré deux fois son fils et lui a dit au revoir pour toujours au moment même où son fils était en vie. La mère de Vladimir a eu le temps de le pleurer devant le cercueil vide, quand il s'est avéré que Vladimir Kashirov était vivant. Un médecin français l'a guéri en captivité par les moudjahidines en Afghanistan.

 

 
 

Это письмо с фотографией послужило началом для расследования.

Из объяснений командования воинской части, в которой проходил срочную службу Владимир, выяснилось, что на месте подрыва БТРа были обнаружены два трупа (сослуживцы Каширова) и кусок рваного сапога, в котором была отчётливо виден фрагмент человеческой ступни. Командование войсковой части сочло, что рядовой Каширов Владимир погиб, а его тело уничтожено сильным взрывом.

Cette lettre accompagnée d'une photographie a été le début de l'enquête.

D'après les explications du commandement de l'unité militaire dans laquelle Vladimir effectuait son service militaire, il s'est avéré que sur le site de l'explosion du véhicule blindé de transport de troupes, deux cadavres (les collègues de Kashirov) et un morceau de botte déchirée, dans lequel un fragment de pied humain était clairement visible, ont été trouvés. Le commandement de l'unité militaire a estimé que le soldat Vladimir Kashirov était mort et que son corps avait été détruit par une forte explosion.

При подрыве Владимир Каширов потерял глаз, ему была проведена операция хирургом из Франции, который находился среди моджахедов по линии "Врачей без границ". Известно, что Каширов  предпринял несколько попыток побега из афганского плена. Далее его судьба известна только со слов старика-афганца, который видел, как через их кишлак проходил безногий шурави (советский солдат) с "одним глазом". Поскольку факт рассказа этого старика пока не подтвердился, мы со своей стороны, поостережёмся пересказывать его.

Lors de l'explosion, Vladimir Kashirov a perdu un œil, il a été opéré par un chirurgien français, qui faisait partie des moudjahidines sur la ligne de "Médecins sans frontières". On sait que Kashirov a tenté à plusieurs reprises d'échapper à la captivité afghane. De plus, son sort n'est connu que par les paroles d'un vieil homme afghan qui a vu un shuravi (soldat soviétique) sans pattes traversant leur village. Le fait de l'histoire de ce vieil homme n'étant pas encore confirmé, nous veillerons, pour notre part, à ne pas le raconter.

Сама история плена Владимира Каширова может быть хорошо известна некоторым французам. Продолжая поиски обращаемся к французам с просьбой.

L'histoire même de la captivité de Vladimir Kashirov est peut-être bien connue de certains Français. Poursuivant notre recherche, nous nous tournons vers les Français avec une demande.

Чтобы узнать подробности истории советского пленного Владимира Каширова нам необходимо выйти на связь с французом - врачом, который вылечил Владимира.

Pour connaître les détails de l'histoire du prisonnier soviétique Vladimir Kashirov, nous devons entrer en contact avec le médecin français qui a guéri Vladimir.

Мама Владимира Каширова жива и ждёт его. А если невозможно случиться чуду, так хотя бы узнать хоть что-нибудь о нём.

Просим подключиться всему интернет сообществу к поиску врача из Франции, который обладает информацией по этому вопросу и был участником судьбы Владимира Каширова!

Maman Vladimir Kashirov est en vie et l'attend. Et s'il est impossible qu'un miracle se produise, apprenez au moins quelque chose à son sujet.

Nous demandons à toute la communauté Internet de se connecter à la recherche d'un médecin français qui a des informations sur cette question et a participé au sort de Vladimir Kashirov!

С уважением к интернет сообществу Руководитель рабочей группы по Афганистану Межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести, Александр Лаврентьев.

Sincères salutations à la communauté Internet Alexander Lavrentiev, chef du groupe de travail sur l'Afghanistan de la Commission interministérielle sur les prisonniers de guerre, les internés et les personnes disparues.

 
 

Рассекреченный доклад ЦРУ о советских военнопленных

 

 

Доклад ЦРУ первой половины 1984 года (с купюрами, сделанными при рассекречивании)

 

СОВЕТСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В АФГАНИСТАНЕ

 

Афганские повстанцы удерживают от 50 до 100 советских военнопленных. По нашей оценке, большинство из них были захвачены и лишь небольшое количество дезертировали или перешли на сторону противника. Среди боевиков укрепляется нежелание передавать пленников любым иностранным учреждениям и организациям, так как они не получили никаких очевидных выгод после имевших место ранее таких фактов. У них также не сложилось практики проведения переговоров об обмене с командованием советских войск. Боевики, скорее всего, будут продолжать удерживать пленных, но указанные выше факторы, а также усиление военного давления со стороны советских войск могут привести возобновлению казней военнопленных.

 
 
 

 Численность пленных

 

Численность советских военнопленных колеблется. В первые два года после ввода войск их чаще всего убивали. Затем их стали оставлять в живых для организации обменов или получения пропагандистских преимуществ. В 1981 году советская сторона обратилась в Международный Комитет Красного Креста с просьбой организовать обмен пилота сбитого МИГ-21. Этот канал заработал и в 1982 году боевики передали в Швейцарию через МККК 10 пленников. Еще несколько были переданы Пакистану, который вернул их советской стороне, а в 1983 году 2 человека были переданы правозащитным организациям.

Повстанцы хотели бы избавиться от некоторых пленных до того, как советские войска начнут весной крупномасштабное наступление. Количество пленных и их настрой (готовность к сотрудничеству) значительно влияют на мобильность отрядов и увеличивают риск обнаружения противником.

  

 

Пленные, дезертиры и перебежчики

 

По нашим данным, большинство бывших советских солдат в отрядах являются настоящими пленными. Лишь небольшое число относится к перебежчикам, которые решили порвать с советским обществом, и дезертирам, покинувшим части по личным причинам (неготовность к тяготам воинской службы, дедовщина, желание убежать от грозящего наказания). К последней категории относятся и те, которые начали злоупотреблять наркотиками.

- Западные специалисты и журналисты, побывавшие в Афганистане, сообщают, что многие бывшие советские солдаты заявляют о том, что они дезертиры или перебежчики. Они надеются получить лучшее отношение и шансы на передачу третьей стороне.

- Почти все пленные являются солдатами срочной службы.

- Многие солдаты захвачены, когда они отлучаются в населенные пункты в поисках еды или наркотиков.

- Советское командование недавно запретило передвижение вне расположения частей и подразделений в одиночку или парами для того, чтобы уменьшить риск захвата.

- Непосредственно в ходе боестолкновений в плен попадает небольшое число, так как советские войска передвигаются в бронемашинах, а бои в тесном соприкосновении с противником проходят редко.

- Небольшое число солдат добровольно перешли на сторону противника. Большинство из них являются мусульманами.

 
 
 
 

Местонахождение пленных

 

Советские военнопленные находятся в отрядах повстанцев или в лагерях на территории Пакистана. Они продолжают оставаться в тех отрядах, которые их захватили, а не передаются в какое-то одно место. В течение первого года сотрудничества с МККК боевики сосредоточили пленных, которых они намеревались передать, в Пешаваре. Однако в 1983 году один из пленных сбежал и добрался до советского посольства в Исламабаде и практика сосредоточения в одном месте была прекращена.

 

Позиция боевиков

 

Решение повстанцев о том, оставлять ли пленных в живых или убить, определяется рядом факторов. Командиры отрядов сохраняют военнопленных главным образом из-за того, что это повышает их авторитет. Кроме того, это приносит международное признание, так как именно в эти отряды зачастую стремятся западные визитёры различного толка. Афганское сопротивление значительно улучшило свой имидж, когда стало передавать МККК захваченных пленных в соответствии с Женевскими конвенциями. Некоторые отряды удерживают пленных в надежде обменять их на своих соратников.

Однако в последнее время все большее значение приобретают факторы в пользу лишения пленных жизни. Советское командование отказывается вести переговоры об обмене непосредственно с командирами отрядов или через посредников Красного Креста. Повстанцы опасаются, что любой их соратник, содержащийся в правительственных тюрьмах и чье имя появится в списках на обмен, будет немедленно расстрелян. Они также полагают, что Запад не в полной мере пользуется ситуацией с освобождением пленных в пропагандистских целях. Некоторые командиры ультимативно требуют, чтобы освобождаемые ими солдаты не возвращались в СССР. Пакистан, Швейцария и МККК не принимают это условие. Усиление военного давления советских и правительственных войск может подтолкнуть повстанцев к уничтожению пленных, чтобы их не могли отбить.

  

 

Международный аспект

 

Пакистан опасается каких-либо жестких мер со стороны СССР, однако он поддерживает решение вопроса с пленными за счет участия разных сторон и путем перемещения их в другие страны.

Швейцария сотрудничает с МККК, ссылаясь на Женевские конвенции о военнопленных. Однако эти конвенции прямо не относятся к дезертирам и перебежчикам.

Мы полагаем, что различные правозащитные организации будут стремиться увеличить число перемещенных «перебежчиков» из Афганистана и Пакистана как своими силами, так и путем оказания давления на правительства западных стран.

Перевод документа сделал Лаврентьев Александр Владимирович, член Межведомственной комиссии по военнопленным и интернированным.

 
 
 
 
 
 
 
Упрямые факты спустя десятилетия об Афганской войне
 
 
Из рассекреченных архивов ЦРУ США по так называемому правилу "тридцати лет" ЦРУ разместило в открытом доступе часть своего архива. В общей сложности, более 12 миллионов страниц документов, касающихся работы агентства с момента основания до середины 1990-х годов. В том числе в них представлены данные о деятельности ЦРУ в афганской войне 1979-89 гг..

Опубликованные материалы частично отцензурированы, однако в них содержатся незначительные правки. Представитель ЦРУ Хизер Фриц Хорниак уточнил, что «специально ничего не отбиралось», чтобы была полная история и «с хорошим, и с плохим». В связи с этим мы получили две аудио записи и фотографии советских пленных в Афганистане. Материалы 1988 года.



В ближайшее время выложим эти записи целиком. Возможно узнают их родные по голосу.

1. Назаров Виктор. Призвался Украина, г. Жданов. С 1984 года у моджахедов.
 
В центре кадра
 
 
Справа
 
 


2. Фатеев Сергей Владимирович. Призвался г. Кемерово, сержант, , 3 февраля 1987 год прибыл в Афганистан, шофер. Брат стоматолог, зовут Юра, работает в областной больнице Кемерово, папа шофер).
 
Справа


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 



Разбираемся с видео и аудио записями. Фатеев Сергей и Назаров Виктор числятся среди возвращенцев на Родину.
 
 
 
О том, как вернули останки Сергея Колесова на Родину...
 
 
Останки Сергея Колесова нашли осенью 2010 года. В афганском Панджшерском ущелье поисковая экспедиция, возглавляемая Александром Лаврентьевым, эксгумировала прах без вести пропавшего на афганской войне Сергея Колесова.



Сергей Колесов

- Мы опрашивали местных жителей. В основном тех, кто лично воевал тогда против нас. Потому что только они могут показать места боев, казней, захоронений... Афганистан - своеобразная страна. Там живут около 30 миллионов человек, но все друг друга, по-моему, знают. Местные не сразу начинают говорить на эти темы. Они боятся. Многих приходится уговаривать, кто-то просит за информацию еду, деньги. Там нищета, которую вы себе даже представить не можете. На улицах Кабула ко мне не раз подходили пацанята лет шести. Глаза большие, черные. «Нас шестеро, папу убили, очень есть хочется». Они умирают там от голода. Тягостно смотреть на все это. А недавно там были жуткие холода. Ночью температура опускалась до минус 15 градусов. Отопления в домах нет, а дрова стоят бешеных денег. Поэтому для них даже небольшая сумма - огромное дело.

В одном из горных кишлаков мы случайно встретилась с пожилым афганцем. Он лично принимал участие в том бое, в котором погиб Сергей Колесов. После привычных уже уговоров, бывший душман вынес из дома пожелтевший талон к водительскому удостоверению на имя Колесова Сергея Юрьевича. Раньше такие были у всех водителей. За нарушения гаишники прокалывали в талоне дырки.



Местные помогают нам еще и потому, что хорошо относятся к шурави. Так они называют бывших советских солдат. Им есть с кем сравнивать. С 2001 года в Афганистане присутствует контингент западных войск. В основном там, конечно, американцы. К ним у местных очень враждебное отношение, и с каждым днем ненависти становится все больше. Мне кажется, афганцы сейчас поняли, что мы действительно хотели как лучше. Мы же строили там дома, больницы, учили их детей. А американцы возвели себе крепости и сидят в них, никуда не выходят.

После затянувшихся переговоров старик всё таки согласился показать место боя. Уже на месте он словно помолодел, о бое рассказывал с задором. У четверых солдат не было шанса выжить в том бою: группа душманов зашла к ним в тыл и перестреляла мальчишек. Трое погибли сразу, а четвертый — Сергей Колесов — скатился вниз по крутому склону. Он ещё дышал. Моджахеды наспех обыскали тело, а потом спрятали в расщелину и забросали камнями.



Девятнадцатого августа 1984 года рота выполняла боевой приказ по обеспечению безопасности прохождения колонн в Панджшерском ущелье. Подразделение столкнулось с крупным отрядом душманов и ввязалось в тяжелый затяжной бой на невыгодных позициях. Группа из четырех солдат, в составе которой был Сергей Колесов, прикрывала роту от возможного удара снизу по склону горы. Через некоторое время командир роты принял решение о смене позиции и отдал приказ о возвращении всех групп прикрытия. Однако группа Колесова к месту сбора не вышла. Пробиться к месту гибели группы удалось только с подходом основных сил батальона. На месте оказалось три трупа наших солдат с множественными ранениями. Сергея Колесова среди них не оказалось. Были обнаружены его вещмешок и пустая фляга. Сергея Колесова записали в "без вести пропавшие". Для справки, в таких случаях родственники не получают выплат, пенсию, а только скупую справку, которая не даёт никаких социальных гарантий.

Мы разобрали камни в том месте, где показал афганец и обнаружили там косточки. После этого я понял смысл слова «прах». Они буквально рассыпались в руках, превращались в пыль. Долгие годы они лежали под солнцем и ветром, снегами и дождями. Конечно, часть костей сохранилась, мы сложили их в полиэтиленовый мешочек и повезли в Кабул. Это тоже непросто. На дорогах там стоят посты. Машины обыскивают. Представляете, что было бы, если у нас обнаружились человеческие кости?

Сергей Юрьевич Колесов родился 17 августа 1964 года в Ленинграде. До армии работал водителем. В сентябре 1983 года был призван в Советскую Армию Калининским райвоенкоматом, а в марте 1984 года направлен в состав Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Проходил службу в 682-м мотострелковом полку 108-й мотострелковой дивизии.
 
 


Мне позвонили... Я не знала, что сказать. Чувство потери нахлынуло так сильно... Я ведь до последнего момента надеялась, что он жив. Думала, может, он попал в плен, потом его выпустили, и он остался в Афганистане. Верила в лучшее... А что мне оставалось делать? (Наталья Лапина, сестра погибшего).
Родственники Сергея Колесова вспоминают, как приходили к матери Сергея Колесова знакомые и даже "афганцы", по сути чёрствые люди, и с их ядовитых языков слетали слова, дескать, сдался Серёжка, живёт небось в Америке или В Швейцарии... Но благодаря рискованным поискам солдат пропавших без вести в Афганской войне - Сергей Колесов вернулся домой. И его честное имя восстановлено. Жаль мать не дожила...

Посмертно Сергей Колесов был награждён орденом "Мужества".

Ограниченный контингент советских войск был введен в Афганистан в декабре 1979 года и выведен почти через 10 лет, 15 февраля 1989 года.

За период войны 1979-1989 годов военную службу в Афганистане прошли около 620 тысяч офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат, из которых 546 тысяч были непосредственными участниками боевых действий. По уточненным данным, всего в афганской войне Советская Армия потеряла погибшими более 15 тысяч человек. Ранено, контужено и травмировано более 53 тысяч человек. До сих пор пропавшими без вести числятся 264 человека.

 
 

 

Гибель пленного солдата. Поиски его сына. Результат
 
 
Информация, которая была известна о пропавшем без вести в Афганистане бойце советской армии Белекчи Иване Евгеньевиче.

Рядовой Белекчи пропал без вести 23 июля 1982 года при выполнении рейса по перевозке грузов по маршруту Термез – Файзабад. В автомобиле закончилось топливо, и он остановился, не доезжая 500-600 м до военного городка Кундуз. Заправив машину, Белекчи поехал дальше, однако, не зная дороги, проехал нужный поворот и продолжал следовать по дороге, ведущей в афганский кишлак.
Организованный поиск Белекчи позволил обнаружить его машину, которую тянула на буксире лошадь и толкали 12-15 афганцев. Увидев приближение группы советских солдат, афганцы скрылись в населенном пункте. Машина была исправной, но без горючего, ключи находились в замке зажигания, кабина прострелена над дверью. Дальнейший поиск Белекчи результатов не дал.


Александр Лаврентьев на момент поступившей новой вводной от помощника из Афганистана на 2012 год - никакой более подробной информацией о том, как сложилась судьба рядового Белекчи не обладал. Помощник сообщил, что в районе Ханабада после пленения жил советский солдат. Есть реальная возможность посетить этот район в случае успешной договорённости после личной встречи с авторитетным человеком из этого уезда. Просто вот так взять, захотеть проехать в Ханабад без разрешения местного теневого властителя невозможно. И эта встреча состоялась. К просьбе Александра Лаврентьева авторитет выразил благосклонность после приличествующих взаимных знаков уважения, но при этом выразил озабоченность, успеют ли они проехать туда и обратно оперативно, чтобы не попасть в час, когда дорога переходит в режим "стоп". Предупредить всех по дороге, что едет друг к этому часу просто невозможно. Нет средств связи. Да что связи, в районе Ханабада нет электричества. И дядя Саша рискнул.




Белекчи Иван Евгеньевич (Таджмохаммад)

К сожалению узнать всё с одной скоротечной поездки не удалось. Окрестности города были исследованы трижды. В первый раз удалось узнать, что солдат, который жил там отзывался на имя Таджмохаммад и был женат на местной жительнице. На фотографии, которую показали афганцам, они узнали Ивана Белекчи. Позже один из горожан вспомнил, что погибшего звали Иван, а другой был уверен, что солдат приехал из Молдовы. Но где он сейчас и что с ним произошло никто точно не мог сказать. И вдруг один жителей сообщил, что рядом живёт брат жены Таджмохаммада. Его пригласили в дом влиятельного жителя района и он, не подозревая цели приглашения в столь неожиданное место, пришёл явно в растерянном виде и ничего хорошего для себя не ждал. Это был обыкновенный земледелец, дехканин. Его пригласили, угостили, а потом задали вопросы по существу. Не сразу он успокоился и нервно оглядывался по сторонам. В последствии он сообщил: Белекчи был захвачен живым и содержался в кишлаке недалеко от Ханабада. Занимался ремонтом техники, выполнял функции водителя. Со временем его женили на его сестре, у них родился сын. Уже после вывода советских войск из Афганистана Иван погиб в междоусобной стычке. После гибели вдова вновь вышла замуж и уехала с мужем в Пакистан. Сын остался у деда, который его воспитывал, он вырос и пошел служить в армию. Служил он в дивизии, базирующейся в Кабуле. Вы представляете эмоции Александра Лаврентьева по ходу повествования брата жены Ивана?! То в холод, то в жар! И вот зацепка. Есть сын, который служит в правительственных войсках. Более брат жены не мог ничего сказать по существу.




Белекчи Иван Евгеньевич (Таджмохаммад)

Используя связи с бывшими офицерами афганской армии, которые учились в Советском Союзе и ныне проживают в Афганистане, удалось выйти на начальника штаба этой дивизии, который сообщил данные по службе сына Белекчи.

В дивизии по ротации (поочередно) батальоны несут службу в провинции Нангархар (район Афгано-пакистанской границы). Батальон, в котором служил сын Белекчи, выполнял задачи в указанной провинции. В одном из боестолкновений сын Белекчи погиб.

Когда выяснились подробности, вокруг Кундуза было уже очень напряженно. Вся провинция сейчас под талибами, а сам город уже несколько раз захватывали. В существующей обстановке продолжение поиска места захоронения Ивана Белекчи сопряжено с большим риском, не говоря уже об эксгумации останков.

На сегодня в поиске пропавшего без вести Ивана Белекчи более подробной информации нет. Деда, который воспитывал сына Белекчи в кишлаке уже нет. О том, где захоронен рядовой Иван Белекчи, точно сказать никто пока не смог.

СПРАВКА

Белекчи Иван Евгеньевич родился 30 июля 1962 года в селе Чимишкиой Вулканештского района. Окончил среднюю школу в родном селе. На действительную воинскую службу призван 10 декабря 1980 года Вулканештским РВК. В Республике Афганистан с февраля 1981 года, служил в в/ ч п.п. 17397 водителем. Неоднократно принимал участие в боевых операциях, зарекомендовал себя дисциплинированным, хорошо подготовленным бойцом.
 

Просим помощи у интернет сообщества!

В процессе поисков пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане появилась некая информация, не связанная с Иваном Белекчи, которую нам необходимо уточнить. Для этого мы разыскиваем Филиппова Константина Михайловича, 1966 г.р. брата пропавшего без вести солдата Николая Филиппова, когда-то проживавшего в Челябинской обл. г. Миасс на ул. Трактовая д. (xx). Необходимы контакты Филиппова Константина Михайловича.
 
 
 
Узнать, что погиб в плену через 40 лет... Николай Филиппов




Мы ждём родственников расстрелянного в афганском плену Николая Филиппова. Сидим в холле гостиницы города Миасса Челябинской области. Ожидание мучительное. У нас в руках судебно-медицинская экспертиза и фотография, которую сделал канадский журналист в 1980 году в Афганистане. На ней труп солдата, которого специально для кадра душманы выкопали из земли. Как вспоминал журналист этот момент - ему хотелось иметь "уникальный" документ для публикации, а моджахеды, смекнув, решили помочь ему и продемонстрировали убитого шурави (советского солдата). Это был 1980 год - самое начало нашей войны в Афганистане.

"Я сделал всего один снимок. Я не мог, я не хотел этого видеть. Щёлкнул затвор объектива и я тут же отвернулся."

На фото позируют душманы, которые стоят возле трупа советского солдата. Благодаря тому, что они не прятали своих лиц - афганскому поисковику, помощнику дяди Саши Лаврентьева в Афганистане - удалось через посредника найти непосредственного свидетеля расстрела Николая Филиппова, который за вознаграждение согласился помочь в эксгумации праха. К сожалению ситуация с пандемией и война, которая не прекращается в Афганистане - не даёт возможности осуществить нам задуманное.

По понятным причинам фото, которое сделал канадский журналист, мы не выкладываем в общий доступ. Это фото мы передали родственникам, при этом стоит сказать, что до последнего момента мы сомневались в том, стоит ли это делать. Какое эмоциональное воздействие оно произведёт. Как позже сказала Светлана Николаевна

"Мама бы такое не пережила..."


И вот мы сидим с родственниками Николая Филиппова. Светлана Николаевна рассказывает, как мама получила известие о том, что её сын пропал без вести в Афганистане. А ведь ещё несколько месяцев назад он служил в Москве на строительстве олимпийских объектов. Страна готовилась спешно к Олимпиаде 1980 года. И вдруг письмо из далёкого Афганистана, как в Великую Отечественную - "треугольник". Видимо в первые месяцы после ввода советских войск в Афганистан - конвертов просто не хватало, а опыт великой войны остался, поэтому командование вышло из этого затруднения и разрешило отправлять письма домой по-старинке "треугольником".

Николай Филиппов, "племяш", названный в честь своего пропавшего в Афганистане дядьки, признаётся, что всегда гордился дядей и никогда не допускал мысли, что он мог быть трусом. Он знал, верил, что его дядя герой. Он говорит о нём, и с трудом сдерживает эмоции.


Дядя Саша потом, когда с родственниками помянули солдата Николая Филиппова", шепнул мне на ухо, что вот уже который раз приносит печальную весть родственникам, пропавших без вести в Афганистане, но каждый раз - это испытание для него. Держится за сердце украдкой. Глаза увлажнились. Да я сам еле держусь. Мне надо снимать, записывать, а руки трясутся.


Интервью взяли. Родственникам документы передали. И вдруг они нам сообщают, что ветераны - афганцы города Миасса настояли на том, чтобы дописать на памятной доске имя Николая Филиппова, как погибшего при исполнении интернационального долга. И мы поехали туда.

Нескладно немного выглядит, не по порядку надпись, не в хронологии девятилетней войны...


Газ шумит, пролетая по трубам, не давая ветру потушить вечный огонь. Родина - мать плачет, застыв высеченная из камня. Здесь память о всех погибших в Великую Отечественную миассцах, и о тех, кто погиб позже...



Склони голову прохожий!


Как-то растревожились все, как-то по-особенному стали звучать детали. Светлана Николаевна вспомнила, как люди в штатском ночью приходя, бесцеремонно искали Колю, думая, что он из Афганистана вернулся.

"Но почему именно ночью? У меня маленький Колька, а они чуть не ногой в дверь стучат. Что мы... мы же спим и не можем подбежать и тут же открыть. Страшно это! И так до 1989 года..."


Им звонили из Военкомата за несколько дней до нашего приезда и просили, чтобы Филипповы сообщили, когда мы приедем с бумагами. Они хотели тоже прийти. Но Светлана Николаевна не стала их уведомлять о времени нашего приезда. И это хорошо. Иначе бы не получилось той самой душевности, когда любой неопрометчивый официальный шаг может погубить то самое таинство, в котором мы все находились.

Хотя, стоило бы задать вопрос военкоматовским, а не пора ли писать наградные листы, представляя погибшего солдата Николая Филиппова к ордену посмертно? Солдат остался верен воинской присяге и погиб при исполнении служебного долга на войне!


Река Миасс. Здесь Коля купался. Знаете, он очень любил рыбалку. 
Мама сидела на скамеечке, вот там, у дома и ждала. 
Сюда одна дорога. Вот она туда и смотрела.


Их дом, из которого ушёл навсегда Николай, стоит на самом берегу. Тихо и как-то по-уральски уютно подпирают реку горы. Лед сковал воду, но подо льдом течёт стремительно время, навевая философские размышления. Вот и закрыта ещё одна страница. Ещё одна история пробежала подо льдом. Услышит ли жизнь бурлящую правду нашей войны?

P.S. Мы вчера вернулись из города Миасса Челябинской области, где встретились с родственниками пропавшего без вести в Афганистане Николая Филиппова. Мы передали им заключение судебной медицинской экспертизы, что позволяет им наконец узнать правду. Николай Филиппов погиб, он был расстрелян в плену. Видео отчёт будет представлен по готовности..





 
Американские спецслужбы против советской 40 Армии в Афганистане
 
 
ЭНДРЮ (Андрюс) ЭЙВА, Andrew EIVA, капитан армии, спецназ США, военный советник, участвовавший в организации и проведении специальных операций в период войны в Афганистане. Присутствовал в Афганистане в качестве инструктора групп моджахедов, где следил за советскими военнопленными и дезертирами, при этом запрещая моджахедам приводить в исполнение смертную казнь. Под его надзором находилось как минимум 313 человек, которых Эйва пытался всяческими мерами переубедить перейти на сторону моджахедов или покинуть страну. Совместно с Буковским участвовал в пропагандистской компании в душманской среде, выступая с призывами к воинам ислама не убивать, попавших в их плен советских солдат, сохранив, таким образом, жизнь нескольким пленным.


 
 
Если бы не Eiva, ЦРУ продолжило бы нерешительные усилия по снабжению, обрекая афганское сопротивление до кровавого провала. Именно Эйва побудил Конгресс США и соответствующие комитеты начать задавать вопросы о том, что происходит с афганским оружием. Эйва прямо обвинил ЦРУ в том, что оно хочет затянуть войну в Афганистане, а не выиграть ее, что ЦРУ горячо, хотя и неубедительно, отрицает.

С принятием двух законопроектов обе палаты Конгресса США постановили, что недостаточно предоставить афганскому Сопротивлению достаточно оружия, чтобы сражаться и погибать; теперь было необходимо снабдить их достаточным количеством оружия, чтобы победить Советский Союз.


ЭНДРЮ (Андрюс) ЭЙВА, Andrew EIVA офицер армии США, военный советник, участвовавший в организации и проведению специальных операций в период войны в Афганистане. Стоит с двумя нашими военнопленными М. Язкулиевым и Ю. Поварницыным. Впоследствии их вывезут в Швейцарию.
 
 
 
На фотографии ЭНДРЮ (Андрюс) ЭЙВА, Andrew EIVA офицер армии США, военный советник, участвовавший в организации и проведению специальных операций в период войны в Афганистане. Стоит с двумя нашими военнопленными М. Язкулиевым и Ю. Поварницыным. Впоследствии их вывезут в Швейцарию.
 
 

Наши военнопленные Ю. Поварницын., В. Диденко. Впоследствии их вывезут в Швейцарию.


 

Журналисты западный СМИ. Момент передачи советских военнопленных Красному кресту.
 

К 1984 году в Афганистане впрямую или косвенно против 40 Армии Советского Союза воевало значительная часть стран Запада и Востока.

P.S. Работая над проектом "Афган, пропавшие без вести" мы буквально впрыгиваем в последний вагон, проходящего поезда истории, чтобы успеть узнать всё, что происходило за кулисами афганской войны. Умирают ветераны, умирают очевидцы событий, уходят из жизни родственники пропавших без вести военнослужащих советской армии. С развитием коммуникаций возникли новые возможности в поиске. Только бы успеть!
 
 
 
 
 
 Советские пленные и провокатор в пакистанской тюрьме

Андрюс Линас Казимерас Эйтавичюс, по американскому паспорту Эндрю Эйва - американский военный литовского происхождения, капитан Сил специальных операций Армии США, в годы Афганской войны являвшийся инструктором моджахедов и добивавшийся поставки тяжёлого вооружения афганским боевикам. Во время Перестройки являлся консультантом департамента охраны края ВС Литвы по вопросам обучения партизанской войне.

Эйва лично знает командиров моджахедов и осуществлял финансовую помощь, в том числе помощь в создании «Радио Свободный Афганистан». Существует отчёт Эйвы касающийся таинственного заключения его за решетку пакистанской тюрьмы. Из пояснений Эндрюса Эйва следует, что он «провел два месяца в тюрьме в Пакистане из-за путаницы со стороны Пакистанских властей». Так уж вышло, что в тюрьме также содержались советские солдаты, захваченные в Афганистане. Со слов Эйвы он попытался привить советским солдатам антисоветские настроения, убеждая их не возвращаться на Родину. Особое внимание он уделял литовскому военнопленному Римасу Бурбе, но Бурба этого не сделал. Он предпочёл возвращение на Родину и с помощью Швейцарского Красного Креста через два года вернулся в Литву. 

Бурбас Римаз Викторович, дата возвращения в СССР 21.11.1984, проживал Литовская ССР, г. Друскийнинкай, ул. Ляшкова д. 3.

В период войны в Афганистане Международный комитет Красного Креста сумел договориться с моджахедами о передаче им пленных советских солдат. Два года интернированные военнослужащие провели в Швейцарии.  index.php?option=com_content&view=article&id=111&catid=13#materialy-45

 

Во втором отчете уточняется, что во время одной из поездок Эйвы в этот регион в 1982 г. «он якобы попал под арест в Пешаваре и провел 78 дней в местной тюрьме». Эйва публично объясняет своё заключение, помещая это слово в кавычки. Руководство ЦРУ выражало неудовлетворение вмешательством Эйвы в сферу его некомпетентности, а также выражали серьёзную "озабоченность пакистанские генералы по поводу его миссии", поскольку они (генералы) пытаются любыми способами скрыть тот факт, что огромная часть финансовой и военной помощи осуществляется со стороны США, и предназначена афганским контрреволюционерам, тем более власти Пакистана категорически отрицали и отрицают саму возможность присутствия советских пленных на территории Пакистана.

 

                                 Эндрю Эйва

Афганцы передали «группу советских военнопленных, в том числе самого Бурбу Римаса, представителям Международного Красного Креста, взяв с них обещание, что вся группа попросит статус политического беженца. Эти факторы, как говорится в отчете, «позволяют предположить, что цель тюремного заключения Эйвы было провокационным процессом вербовки советских военнопленных.

Источники: Тим Вайнер, «Отдача с поля битвы в Афганистане», журнал New York Times, 13 марта 1994 г., стр. 53. Цит.

Джон Прадос, «Заметки о тайной войне ЦРУ в Афганистане», Журнал американской истории 89 (2002), 471.

P.S. Из одиннадцати советских военнопленных, вывезенных из Пакистана в Швейцарию - восемь вернулись на Родину.








 

На службе ЦРУ
 

Мулла Маланг. Если говорить, у кого руки в крови, то об этом "человеке" даже этот термин не подходит. Его боялись соратники, брезговали им в ЦРУ, он наводил ужас на мирных жителей. Он любил убивать сам. Орудовал топориком. Когда в Афганистан вошли советские войска, муллу Маланга выпустили из тюрьмы по амнистии. Начальник контрразведки 2-го армейского корпуса Афганистана протестовал, но это не помогло, он сам чуть не занял место в тюрьме. И вот Маланг на свободе. С этого момента мулла Маланг почувствовал в себе силы. Он сам устраивал суд, в котором сам был судья и палач. Только за первое время он зарубил порядка четырёхсот членов НДПА. Через его суд прошли многие советские военнопленные.
 
 


Мулла Маланг родился в 1957 году в провинции Бадгис. Он был упорным борцом против Советского Союза. Мулла Маланг (он же Салех Мухаммед) был особым другом ЦРУ, тесно связанным с американской нефтяной компанией UniCoal. Мулла Маланг, имеющий огромный авторитет в восточных афганских провинциях Урзган, Забул-Фарах, Забуль и Кандагар, оставался тесно связанным с ЦРУ. Он часто ездил в Соединенные Штаты за счет UniCoal.
Впоследствии, после вывода советских войск из Афганистана Карзай проигнорировал муллу Маланга и предложил губернаторство Кандагара Гаджи Гюлю Ага Ширази и пообещал совет по национальной безопасности "сильному полководцу" мулле Малангу, который отказался принять пост. Его влияние исчезло.




Ныне Муллы Маланга среди живых на этом свете нет. Преставился Аллаху с докладом о земных делах два года назад. Попробуем найти его родственников. А вдруг оставил документы советских военнопленных кому-то из них. Поговаривают, документы он не уничтожал, как многие полевые командиры, и не все документы передавал в ЦРУ.

Примечательно, что Мулла Маланг выходил на наши спецслужбы с предложением выкупить видео-фото документы, которые подтверждали его зверства. Ему грозил международный трибунал. Последние годы он жил в Дубае. Сведений о его насильственной смерти отсутствуют.


P.S. Есть человек, который лично с ним встречался. Если он пожелает в открытом доступе описать эту встречу - это будет познавательно в аспекте поиска пропавших без вести.
 
 

Некоторые сведения о советских военнопленных, которые перешли на сторону моджахедов 

 Две судьбы


Сергей Бусов - один из пропавших без вести в Афганистане поделился перед смертью тем, что держал в тайниках своей памяти.
Сергей Бусов большую часть жизни перед смертью проживал в Торонто (Канада), куда был вывезен из Пакистана благодаря усилиям активной антисоветчицы Людмилы Торн.

  

 

Сергей Бусов:


"Сначала нас зверски избили, отобрали форму и обувь, - пишет Сергей Бусов. - Бородатые басмачи подходили к нам и с любопытством разглядывали. Развлекались тем, что били ногами, тыкали стволами автоматов и кололи кинжалами. Велели одеться в афганские рубашки и штаны из хлопчатобумажной ткани. Несколько дней держали в кандалах и без света на дне какой-то пещеры. Особенно страшным было первое утро в неволе. Основной вопрос, который задавали душманы: стреляли ли вы в моджахедов и сколько убили? Никакие военные тайны их не интересовали. Не узнали даже наши имена, Анатолия не убили сразу, так как он служил в строительных войсках, значит, на его счету нет жертв. Но мучения продолжились... Регулярно избивали до крови... Кормили через день отходами, тухлой телятиной и заплесневелым хлебом. Еду бросали прямо на землю. Иногда эти изверги устраивали пытки - надевали петлю на шею человеку, а конец веревки привязывали к заломленной за спину ноге. Человек начинал задыхаться, а они смеялись. Периодически выводили нас на работу в каменоломню и разгрузку боеприпасов. Позже начали требовать принять ислам и заучивать наизусть суры из Корана. За малейшее неповиновение избивали плетьми со свинцовыми наконечниками. С теми, кто соглашался, обращались намного лучше. В итоге я принял другую веру, а Толик, похоже, нет..." (Речь идёт об Анатолии Захарове, авт. ремарка).

  

Сергей Бусов


А до этого было вот такое интервью, которое дал Сергей Бусов на радио Свобода:

На нашем календаре сегодня год 1984-й. Мирным его можно назвать, только если забыть сражающийся Афганистан.

Диктор (Виктория Семенова): Говорит Радио Свобода. В эфире очередная передача из серии "Сражающийся Афганистан". Передаем микрофон нашему сотруднику Франческо Сартори недавно вернувшемуся из пакистанского города Пешавара, в окрестностях которого сосредоточено несколько сот тысяч афганских беженцев.

Франческо Сартори: Судьба беженцев - одна из самых трагических сторон войны в Афганистане. Среди беженцев есть люди всех возрастов, представители всех социальных слоев, всех профессий. Люди с разным образованием. Я встретил безграмотных людей и высококвалифицированных специалистов, крестьян, ремесленников и бывших правительственных чиновников. И у каждого из них жуткая история бедствий, мучений, пыток, скитаний по тюрьмам до того момента, когда им удалось вырваться из адской машины войны, навязанной Афганистану советской агрессией и найти убежище в Пешаваре. Среди беженцев много пожилых людей. Значительная же часть молодежи ушла к моджахедам, сражается с оружием в руках против советских оккупантов. Сколько беженцев? В районе Пешавара их, несомненно, несколько сотен тысяч. Я посетил крупнейший из беженских лагерей, расположенный под городом Мардан, примерно в 120 километрах от центра провинции. В нем нашло приют около 200 000 человек. Это, говорят, самый большой беженский лагерь в мире. Но, в общей сложности, афганских беженцев в Пакистане не менее трех миллионов человек. Они живут в пограничной полосе от Пешавара до города Кветты на юго-западе страны. Еще миллион афганцев искало убежище в Иране, но там режим Хомейни им не помогает. Они должны сами устроиться, поэтому многие из них покидают Иран и перебираются в Пакистан. 15 мая в Пакистан прибыл с официальным визитом вице-президент США Джордж Буш. Вместе с пакистанским президентом Зия Уль Хаком он посетил лагерь Насрибах, находящийся недалеко от Пешавара. Джордж Буш обратился к беженцам с речью, в которой он уверил афганский народ в моральной поддержке народа США и всего демократического мира.

Джордж Буш: Вы и ваш народ очень страдали. Вы проявили необыкновенное мужество и силу духа. Я выражаю вам мое личное восхищение, а также восхищение правительства и всего народа США. Вы заслужили восхищение всех свободных людей в мире.

Иван Толстой: Франческо Сартори, напомню, это радиопсевдоним нашего сотрудника Джованни Бенси, беседует с рядовым советской армии, перешедшим на сторону афганцев. Его зовут Сергей Бусов.

Сергей Бусов: Меня зовут Бусов Сергей. Родился я в 1964 году в поселке Рябинино Пермской области. После окончания 4-х классов мы с мамой переехали жить в город Пермь. В этом городе я окончил 8 классов и поступил в училище на специальность электросварщика. После окончания получил диплом электросварщика 4-го разряда и стал работать на заводе железобетонных конструкций. В 1982 году решил получить водительские права и 1 октября 1982 года от военкомата был зачислен в техническую школу ДОСААФ на курс водителя-механика БТР. Эту школу я окончил 1 марта 1983 года, а 2 апреля меня призвали в армию. В Перми у меня осталась мама Жилина Валентина Ивановна.

Франческо Сартори: По какому признаку посылаются советские военнослужащие в Афганистан, как вы попали туда?

Сергей Бусов: Трудно сказать, как подбирается призывник к Афганистану. Со мной и с мамой за два месяца до призыва беседовал военком подполковник Гриб. Он интересовался моим здоровьем, как дела на работе, помогаю ли я маме. После нашей беседы он написал в моем деле карандашом цифру 280. Эта цифра у всех была, кто ехал со мной в Афганистан. Эта цифра обозначает номер команды.

Франческо Сартори: Проходили ли вы особую подготовку в Советском Союзе к войне в условиях такой горной страны, как Афганистан?

Сергей Бусов: До того, как я попал в Афганистан, я прослужил в Союзе два с половиной месяца на полигоне учебной части города Иолотани в Туркменской ССР. На этом полигоне я повысил свое мастерство по вождению БТР. Учили также и другим военным наукам. От действий и ведения огня в горных условиях до рукопашного боя. Была у нас и политическая подготовка, на которой нам рассказывали о бандитах, об их новейшем американском оружии, о наемниках и, конечно же, об американских империалистах, которые вмешиваются в дела Афганистана. Пройдя все это, нас, 38 человек, отправили в Афганистан. В СССР я слышал, что в Афганистане стало спокойнее. В газетах писали, что солдаты строят школы, дома, помогают в сельском хозяйстве. Так что никакой тревоги у меня не было, когда я ехал в Афганистан. Об истории этого края нам ничего не говорили. О народе же говорили, что он неграмотный, темный и забитый. Много говорили об Америке. Как она помогает бандитам оружием, деньгами. Говорили также о Пакистане. Мол, на его территории готовят банды американские инструктора. Шла речь и о наемниках.

Франческо Сартори: Эта картина положения в Афганистане, которую описывали вам советские офицеры и пропагандисты, соответствовала тому, что вы нашли в этой стране? Что вы можете сказать на основе собственного опыта?

Сергей Бусов: Все, что нам говорили офицеры, оказалось ложью. В Афганистане нет никаких наемников, нет повстанцев и новейшего оружия, кроме советского производства. Ни один американский доллар не ушел на подготовку банд, да еще и на территории Пакистана. Народ же оказался грамотным, умеет писать и читать, некоторые знают английский и русский языки. Я ни разу не видел построенные руками советских солдат школы или дома. Наоборот, я видел очень много разрушенных кишлаков и деревень.


Семейная фотография Сергея Бусова


По некоторым данным Сергей Бусов, чтобы выжить в плену был вынужден взять в руки оружие и участвовать в диверсиях против советских войск и в связи с этим не хотел возвращаться на Родину. История Сергея Бусова выводит мужество Анатолия Захарова, с которым он находился в плену, к эпитафии, которую мы все знаем с детства "имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен!".

Сергей Бусов спасся и рассказал о своей судьбе - от него мы узнали о смерти в плену Анатолия Захарова.

 

АНАТОЛИЙ ЗАХАРОВ


Трускляйская школа носит имя Анатолия Захарова. Земляку-герою там посвящена специальная экспозиция.

 

Предлагаем читателю любопытные комментарии, которые были реакцией на предложенную тему между режиссёром, автором проекта "Афган, без вести пропавшие и Анатолием Владимировичем, пожелавшим сохранить своё инкогнито:

 

Анатолий Владимирович

Запоздали - Сергей Бусов-Рахматулло умер пару лет назад в Торонто. По прибытии с помощью Людмилы Торн в ноябре 86-го года в Канаду,через год получил гражданство. Выучил английский. Работал дальнобойщиком, изъездил всё США и Канаду вдоль и поперёк. Имел свой дом и джип. Окончил колледж, занимался каратэ - чёрный пояс. От ностальгии по совку - запил. Всё на свете пропил. Оказался на улице, бомжевал. Через благотворительную организацию ему было предоставлено жильё, питание, лечение бесплатно и пособие около 400 долларов. Подрабатывал грузчиком, развозил хлеб малоимущим. Мечтал вернуться в эРеФию, подавал прошения в посольство - ответа не получил. Вот у него бы надо было взять интервью - Бусов многое бы мог рассказать. Кстати, убежал из части от дедовщины - его зачморили. Моджахеды увидели в нём человека, а не чмыря. Стал отчаянным русским моджахедом, командиром группы у Абдул Кадира.

 

Евгений Барханов

Анатолий Владимирович, Да, читал его последние письма, которые он писал Александру Лаврентьеву. Жизнь прожить не поле перейти...

Кстати, надо опубликовать письма. Спрошу разрешения Александра Владимировича.

 

Анатолий Владимирович

Евгений Барханов, давай-давай. У кого спросить разрешение - автор писем мёртв. Я с Сергеем несколько лет переписывался - он мне многое рассказал и фотки посылал. Но я переписку удалял и фотки тоже по его просьбе - он очень боялся КГБ, хотя я ему писал, что у таких как он была амнистия в 89-ом году и КГБ тоже давно нет. Мать к нему приезжала в Торонто в 90-х. Сам он наотрез отказался съездить в Россию - из за боязни чекистов. Хотя и не такие головорезы вернулись на родину после развала СССР и ничего им не было - Выродов, Могильников, Варваров, Вылку и т.д. и .т.п.

 

Анатолий Владимирович

Евгений Барханов, давай отдельную статью про Бусова-Рахматулло. Может, ребята из 271 оисб кто с ним служил откликнутся или наши бывшие советские моджахеды из зарубежа. Их же там порядка 30 за бугром, а то и больше.

 

Анатолий Владимирович

Евгений Барханов, есть ещё один интересный случай Сигляр Юрий Викторович младший сержант. 1966 г.р. - полковой чмырь 122 МСП, несколько раз убегал в горы, последний раз навсегда. Сослуживцы писали, что его отрезанную голову подбросили на один из постов. В сети утверждается, что он был руководителем восстания под Пешаваром в феврале 1986 года. Может, это одно из двух восстаний, кроме Бадабера, о которых стало известно?..

 

Евгений Барханов

Анатолий Владимирович, Пожалуй пора написать о том, что стало известно нам благодаря контактам с Гульбеддином Хекматияром. Естественно без указания точной географии событий.

 

Анатолий Владимирович

Евгений Барханов, а сам Хекматияр что сказал о советских моджахедах воевавших у него? Куда они все подевались? Известно только про Николая Выродова-Насратулло, что убит. В последних числах декабря 2006 года жена Насратуллы сообщила в полицию о смерти мужа. Труп был отправлен в Кабул, в госпиталь судебной медицины (Теби Адлия) для проведения экспертизы и установления причин смерти. Через 4 дня труп был возвращен в Пули Хумри. В первых числах января Насратуллу похоронили в городе Пули Хумри (провинция Баглан) на кладбище в районе Кули Касаби (кладбище находится на горе с левой стороны от дороги в направлении Кабула). На похоронах присутствовало до 40 человек. Мулла Сират, председатель провинциального комитета, прочитал молитву перед погребением Насратуллы.

В полиции существует две версии произошедшего.

1). Существуют подозрения в отношении жены Насратуллы: они часто ругались и отношения между ними за последний год очень испортились. Насратулла много пил и семья, фактически, находилась на грани бедности.

В день смерти, по прибытию полиции после вызова жены, на столике у кровати Насратуллы был обнаружен стакан с мутной жидкостью. Содержимое стакана было отправлено в Кабул, но из-за отсутствия технических возможностей экспертизу жидкости сделать не удалось.

2). Насратулла мог быть убит из-за денег: во время правления Талибов ему, как и двум другим советским военнопленным, принявшим ислам, были подарены дома. Однако после падения Талибов люди генерала Халиля забирают дом Насратуллы для своих нужд. В конце 2005 года ему, каким-то образом (?), удается получить дом обратно. В прошлом году Насратулла дом продает за $48 тыс. и покупает себе жилье за $36 тыс. Судьба оставшихся денег не известна, хотя жена утверждает, что они ушли на дачу взяток для получения документов и оформления права собственности.

 

Анатолий Владимирович

У Cлужбы безопасности (NSD) существует еще одна версия убийства: Насратулла был знаком с людьми, которые занимались торговлей лазуритами. Два месяца назад он принес в NSD кусок камня, очень похожего на лазурит и сказал, что попросил своих друзей найти настоящие лазуриты. Больше эта тема не обсуждалась. NSD считает, что Насратулла мог каким-то образом быть втянут в более серьезные отношения и пострадать из-за этого.

Полицией арестовано три человека: жена Насратуллы, ее мать и Насир, полицейский из района Тала ва Барфак провинции Баглан (якобы у него были близкие отношения с женой Насратуллы).

Важную роль в расследовании причин смерти может сыграть заключение госпиталя в Кабуле. Однако, официального заключения из госпиталя в полицию провинции Баглан не поступило.

 

Анатолий Владимирович

Евгений Барханов, публикуйте всё, что известно. Кому это надо - информация очень нужна.

 

Первые впечатления Евгения Барханова, вызванные переговорами с Гульбеддином Хекматияром, лидером "Хезб-е-ислами"

 

 

 
То, что мы встретились и пообщались - это уже событие из ряда вон, а то, что он дал интервью - чудо! Соглашусь, забегая вперёд с теми, кто скажет о том, что у него по локоть руки в советской крови. Да. Это так. Но наша цель, используя дипломатию, выяснить у него судьбу наших военнопленных и мы, как бы это не казалось кому кощунством, на встрече обменялись с ним рукопожатием. Почему? Нет сейчас человека более осведомлённого о судьбах пропавших без вести в Афганистане. Нет!

 

 

Гульбеддин Хекматияр - справка.

В годы советского присутствия пользовался особым покровительством США как лидер афганских моджахедов. За десять лет противостояния правительство США через пакистанскую разведку израсходовало на поддержку его повстанческого движения более 600 миллионов долларов. Кроме этого существенную помощь Хекматияру оказывала Саудовская Аравия.


Он единственный из центральных руководителей афганской оппозиции до сих пор живой. Почему? Потому, что: хитёр, жесток и непредсказуем. Моё личное впечатление далеко разнится от того, что я себе надумывал до интервью. Он был спокоен, уверен в себе, ни одного лишнего движения. Я ловил себя на мысли, что рушится мои представления о нём, как о психически ненормальном человеке.

Мало того, во время интервью моё воспоминание выкинуло отрывок из воспоминаний одного из значимых фигур контрразведки:

 


Пришёл из Пакистана агент доложить о выполнении задания "о подготовке к ликвидации Гульбеддина Хекматияра". Я доложил наверх. Агент жил в гостинице Кабула, ожидая решения. Через три дня меня вызвали в центр, передали малую часть денег агенту и приказ о прекращении операции. Спустя несколько лет я узнал о причине отказа от ликвидации Гульбеддина Хекматияра.

 


Хекматияр был непримиримый и прямолинейный. Он со многими моджахедами враждовал. При его ликвидации на его место мог прийти новый лидер, который бы смог договориться с другими партиями и сообща навалиться на режим Наджиба. Он нужен был живым, чтобы рассеивать удары других моджахедов.


И вот я в его резиденции. Меня очень тщательно обыскивают, очень! Заставляют показать, как работает техника и продемонстрировать все её функции. Я помню, как "журналисты" убили Масуда, а впоследствии Раббани. Смертельный трюк: объятие с гостем, у которого под чалмой взрывное устройство. Даже представить себе такой изуверский способ убийства страшно.

Высказавшись нам о советской агрессии и о её последствиях, Хекматияр неожиданно соглашается нам помочь. Благодаря этому, мы теперь близки к тому, чтобы доподлинно узнать ещё о двух неуспешных восстаниях советских военнопленных в лагерях Исламской партии Афганистана, и это помимо широко известного восстания в крепости Бадабер! Теперь мы знаем обстоятельства и место событий. Это очень важно!

Немного терпения и везения. У нас в руках возможная разгадка судеб по крайней мере 21 советского военнослужащего, которые погибли в плену. Их имена пока неизвестны.



 

Гульбеддин Хекматияр. Интервью о советских военнопленных. Без купюр

 


Запись беседы члена Межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Александра Лаврентьева с лидером Исламской партии Афганистана Гульбеддином Хекматияром. Для справки: Гульбеддин Хекматияр род. 26 июня 1947 года, по другим данным — в 1944 году) — афганский полевой командир, премьер-министр Афганистана (в 1993—1994 годах и 1996 году), лидер Исламской партии Афганистана. В 2003 году объявлен США террористом, внесён в чёрный список ООН. Возвращение Хекматияра в Кабул стало возможным после того как ООН по просьбе афганского правительства сняла с него санкции.
Хекматияр - одна из самых противоречивых фигур в афганском обществе. Он получил известность в 1980-е годы во время войны с советской армией, введенной в Афганистан для поддержки ставленника Москвы Бабрака Кармаля. Хекматияр возглавлял одну из крупнейших по численности группировок моджахедов, которая вела активные боевые действия против советской армии и афганских правительственных сил.

Расшифровка беседы

Лаврентьев

Да, в то время было сделано очень много ошибок и в результате большого количества ошибок Советского Союза больше нет. И я думаю, что Афганистан, события в Афганистане были одной из причин распада Советского Союза. Я хотел бы вернуться вновь к теме советских военнопленных. Мы знаем, что часть пленных, которые остались живы, приняли ислам и остались жить в Афганистане. Я хорошо знаком с двумя такими, которые живут в Кундузе, один - в Чагчаране. Мы никого насильно домой не забирали. Кто хотел, мы помогли вернуться домой. Но мы знаем, что некоторые пленные, которые остались живы, не имели возможности связаться с родными, связаться с властями российскими и вот сейчас мы хотим, если такие люди еще есть, найти их, поговорить, сообщить родным, что они живы. Знаете ли вы сейчас советских военнопленных, которые живут в Афганистане или в Пакистане?

Хекматияр

Да… Вы спрашиваете, которые в плену или свободно живут?

Лаврентьев

Все, и те, и другие.

Хекматияр

Вы должны меня спрашивать конкретно, чтобы я мог вам точно ответить. Большинство пленных мы взяли в Хинжане. Командир там был Суфи Поянда. Он погиб. Брали в плен в Кандагаре, Кундузе, Баглане и даже здесь в районе Чарди в Кабуле, в трех километрах отсюда. Я с ними встречался, их привезли в Пакистан в Пешавар. Если хотите, я спрошу об этом точную информацию?

Лаврентьев

Именно это я и хочу!

Хекматияр

Я кому-то поручу это дело, чтобы он это сделал.

Лаврентьев

Я занимаюсь поисками очень много лет. И меня много людей знают и в Афганистане, и в России. И совсем недавно мне передали фотографию человека, который вроде бы живет под Пешаваром в лагере Шамшату.

Хекматияр

Я уточню это.

Лаврентьев (передает фотографию)

Он (указывая на фото) на ней молодой человек.
И нам передали, что в лагере Шамшату есть еще несколько бывших советских солдат.

Хекматияр

О лагере Шамшату очень много разговоров было. И сейчас, и во время присутствия советских войск. Во время борьбы против советских войск Шамшату был основным центром борьбы и сейчас американцы обвиняют нас в том, что в Шамшату готовятся воины против них. Тот россиянин или советский военнопленный, который остался в Шамшату, навряд ли вернется обратно в Россию.

Лаврентьев

Мы не хотим уговаривать их вернуться в Россию.

Хекматияр

Если они там есть, они там свободно ходят.

Лаврентьев

Мы хотели бы всего лишь встретиться, поговорить с ними.

Хекматияр

По отношению этого солдата я сегодня узнаю. Я сейчас поручу кому-то. Скажите, как его имя?

Лаврентьев

Мы знаем только русское имя.

Хекматияр

Хорошо. Давайте… пишите на английском, пожалуйста.

Лаврентьев

Мы, если вдруг этот человек найдется, мы можем вылететь в Пешавар. Мы понимаем, что в лагерь нас никто не пустит.

Хекматияр

Мы вызовем его сюда, привезем сюда, не надо вам ехать туда. Очень легко. Сегодня я уточню, по этому имени, другому, сегодня я информацию получу.

Лаврентьев

На фотографии мы написали имя русского пленного и на английском языке, и на русском.

Хекматияр

Нет проблем. Я знаю немного русские буквы.

Лаврентьев

Если это тот человек, о котором мы думаем, он был летчиком, его сбили в районе Тора-Бора.

Хекматияр

Один из летчиков, которого сбили в Хосте, был задержан. После того, как его освободили, он поехал в Союз, а когда комиссия прилетела в Пакистан, он с ними тоже был - со мной встретился и поблагодарил меня.

Лаврентьев

Его звали Александр Руцкой.

Хекматияр

Да, именно так. Руцкой.

Лаврентьев

Если это тот человек, то у него есть дочь, которая никогда не видела отца. Ей было всего три месяца, когда отец ушел в Афганистан.

Хекматияр

Если даст Бог, я постараюсь помочь с информацией вам.

Лаврентьев

Мы понимаем, что большинство из пропавших без вести, они погибли. Просто не нашли тело… поэтому мы ищем места, где они похоронены. Только вчера мы вернулись из Бамиана, где командир Дадук помог нам найти могилу. И мы надеемся, что сегодня губернатор провинции Бамиан поможет нам решить вопрос с тем, чтобы забрать останки домой. Он мусульманин, две сестры его очень просили меня найти, похоронить рядом с родителями. И поэтому следующий вопрос, могут ли ваши люди тоже помочь в поисках мест захоронений?

Хекматияр

Я в каждой деревне буду спрашивать, узнавать, что в этой деревне кого-то убили, и, если убили, где похоронили, чтобы уточнить. Если вы нам дадите такую информацию, где, сколько пропало солдат, - это будет для нас большая помощь. Я помню, в Кунаре мне дали информацию, что там задержали одного советского военнослужащего с собакой. Нам необходимы такие сведения, где именно задержаны и как (пропали без вести, обстоятельства).

Лаврентьев

У нас есть такие списки. У меня даже есть на дари такие списки.

Хекматияр

Это очень хорошо.

Лаврентьев

Но переводчик (у нас) был русский. Там могут быть небольшие неточности.

Хекматияр

Нам важно, где именно задержаны, место. Чтобы мы оттуда начали спрашивать, в каком месте он задержан и что с ним сделали и потом уже можно искать, где именно место расположения. Они по имени не знают, знают, что здесь был задержан советский военнослужащий.

Лаврентьев

Я обязательно передам эти списки. Наш переводчик Дадулла – он не только переводчик, он - мой помощник в течение очень многих лет. Я бы хотел, чтобы через него контакты наши осуществлялись. И тем более, нам нужен постоянный контакт, раз вы согласились нам помочь, за что большое спасибо.

Хекматияр

Спасибо. Все, что я смогу, я сделаю.

Лаврентьев

Я уже сам далеко не молодой человек и давно понял, что с теми, кто давно живет, с ними проще находить общий язык, даже, если он когда-то друг в друга стреляли. Много лет назад мы беседовали с хаджи Дин Мохаммадом (член Высшего совета мира Афганистана). Он сказал нам, вы мне не рассказывайте про горе человеческое, я хоронил сына, я хоронил брата, я знаю, что это такое. Я очень благодарен Вам, господин Хекматияр, за то, что Вы согласились нам помочь. Я хотел бы добавить, что наша комиссия не занимается политикой.

Хекматияр

Афганистан – сам по себе это политика.

Лаврентьев

Но мы регулярно докладываем о работе Президенту Российской Федерации. А руководит комиссией генерал Валерий Востротин, который штурмовал дворец Таджбек. Я хотел бы в заключение сказать, если Вы согласились нам помочь, нам нужен постоянный контакт, с кем будет работать наш уважаемый Дадулла?

Хекматьяр

Это мой сын. Он не только по этому человеку может узнать, но и вообще в Пакистане он узнает, что, кто там находится из бывших пленных. С сегодняшнего будет узнавать.

Лаврентьев

И еще нам сказали, что был еще большой лагерь в районе Парачинар?

Хекматияр

Да.

Лаврентьев

Посольство России нам всегда помогает в работе. Здесь присутствует наш уважаемый Вячеслав Некрасов.

Лаврентьев

Огромное вам спасибо. Теперь переходим к политической части, совсем к политической.

Хекматияр

Спасибо.
 

Они бежали из Афганского плена. Неизвестная страница подвига

Как известно, лидер Исламской партии Афганистана во время присутствия в Афганистане Ограниченного контингента советских войск призвал своих сторонников не брать русских в плен, а уничтожать их на месте. До сегодняшнего дня было неизвестно, чем был вызван такой жёсткий призыв. Спустя десятилетия по-восточному не спешно до нас стала доходить информация. Однако, когда мы шли на встречу с Гульбеддином Хекматьяром, мы на чудо не рассчитывали, разве на его откровение, которое станет новой отправной точкой поиска могил пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане. Забегая вперёд скажу, что именно этого откровения мы добились. Хабиб-ур-Рахман Хекматьяр (сын лидера Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматьяра), получив от отца просьбу помочь нашим поискам, действительно выполнил просьбу отца.



Переговоры Лаврентьева А.В. с лидером Исламской партии Афганистана Гульбеддином Хекматьяром


Из письма Хабиб-ур-Рахмана Хекматьяра (сына лидера Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматьяра) Лаврентьеву Александру Владимировичу

Уважаемый Александр!

В лагере ИПА в районе пакистанского города Парачинара недалеко от афганской провинции Хост содержались 6 или 7 советских военнопленных.

Они были захвачены в разное время в разных районах Афганистана. В 1986 году Г.Хекматияр посетил этот центр. Когда он увидел этих солдат, то приказал сделать для них спортивную площадку для игры в футбол или волейбол, разрешил выходить играть. Он также дал указание приводить к ним доктора и дал разрешение раз в день собираться вместе для общения. Его указания были выполнены.

 

В один из дней, когда в лагере находилось очень мало моджахедов, - фактически оставалась только немногочисленная охрана – эти солдаты сбежали всей группой. Они пересекли границу, но не сумели добраться до постов афганской армии, а были захвачены отрядом командира Парри из Национального исламского фронта Саида Гейлани. Этот отряд хотел заключить сделку с правительством Наджибуллы и вел секретные переговоры об этом. Спустя 1-2 часа после захвата сюда подошла группа преследования из Парачинара, которая хотела забрать пленных. Однако Парри отказался отдавать и дело чуть не дошло до перестрелки. Все-таки состоялись переговоры и было решено не отдавать солдат, а расстрелять их, потому что за несколько дней до этого в районе Хоста во время воздушного удара советской авиации погибла новобрачная и вся семья ее мужа. Трупы были брошены на месте и найти захоронение не представляется возможным, так как в этом районе под названием (*****) сейчас жилая застройка.

Что касается имен, то я изо всех сил старался найти их, но не смог, потому что наша Партия не вела письменных записей о таких случаях, и нам было приказано не показывать их СМИ, пакистанским или другим официальным лицам. Даже если в отдельных случаях в каких-то целях записи и делались, документы пропали во время правления талибов. Кроме того, многие командиры и рядовые моджахеды, которые действовали в эти годы, погибли, поэтому точной информации о пленных нет.

Искренне Ваш

Хабиб-ур-рахман Хекматьяр



Хабиб-ур-рахман Хекматьяр справа

  

  Лидер Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматьяр








Кандагар 1988 год. Советский солдат Поттаханов Абдулазиз Абдусаматович интервью перед обменом.

  


Колонна под Кандагаром попала под сильный обстрел. Узбек Поттаханов Абдулазиз Абдусаматович попал в плен. За несколько дней до вывода бригады его удалось обменять на арестованных ранее авторитетных моджахедов. "Вам пишет одноклассник и однополчан Абдулсамат Абдулазизович, мы с ним прошли учебку в Термезе Учкызиле, после он попал Пули_Хумри а я Баграм, 1988 году 5 марта он попал в плен, По дороге на Шинданд при обстреле сожгли его машину и он Вырулил машину к обочине и при этом освободив дорогу, а потом из горящего кабины спрыгнул не успев взять автомат и машина взорвался, он попал к духам безсознательной состояние. Там жестоко избивали, повезло к концу мая приехал ихный главарь ТАЛИБЖОН, которого прадеды до революции жили в Фергане. Он пожалел его и решил обьменять. Награжден за боевые заслуги до плена и за отваги после . Он жив здоров трое детей, психика нарушена и это время не хочет вспоминать".




Поттаханов Абдулазиз Абдусаматович с другом



Поттаханов Абдулазиз Абдусаматович среди "воинов-афганцев", земляков

Тюрьмы моджахедов 1979 - 1990 гг. в Афганистане и Пакистане. Часть 1

 

Выдержки из аналитической статьи о "НАРУШЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ЭЛЕМЕНТАМИ АФГАНСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ" с авторскими дополнениями. Из этой статьи читателю будет легко представить, в каких условиях содержались советские военнопленные в местах заключения у некоторых партий моджахедов, принимавших участие в боевых действиях в Афганистане 1979-89 гг. против войсковых соединений 40 Армии и правительственных войск Республики Афганистан.

 


Передача советского военнопленного советской стороне 1991 г.

Международный комитет Красного Креста имеет доступ к некоторым заключенным, удерживаемым командирами внутри Афганистана, но ни МККК (Международный Красный крест), ни кто-либо еще не смог посетить заключенных, удерживаемых моджахедами непосредственно в тюрьмах в Пакистане и Афганистане, где, как сообщается, находятся тысячи заключённых и где применяют пытки. Об условиях содержания можно только догадываться и судить по обрывкам информации, которой мы располагаем.

 


Тюрьмы моджахедов

Все стороны сопротивления содержат тюрьмы либо в Пакистане, либо в Афганистане. Некоторые командиры моджахедов имеют тюрьмы и там, и там. Контроль над этими тюрьмами и процедурами содержания под стражей полностью находится в руках командира или той или иной партии моджахедов; обращение с заключенными варьируется в зависимости от практики отдельных командиров и партийных лидеров. Международные гуманитарные организации имеют доступ к некоторым тюрьмам в Афганистане и в агентствах племен, но не к тюрьмам в Пакистане. Никаких единых стандартов, регулирующих процедуры содержания под стражей, и очень мало гарантий против жестокого обращения и пыток. Даже местонахождение этих тюрем и центров содержания под стражей трудно подтвердить, как и количество задержанных. Следующие центры содержания под стражей, контролируемые партиями моджахедов, не считая нескольких небольших тюрем в частных домах в Юниверсити-Тауне и Джахангирабаде, включают:

1. Шамшату. (Хекматияр) Тюрьма расположена в 10-15 километрах к востоку от Пешавара, в лагере беженцев Шамшату. Сообщается, что это двухэтажная тюрьма, часть которой находится под землей. По некоторым данным, она находится за поликлиникой в ​​лагере. Сообщается, что пытки являются обычным делом, включая жестокие избиения и применение электрического тока. Сообщается, что в тюрьме есть отделение для женщин-заключенных.
2. Шамшату 2 (Халес)
Warsak Micini. Шагай, 25 км к северу от Пешавара. Она находится в военном лагере Хезбе-Ислами (Хекматияр) и может содержать 1200 заключенных.
3. Мохаммад Гарт. Провинция Кунар в Афганистане, на границе с Пакистаном (Хекматияр и Сайяф).
4. Багзай № 1. Хар Данд, агентство Куррам. (Хекматияр и Сайяф).
Джавар. Им управляет Джалалуддин Хаккани, командир, свободно связанный с Халесом, и расположен на территории Афганистана. По сообщениям, заключенных держат в цепях в темных, переполненных камерах, а пытки - это обычное дело.
5. Хунд Бакалавр. Спина Шега, недалеко от Тери Мангал, округ Куррам (Хекматияр).
6. Садда Шасу. (Сайяф), Агентство Куррам.
В Джаджи у различных групп есть тюрьмы, в том числе у некоторых арабских группировок Сайяф, Хекматияр и Раббани.
Неизвестно, сколько заключенных может содержаться в каждом из этих центров содержания под стражей, но оценки исчисляются сотнями. Asia Watch получила сообщения о ряде исчезновений афганских беженцев в Пакистане и Афганистане, некоторые из которых могут содержаться в этих тюрьмах. Как отмечалось выше, условия содержания под стражей зависят от отдельных командиров и не регулируются какими-либо едиными стандартами. По-видимому, широко используются удерживающие устройства, в том числе ножные кандалы. По словам американского журналиста, посетившего одно из таких мест, партизаны Хезбе-Ислами, захваченные силами Джамиат-и Ислами после резни в Фахаре, должны были носить их во время прогулок дважды в день. В другом случае из района Кандагар задержанные были в течение 24 часов в ожидании приговора содержали в ножных кандалах с скованными за спиной руками наручниками.

 


Судебная практика различается у разных командиров. В некоторых случаях солдаты афганского правительства, которые сдались или были захвачены в плен, содержались под стражей до тех пор, пока их не могли обменять на заключенных моджахедов. Судя по всему, цель суда состоит в том, чтобы определить, является ли захваченный солдат «непокорным коммунистом» или он может быть «обращен» в ислам и принят на службу к моджахедам. Один моджахед, руководитель места заключения из Джелалабадского района сказал Asia Watch, что в его фракции было принято держать заключенного на испытательном сроке до одного года. Он заявляет, что тех, кого не «принимает ислам», могут казнить.

 


В некоторых «освобожденных» зонах, где командиры установили контроль над районом и ввели минимальную администрацию, были созданы местные суды для рассмотрения уголовных и политических дел. Asia Watch получила информацию о процедурах судебного разбирательства, проводимых командирами Джамиат-е Ислами, которые, по всей видимости, пытаются обеспечить соблюдение единого правового кодекса среди командиров, связанные партийной принадлежностью. В этом отношении Наблюдательный совет Севера под руководством Ахмад Шаха Масуда уникален тем, что он имеет более развитую систему гражданского управления и правосудия, чем где-либо еще на контролируемой моджахедами территории в Афганистане.
По словам представителя «Джамиат-е Ислами», система Масуда признает как политические, так и общеуголовные преступления. Местная судебная система обычно занимается мелкими делами, но убийства и серьезные политические преступления рассматриваются центральным судьей, который является алимом. Организация также назначает судью для каждого района, выбранного из числа других улемов. Не все политические дела передаются в суд. В случае подозреваемых государственных агентов, включая женщин и детей, которые используются правительством в качестве агентов, организация берёт их под стражу.
Судебное разбирательство после резни в долине Фахар
После массового убийства командиров «Джамиат-е-Ислами» силами «Хизб-е-Ислами» в долине Фахар в августе 1989 года Масуд, как сообщается, захватил около 100 боевиков «Хезб-е-Ислами» и их командира Сайеда Джамала, который, как утверждается, был причастен к убийствам. Судебное расследование, проведенное магистратами в организации Масуда, как сообщается, потратило несколько недель на расследование дела. По словам следователей, Сайед Джамал признался в убийствах, но заявил, что действовал по приказу.
Дело против Сайеда Джамала было в конечном итоге разрешено судом молвисов, или религиозных ученых, в составе 43 членов, который приговорил его и его брата Эшана Мирзу, также командира Хезб-е-Ислами, его зятя Бабора Шаха и его заместитель Сайед Фахируддин к казни через повешение. Как сообщается, казнь была проведена на городской площади 24 декабря 1989 года. По словам инженера Эсхака, представителя Джамиат-э Ислами, «единственное, что могло их спасти, - это прощение со стороны семей жертв, но они не были не готовы прощать». Насколько известно Asia Watch, оставшиеся партизаны Хезб-е-Ислами, участвовавшие в резне, остаются под стражей.

 


Другой беженец рассказал Asia Watch о системе правосудия в районе, контролируемом Хезб-е-Ислами, недалеко от Джелалабада:
Если кто-то был пойман на преступлении, моджахеды определяют приговор. Если вы украдете, вас убьют. Есть муллы, которые сидят в качестве судей и их одобряют моджахеды. Если обнаруживается, что это люди ХАД (служба безопасности ДРА), их приговаривают к смертной казни. Если пленные переходят на их сторону, их отправляют в Пакистан.

Asia Watch стало известно об одном случае, когда в судебное разбирательство по делу моджахедов вмешивалась пакистанская разведка. Согласно источникам Asia Watch, был нанес серьезный ущерб работе местного суда, который имел юрисдикцию в отношении контролируемой моджахедами территории вокруг Кандагара. Поляризация, возникшая в результате краха шуры, подорвала доверие к суду, поскольку в то время считалось, что они сотрудничали с ISI (пакистанская разведка). С тех пор сформирован второй суд, который считается более легитимным. Он состоит из командира, который выполняет функции главного судьи, ряда других командиров, представителей районной администрации и главы шуры. По словам одного из кандагарских командиров. , каждая штаб-квартира моджахедов назначает маулви в качестве судебного органа, который основывает свои решения на шариате.

 


На протяжении всей войны беженцы, прибывающие в Пакистан, подвергались процессу проверки, чтобы определить их партийную принадлежность и убедиться, что они не были осведомителями ХАДа. Беженцы должны были быть связаны с одной из сторон, чтобы получить помощь от программы пакистанских беженцев. С момента первого крупного притока беженцев в 1979-80 гг. Пакистанские власти одобрили лишь ограниченное число сторон, в которых беженцы могли участвовать. Были запрещены так называемые «средние партии», такие как Афган Меллат, а также профессиональные ассоциации бывших государственных служащих из городов. После вывода советских войск из Афганистана беженцы, въезжающие в Пакистан, больше не регистрируются. Однако процесс проверки продолжается. Беженцы, прибывшие в Пакистан после вывода советских войск, также считаются подозрительными, поскольку они оставались внутри страны намного дольше, чем большинство других беженцев.
В процессе проверки беженцы классифицируются как «белые», что означает, что они не представляют угрозы безопасности и могут свободно перемещаться; "серый" означает, что они находятся под наблюдением до тех пор, пока за них не ручается одна из сторон; или «черный», что означает, что они считаются представляющими угрозу безопасности и содержатся под стражей без предъявления обвинения или суда в соответствии с разделом 40 Положения о пограничных преступлениях 1901 года (FCR), британского колониального закона, который применяется только в племенных агентствах. Сообщается, что количество «черных» случаев уменьшилось, но людей продолжают задерживать на основании классификации. Допросы проводятся Совместной допросной группой (JIT), в состав которой входят должностные лица Комиссии по делам афганских беженцев (CAR) и сотрудниками специального и разведывательного управления полиции, а иногда и ISI, когда дело считается серьезным. В случае дезертирства личного состава афганской армии в допросе может участвовать представитель пакистанской армии. Согласно источникам Asia Watch, до 50 процентов расследований JIT носят политический характер, и по крайней мере в одном случае, о котором стало известно Asia Watch, в котором принимала участие ISI, допрос включал пытки.
В некоторых случаях, особенно в случаях с повышенным уровнем безопасности, заместитель генерального инспектора полиции, как сообщается, обходил этот процесс и полагался исключительно на лидеров партии моджахедов для выявления подозреваемых агентов ХАДа или бывших высокопоставленных афганских правительственных чиновников. В других случаях беженцы, которые были классифицированы как «черные», были переданы одной из сторон, чаще всего «Хезб-е- Ислами» Хекматияра, которая тесно сотрудничает с пакистанской разведкой и силами безопасности.

Ссылка на источник: https://www.hrw.org/reports/1991/afghanistan/5AFGHAN.htm 

 
Тюрьмы моджахедов 1979 - 1990 гг. в Афганистане и Пакистане. Часть 2

С начала войны солдаты, захваченные моджахедами были переданы в Пакистан для расследования. Asia Watch была проинформирована о том, что количество «черных» дел сократилось. Беженцы, отнесенные к категории "черные", содержались под стражей в соответствии с Положением о пограничных преступлениях (FCR), и могут содержаться под стражей до трех лет с возможностью продления по приказу политического агента (администратора Tribal Agency) еще на три года. Нет необходимости предоставлять новые доказательства или факты для оправдания продления; все, что требуется, - это заявить политическому агенту, что причины задержания все еще имеются. Решение агента о задержании не может быть оспорено и не подлежит судебному пересмотру. Высокий суд не обладает юрисдикцией в отношении органов племен, и в FCR отсутствует право на обжалование. Согласно источникам Asia Watch, FCR предоставляет пакистанским властям средства для задержания афганцев, связанных с какими-либо политическими организациями, находящимися в немилости у пакистанского правительства или ISI. Хотя FCR предусматривает, что ордер на арест должен выдаваться политическим агентом и что задержанный должен быть доставлен к магистрату, который затем может распорядиться, чтобы задержанный был доставлен в агентство по делам племен; эта процедура применяется редко, если вообще применяется. Прокурор из Пакистана, который оспаривал законность FCR, сказал Asia Watch: «Процедура должна соблюдаться при задержании афганцев, но на самом деле это просто похищение». Некоторые афганские заключенные содержатся в пакистанских тюрьмах в Северо-Западной пограничной провинции и в Белуджистане. В некоторых случаях партийные лидеры информируют ISI о лицах, которых они считают военными, и ISI арестовывает их. Согласно источникам Asia Watch, ряд афганских заключенных, арестованных по такому подозрению, в настоящее время содержатся в Пешаваре. Международные гуманитарные организации не имели доступа к этим заключенным. Политические убийства лидеров моджахедов в Пакистане и Афганистане происходили на протяжении всей войны. Однако после вывода советских войск число убийств, похоже, увеличилось. Как и в случае с другими актами насилия, предположительно совершенными той или иной из сторон сопротивления, эти убийства нельзя с уверенностью приписать какой-либо конкретной партии или организации. Однако в ряде случаев насилие носит характер, в котором участвуют определенные группы. Однако пакистанские власти не расследовали ни одно из этих убийств, несмотря на то, что они произошли на территории Пакистана. Перечисленные ниже случаи представляют собой некоторые убийства после ухода советских войск. · 11 июня 1990 года в Пешаваре был убит Насрулла Шариатьяр, командир "Хизб-е-Ислами" в районе Ханабад, и член Высшего совета Джахад "Хизб-е-Ислами". Источники в Asia Watch считают, что убийство могло быть результатом распрей внутри Хизб-е Ислами. · 25 марта 1990 года мулла Насим Ахундзада, главный командир «Харакат-и-Инкилаб-и-Ислами», был убит вместе с пятью другими командирами (его телохранителями) в Черате, в 25 км к востоку от Пешавара. Один подозреваемый, Аллах Нур из Гильменда, был пойман и отправлен к должностным лицам Харакат-и-Инкилаб-и Ислами в Кветте, где, как сообщается, был казнен; еще один подозреваемый был заключен в тюрьму. Ахундзаде был крупным производителем героина, под его контролем находилось около 10-15 тысяч человек. Сообщается, что за предыдущие три или четыре года он продавал героин силам Хезб-е-Ислами для переработки; перед своим убийством он заключил соглашение с официальными лицами США о сокращении производства в обмен на американский A.I.D. средства. После этого соглашения его люди были вовлечены в ожесточенную вражду с силами «Хизб-е-Ислами». Сообщается, что в отместку за убийство Ахундзаде Абдул Хак из «Хизб-е-Ислами» был заключен в тюрьму и предан суду силами «Харакат-и-Инкилаб ислами». Согласно одному источнику, он был казнен в начале июня 1990 года. Другие источники утверждают, что его судьба остается неизвестной. · 14 сентября 1989 года Хаджи Хуссейн Хель, командир моджаддиди и один из ведущих представителей племени Ахмедзаи, был убит вместе со своей беременной женой в лагере Бада Бира недалеко от Пешавара. · 9 августа 1989 года Хаджи Абдул Латиф, командующий Национальным исламским фронтом Афганистана (Гайлани) в Кандагаре, скончался в результате отравления. Его сын, как сообщается, утверждал, что двое телохранителей Латифа признались в том, что им заплатили «обученные советским правительством афганские агенты» за убийство, и впоследствии они были казнены. Однако в частном порядке его сын обвинил в убийстве Хекматияра. Латиф считался сторонником бывшего короля Захер Шаха, и недавно он созвал несколько собраний моджахедов, на которых критиковал временное правительство и призывал к проведению выборов в районах, контролируемых сопротивлением. Во время интервью BBC незадолго до своего убийства Латиф также раскритиковал политику некоторых групп сопротивления по нанесению ракетных ударов по городам. Согласно источнику Asia Watch, ISI предупредила его, что он будет убит. Сообщается, что у него сложились хорошие отношения с губернатором Кандагара. Его предполагаемые убийцы были казнены в течение нескольких часов после полученных ими признаний без проведения полного судебного разбирательства или расследования. С 1988 года были убиты другие важные деятели умеренного сопротивления из района Кандагара, в том числе сенатор Абдул Раззак, лидер племени Поползай Хаджи Хабиб и двое других. Их соратники подозревают, что виноваты враги-моджахеды. · Доктор Фарида Ахмади, ведущий член Революционной ассоциации женщин Афганистана (RAWA), организации, которая занимается продвижением прав женщин среди афганских оппозиционных групп, была арестована в своем доме в Кветте, Пакистан, 2 февраля. 1989 г. по обвинению в шпионаже. Ахмади была первой афганкой, которая поехала на Запад, чтобы дать показания о пытках, применявшихся ХАД в 1983-84 годах. Хотя аресты проводила пакистанская полиция, Asia Watch считает, что они, возможно, действовали по приказу лидера афганского сопротивления Гулбеддина Хекматияра. Вместе с Ахмади были арестованы трое ее родственников, идентифицированных только как Джавид, Хасан и Асиф, и двое коллег по RAWA, Абдул Салан и доктор Хомаюн. По некоторым данным, задержанные могли подвергнуться жестокому обращению в заключении. Аресты произошли за два дня до запланированного митинга RAWA в ознаменование второй годовщины убийства бывшего главы RAWA Мины Кешвар Камаль. Ахмади был освобожден под залог 12 марта 1989 года. Несмотря на то, что афганцы в Пешаваре подали жалобы на членов групп, предположительно участвовавших в актах насилия, и несмотря на достоверные доказательства, связывающие определенные стороны с некоторыми из нападений, власти Пакистана фактически разрешили сторонам действовать вне закона и уважение к беженцам. Во многих случаях злоупотребления происходят на территории собственно Пакистана; в других случаях они происходят в рамках племенных агентств, граничащих с Афганистаном. Население этих районов связано с этническими группами внутри Афганистана. Эти агентства, созданные в соответствии с британским колониальным законодательством, являются полуавтономными регионами, находящимися под непосредственным управлением политического агента, назначенного федеральным правительством, который имеет все полномочия в административных и судебных вопросах. На этих территориях нет обычных судов. По сообщениям, три партии не содержат тюрем на территории Пакистана. Это НИФА (Гайлани), Джабха-йи-Наджат-и-Милли Ислами (Моджаддиди) и Харакат-э Инкилаб-и Ислами (Мохаммади). Сообщается, что Джамиат-е Ислами содержал заключенных на территории Пакистана. Большинство заключенных содержатся Сайяфом, Халесом и Хекматияром. Во время интервью с афганскими беженцами и изгнанниками в Пакистане Asia Watch собрала имена людей, предположительно содержащихся в Шамшату в том числе бывших советских; имена не могут быть обнародованы, потому что Asia Watch опасаются репрессий над содержащимися в плену. Источник: https://www.hrw.org/reports/1991/afghanistan/5AFGHAN.htm





Первый советский лётчик пленённый в Афганистане. Судьба пропавшего без вести второго пилота...

 

Работа по поиску материалов о пропавших без вести военнослужащих в Афганистане приносит порой самые неожиданные результаты. Одной из находок стали фото пленного советского офицера-летчика и краткая информация о нем. Информация, кстати, ошибочная. Однако наши усилия позволили прояснить ситуацию.

15 июня 1981 г. боевая потеря самолета МиГ-21УМ 2-й аэ 27-го гиап (Учарал). Летчики м-р Юрий Московчук - к-н Михаил Корчинский. Самолет был сбит противником при нанесении удара в районе ущелья Тора-Бора, провинции Нангархар. Экипаж катапультировался, но м-р Юрий Алексеевич Московчук погиб (со слов) при покидании подбитой машины, а к-н Михаил Семенович Корчинский, 1947 года рождения, был захвачен боевиками "Хезб-и-Ислами", став первым советским летчиком военнопленным в Афганистане. Вывезен в Пакистан и позже в результате обмена возвращен на Родину.

Узнав подробности и и переданным нам фотографиям, мы поняли, что пазл сложился! Дело в том, что несколько лет назад дядя Саша (Александр Лаврентьев) в ходе очередной поисковой экспедиции в Афганистан встретился с бывшим командиром отряда моджахедов, который удерживал укрепрайон Тора-Бора. Позднее этот командир стал губернатором провинции Нангархар. Встречу организовали уважаемые люди, поэтому беседа сложилась. Этот человек, помимо того, что поведал о троих наших ребятах, содержавшихся в отряде, рассказал и о сбитом советском самолете. По его словам, один пилот приземлился уже мертвым, а второй был ранен. Ни имён, ни фамилий он не помнил за давностью лет, однако легко восстановил в памяти этот эпизод. В ходе разговора, естественно, возник вопрос: а куда же делся пленный? Командир сначала немного замялся, а потом все-таки сказал, что "мы его отдали пакистанцам", пояснив, что не отдать не могли. Не секрет, что Межведомственная служба разведки Пакистана достаточно жестко контролировала отряды, тем более в непосредственной близости от границы. Всё совпало: место время и обстоятельства. И покоится прах майора Московчука в ущелье Тора-Бора, которое продолжает оставаться оплотом антиправительственных сил. Теперь мы знаем обстоятельства и фамилию погибшего майора, но до сих пор считающегося пропавшим без вести. Юридический нюанс жёстко регламентировал тогда этот момент. "Нет тела - нет дела".

Сейчас же необходимо содействие с украинскими ветеранскими организациями для работы в рамках поиска и возвращения праха пропавшего без вести майора Юрия Московчука.

 

Перевод видео материала из рассекреченных архивов ЦРУ обмена из плена рядового Ташрифова Курбанали Хукматулпаевича


Перевод (о чём идёт речь) видео материала из рассекреченных архивов ЦРУ обмена из плена рядового Ташрифова Курбанали Хукматулпаевича. В плен попал 28 июля 1984. На Родину вернулся 18.08.1991 г. Обмен производился в Пакистане с участием представителей моджахедов, Красного креста и Советского посольства.
Речь идёт об освобождение Ташрифова Курбонали в обмен на 25 моджахедов, которые содержались в тюрьмах режима НДПА Наджибуллы Мохаммада ( афганский государственный, политический и партийный деятель, дипломат: президент Республики Афганистан (РА) (1987—1992), председатель Революционного совета ДРА (1987), Генеральный секретарь ЦК правящей партии НДПА (1986—1992), начальник Службы государственной информации (ХАД) (1980—1985). Меняли одного советского военнопленного на 25 моджахедов)
По видео в 01.35.20 минут человек в голубой рубахе в погонах и без петлиц поднял вопрос о других советских военнопленных. "С тобой кто был ещё в плену и знаешь ли ты другие места или отряды моджахедов, в которых содержатся советские военнопленные? На этот вопрос Ташрифов Курбонали ответил, что он был один в плену у Азизулло Афзали, но знаю у Ахмад шаха Масуда в Панджшере, у которого есть советские военнопленные. Также он встречался с бойцами "Хезб-е-ислами", которые рассказывали о советских военнопленных в группировках Гульбеддина Хекматияра (лидер Исламской партии Афганистана). Точное их место нахождения, сколько военнопленных в "Хезб-е-ислами" кто они по национальности: русские, таджики, узбеки или другие, он об этом ничего не сказал.
На пресс конференции человек в очках на английском языке объяснил Ташрифову Курбонали о проблемах в Москве и о возможным развале Советского Союза и чтобы он не боялся.
В финале видео информация на кого обменяли Ташрифова Курбонали: это были 25 моджахедов из разных тюрем Афганистана из Герата, Кундуза, Кабула. 20 пленных моджахедов прибыли в Пешавар, а 5 человек вот-вот должны быть доставлены в Пешавар. Самому младшему из освобождённых моджахедов 19 лет, самому старшиму 48 лет. Арестованы он были и содержались в тюрьмах, как политические заключённые со сроками заключения от 6 лет до 17 лет.
Ташрифов Курбонали потерял один глаз в ожесточенном бою который продолжался 2 дня без перерыва, его друг моджахед погиб, а Курбонали ранило в глаз.
Одна женщина задала вопрос Ташрифову: "Курбонали, ты моджахед?" Курбонали ответил, что нет! "Я пленник! А тот который возле меня погиб - он был моджахедом.
Дело по обмену военнопленных вёл инженер Фаррух из Пешавара.
Ташрифова Курбонали передали лично его отцу, который специально приехал из Советского Союза.







Афганская судьба военнопленного Юрия Ващенко

Нам стала известна судьба военнопленного Юрия Ващенко, который прошёл афганский и пакистанский плен.
Из Пакистанской тюрьмы он был вывезен при содействии МККК (Международный красный крест) в Швейцарию, где по международному соглашению сторон: военнослужащим советской армии назначили отбытие срока в швейцарском военном дисбате два года или до окончания войны в Афганистане.
Ващенко Юрию Ивановичу (1964 г.р.) удалось бежать из швейцарского дисбата в Германию, где он попросил политического убежища.
Обо всём этом Юрий достаточно подробно написал нам в проект "Афган, без вести пропавшие".
Публикуем воспоминания Ващенко Юрия Ивановича без купюр, но с незначительной редактурой.

Ну не знаю, как это здесь всё изложить, чтобы меня правильно поняли, я несколько дней объяснялся следователю из особого отдела КГБ, что да как. Можно сказать, что меня выгнали или вынудили покинуть расположение части, в палатке, где я ночевал, там я не понравился местным, так как у меня был разбитый вид (мне разбили лицо в кровь, в другой В. Ч.) и не хороший запах исходил от меня (до этого меня “хорошо” обработали местные типы советской армии, да я бы сказал это просто бандиты-садисты в военной форме) и сказали, что бы меня они там, в палатке больше не видели, при этом дав пару раз ремнём по заднице, а на утреннем построении и сам офицер сказал что сержантов (я был младшим сержантом) им больше не надо и так у них их много. Так как я уже был переведён туда из другой части, мне больше ни чего другого не оставалось, как взять инициативу в свои руки и самому искать выход из создавшегося положения, моё место под солнцем, так сказать, хотел попасть в другую часть или вообще было бы лучше добраться домой. Вот меня там (в палатке), они больше и не видели. Ну, я не буду, наверно, описывать всё подробно, какие издевательства происходили со мной и не только со мной, но и с кем я туда прибыл. В интернете уже достаточно материала на эту тему. Грабанули нас в первые дни по-полной, даже записную книжку, вырвали просто уже исписанные листки, а книжку забрали. Сапоги, само собой, сняли, дали дырявые. На вопрос есть ли у нас водительские права, нас заставили ползать под койками, при этом надо было ещё бибикать. Так как это всё получило огласку, хотя так называемые дедушки нас запугивали, обещали нам ходить до дембеля “синими”, (синими от побоев) надо было заводить уголовное дело…. Но меня там уже не было. Когда я удалился от этого злополучного места и силы были на исходе, я направился в близлежащий кишлак за пропитанием и водой. Зашел в какой то двор, постучался в окно, там в окне женщины, увидев меня, сильно забеспокоились, я жестами попросил у них поесть, появился какой то мальчик и тоже жестами попросил меня пройти с ним……а там уже набежал народ и некоторые из них были при оружии, с автоматами….. так как я продолжал жестами показывать что мне от них надо, то они тоже жестами показали, что им от меня надо и увели с собой, при этом, кто-то из жителей этого кишлака сунул мне кусок хлеба-лепёшку. Так с этим куском хлеба меня и повели дальше.

Когда моджахеды повели меня в Пакистан я уловил подходящий момент и убежал от них, так как просто сказать им спасибо и уйти я не мог, это могло для меня печально закончится. При побеге я быстро надел ботинки, не зашнуровывая, и быстро ушел в горы. Дело было зимой, ночью. В обувь набился снег, сначала снег растаял, а потом превратился в лёд. Надо было действовать быстро, очень быстро, так как я уже с горы видел массу огней-фонариков ищущих меня в темноте. Было очень холодно, руки я спрятал в самые тёплые части тела, а вот ноги не куда было спрятать. Примерно через сутки путешествий по афганским горам я добрался до дороги ведущий в Кабул, переночевал там в каком-то сарае, а на утро пошел пешком в город. Проходя мимо каких-то прохожих на дороге, меня что-то спросили, так как я не владел афганским языком, я не смог ни чего ответить, то меня схватили и увели с собой. Под вечер у меня опухли ноги и я не мог не то что идти, но и стоять на ногах. Я попросил жестами покушать, я был на исходе, сил мне надо было поесть и пить, показывая маханием рук, что я пришёл с миром, когда набежали на меня вооружённые люди и повели дальше, то кто-то из местных жителей мне сунул хлебную лепёшку. А когда я уже находился в этой ситуации у духов в дом, где я сидел, зашёл здоровый мужик и хотел увести меня, но другой дух (человек) не дал меня увести и потом всячески защищал меня от нападок других, вот как-то так. Я там был один, а вот может быть Римас Бурда может что-то рассказать. Он со мной был в швейцарском дисбате. Как я помню, Римас вспоминал какого-то Дудкина, с которым он сидел там (Пакистан) в плену и говорил, что мол этот Дудкин глупый, что не поехал в Швейцарию, что мол он, они ждали, что их вывезут на Запад, а в Швейцарию вывозили только тех, кто хотел вернутся в СССР. Если я не ошибаюсь, эта та группа пленных, которая подняла известное восстание в лагере Бадабер, то есть Римас Бурда тоже из той группы, надо его спросить, попробуйте.

Я получил жизненный опыт и этим самым духовно обогатился. С Красным Крестом меня свели ещё до Пешаварской тюрьмы, в одной из резиденций Раббани, но точно не помню, был это Раббани или нет, а так я находился в одной небольшой квартирке под наблюдением, так как у меня были повреждены ноги, я не мог никуда бежать, ползал на коленках, видно меня пожалели и свели с представителями Красного Креста. Потом уже перед самой отправкой меня поместили в тюрьму, я там просидел примерно сутки, так как я нуждался в скорой медицинской помощи, то меня быстро отдали МККК.

Ну, так уж хорошо в швейцарском дисбате не было, но лучше чем в советских лагерях, намного лучше, за что я им глубоко благодарен. Были драки с охраной, были драки и между собой. Один наш самый крутой решил, что он всем нам “папа”. Так вот, этот типаж решил продолжить свой “геройский”, путь и в Швейцарии, не однократно делая набеги на местных жителей. За такие набеги можно было бы ещё так годика два добавить, но как-то это всё обошлось. Про него скажу, как и в Афганистане за “бакшишем”, в кишлак ходили...
Помню, устроили забастовку, из-за хлеба, требовали, чтобы хлеба давали больше... ну это, как я уже сейчас вспоминаю, был перебор, просто наши люди обнаглели от швейцарской доброты. На кухне где я работал, швейцарский военный повар был сильно возмущён, когда я хотел нашему разносчику питания дать больше хлеба. Ребята тогда забрались на крышу барака и стали бастовать. Швейцарские солдаты приготовились к штурму, надели шлемы, проложили шланги как пожарные (но не стали лить на нас воду) и быстренько всё это дело физически ликвидировали. Их было примерно взвод, а нас 8 и не все мы бастовали. Ну и за бегство наказывали, надевали наручники и сажали в карцер. Я как-то раз, сидя в наручниках, пытался их снять, удалось отломать только кусочек, от этого наручники стали только короче и только больше стали зажимать руку... потом кто то из наших товарищей жаловался что на него надели наручники и они сильно затянулись, наверно это были те самые… У меня были повреждены ноги, (обморожение) не мог сначала ходить, в Швейцарии в больнице вылечили. Меня могли бы освободить ещё в больнице и увезти в Союз, как больного и более не боеспособного, приезжала даже специальная медкомиссия из Москвы, но, по-видимому, Швейцарские врачи настояли, чтобы меня там оставить, за это я им очень благодарен. Когда приезжал ко мне представитель из советского посольства, он удивился, что меня там никто не охраняет в больнице, там я мог свободно передвигаться. Медперсонал сказал, что им там никаких полицейских не надо, они сами за мной присмотрят. Там я подружился с медсёстрами, даже одна женщина взяла меня к себе в гости на квартиру. Там я немного у неё перебрал, выпил много и мне стало плохо, потом эту женщину ругали.
По международным правилам-законам нас могли держать до окончания военных действий, так что мы очень легко отделались. Это была договорённость трёх сторон, Моджахедов, представителей Красного Креста и СССР. Так как это было бы глупо со стороны моджахедов так просто отдавать пленных, а почему два года, ну, наверно, потому что в СА два года служба. Помню, что кто-то из представителей советского посольства говорил, что сначала обсуждалась Индия для таких целей, типа с Индией были тогда тёплые отношения.
Международный комитет Красного Креста (МККК), который был основан в 1863 году, работает по всему миру, оказывая помощь людям, пострадавшим в результате конфликтов и вооруженного насилия, а также распространяя знания о законах, защищающих жертв войны. Являясь независимой и нейтральной организацией, МККК обладает мандатом, предусмотренным, главным образом, Женевскими конвенциями 1949 года. МККК находится в Женеве, Швейцария, его сотрудниками являются примерно 16 тысяч человек более чем в 80 странах мира. Финансируется он, в основном, за счет добровольных пожертвований правительств и национальных обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

В июле 1983 года на очередной прогулке по городу я удалился от охраны и перебрался в Германию, в Германии хотел добраться до Бонна, где находилось Советское Посольство, но что то меня остановило и хорошо что остановило и я обратился к местным властям в полицию, это было во Фрайбурге, попросил помочь мне и оставить в Германии. Где я сейчас и проживаю, во Франкфурте на Майне я живу.
В германской тюрьме сидел я очень коротко, примерно один день, (это было уже во Фрайбурге, а не на границе, в полицию я сам пришел, обратился за помощью) просто дали переночевать в полиции и всё, на границе меня никто не задерживал, не всех там проверяют, меня пропустили просто так, махнув рукой. Такие вот здесь границы в Европе. Попав в Германию и осмотревшись, решил здесь остаться. Не так уж здесь всё так и плохо как мне раньше представлялось, я это заметил ещё будучи в Швейцарии, люди здесь как люди и почему бы мне здесь не остаться, вот я здесь и остался. Не всё что попадает в прессу есть правда, много искажений, да и сами люди любят порой фантазировать в разговорах. Так как я попросил оставить меня в Германии, меня перевезли в другой город, где находился лагерь для беженцев, это не была тюрьма, там можно было свободно перемещаться по городу, только в другой город нельзя было ехать. В лагере я прожил несколько месяцев, а потом поселился в городе в общей квартирке в маленькой комнатке. И ждал, когда мне дадут право на проживание, долго ждал, примерно два года. Не хотело мне правительство Германии предоставить убежище, пришлось обратиться в суд, только после суда мне дали ПМЖ, как я понял, СУДЬИ Германии имеют реальную власть, как то так. Да и потом уже, будучи на свободе, мне помогли, правда, таких людей было не много. Один немец (побывавший в советском плену), узнав обо мне, пригласил к себе в гости на обед, мы покушали, выпили вина, поговорили по-русски, дал мне немного немецких марок на мелкие расходы.... точно не помню о чем мы говорили, но у меня как-то в памяти отложилось, типа вот, что делает пропаганда с людьми, а мы типа простые мирные люди.

Попал я в Германию ещё до перестройки и может это как то повлияло на дальнейший процесс отношение к военнопленным, так как эта тема стала широко обсуждаться в русскоязычных кругах на Западе. С первых дней пребывания в Швейцарии была установлена связь с родственниками, даже пришло звуковое письмо (записано на пластинку) от мамы, такое письмо пришло не только мне, но ещё одному сокамернику. Наверно советские психологи хотели повлиять на нашу психику, типа не оставайтесь на Западе мы вас ждём у себя. А так, когда я уже писал из Германии, то мои письма изымались особым отделом КГБ, уже после в 1989 году, когда моё дело закрыли, вернули и письма примерно 14 писем, вот такие дела. Амнистия амнистией, но я не чувствую себя виновным чтобы меня амнистировали, это просто дополнительная как бы страховка и это хорошо. А то хотели пришить измену родине, а на деле я просто был вынужден покинуть страну, где царили нечеловеческие отношения в армии. Здесь на Западе тоже проблем хватает, но это как то легче переносится. Вы спрашиваете как сложилась моя жизнь, но что Вам написать, живу я скромно, даже очень скромно, когда была работа работал, когда фирму закрыли, стал безработным (вот это не хорошие черты капитализма, постоянно что то закрывают) , получаешь пособие по безработице, мне этого пособия вполне хватает. Можно экономить на еде, я каждые две недели хожу в тафель, где получаю продукты питания, за одно евро, продукты питания выдают просроченные, но и много продуктов в хорошем состоянии. Не женат, иногда пользуюсь женщинами общественного потребления. Вот так мы и живём.

Да, безмерное употребление алкоголя приводит к печальным последствиям. У меня здесь жил сосед, афганец с семьёй и детьми ( афганец из Афганистана), примерно 19 лет был моим соседом, так вот запил, жена с детьми от него ушла, из квартиры его насильно выселили, а когда он один ещё жил в своей 3-4 комнатной квартире, примерно один год, за ним я заметил много странностей в его поведении. Просил что бы его называли Че Геварой, на входную дверь наклеил бумажки с какими то странными лозунгами и символами, я сперва подумал, что кто то пошутил над ним, а он оказывается сам это всё наклеил. Стал по ночам включать громко музыку, соседи несколько раз вызывали полицию, но полиция его не забирала, а просто делала замечание. Когда я сам к нему зашел в квартиру, то увидел ещё больше странностей, были бумажки-наклейки и на внутренних дверях, там уже были надписи-требования к всемирным банкам, он типа требовал что бы банки дали деньги на какие то нужды… Была также надпись, что он кого то побил, даже указал место и дату происшедшего и по всей квартире были картинки с голыми женщинами. На мой вопрос, не хочет ли он обратиться к врачу, он твёрдо произнес, что он здоров и в этом не нуждается. И зеркало в лифте нам кто-то разбил, соседи подозревают, что именно он это сделал, это произошло как ни странно 23 февраля. А так у меня с ним были добрые отношения. Сейчас в эту квартиру поселилась другая семья и тоже из Афганистана. Вот такие у меня соседи.









Посредничество Международного Комитета Красного Креста в афганской войне

По соглашению между повстанцами и Советским Союзом (при посредничестве Международного Комитета Красного Креста) советские военнослужащие будут находиться в Швейцарии до окончания военных действий в Афганистане, однако, самое большее – два года, после чего, по словам представителя швейцарского Министерства иностранных дел, они "должны быть возвращены в Советский Союз".
Только советские дипломаты имеют право регулярно посещать интернированных. Советский Союз предложил сам нести расходы по тюремному содержанию своих пленных.
Несколько слов о юридической стороне этого необычного в дипломатической практике дела, инициатива в котором исходила от Международного Красного Креста. Известно, что МККК преследует чисто гуманную цель спасения любых человеческих жизней в любой из войн, при любых бедствиях, в любой части света. В советско-афганской войне деятельность МККК натолкнулась на ряд трудностей.
Во-первых, после советского вторжения в Афганистан МККК смог продолжать свою деятельность в этой стране лишь до лета 1980 г., после чего доступ представителям МККК в Афганистан был запрещен. Таким образом, МККК мог поддерживать контакт только с одной из воюющих сторон – со штабами афганских повстанческих организаций в Пешаваре (Пакистан). Но, не желая действовать нелегально, МККК отклонил предложение повстанцев посетить советских пленных, содержавшихся на афганской территории.
Вторая трудность для МККК заключалась в том, что Советский Союз отказался признать себя воюющей стороной в Афганистане, утверждая, что войны нет и что советские солдаты являются не военнопленными, а "незаконно захватываются бандитами". Это означало, что МККК не мог спасать жизни советским пленным на основании Женевской конвенции о военнопленных, а был вынужден искать виртуозные формулировки, "аналогичные международно-правовым", которые устраивали бы как советскую, так и афганскую (повстанческую) стороны. Так была достигнута договоренность о "временном содержании" советских военнослужащих на территории третьего, нейтрального государства. Даже термин "интернированные" советская сторона отвергла, не желая употреблять никаких принятых в международном праве формулировок, имеющих отношение к войне.


Интервью Ю. Поварницына и М. Язкулиева в лагере ИПА



Моджахеды демонстрируют корреспондентам западных СМИ пленных советских военнослужащих Юрия Поварницына и Валерия Диденко, лагерь афганских моджахедов Аллах Джирга (лагерь ИПА), пров. Заболь. 10. 12. 1981. Третий пленный на видео М. Язкулиев. Пленные дают интервью о бессмысленности войны. М. Язкулиев рассказывает о преступлениях советской армии (для носителей русского языка можно услышать реплики М. Язкулиева на русском языке).

ПОВАРНИЦЫН, Юрий Григорьевич, мл. сержант, призывался Алапаевским ГBK, в ДРА прослужил три месяца; пленён в Чарикаре в 40 километрах от Кабула в 1981 боевиками Хэзб-е-Ислами.
Вместе с другими военнопленными содержался в военной тюрьме на Цугерберге, Щвейцария (1982-84) "Поварницыну и Диденко повезло: сначала их не убили на месте, как других, а оставили в живых повстанцы из "Хезб-е-Ислами" – в "декоративных" целях, чтобы показывать западным журналистам. Потом, когда фотографии появились во всей мировой прессе, убивать их стало как-то неудобно. К тому же это начало наносить ущерб советскому престижу, и им повезло во второй раз.







Нам передали фотографию советского солдата, сделанную в афганском плену

Выяснилось, что на фотографии Рощупкин Алексей Васильевич, сержант, род. в 1963 г. в с. Большая Александровка Елецкого р-на Липец, обл. Русский. Призван 16.4.1982 г. Елецким РВК. В Республике Афганистан с октября 1982 г.. Пропал без вести 13.11.1983 г. в провинции Парван.



РОЩУПКИН Алексей Васильевич, сержант, род. в 1963 в с. Большая Александровка Елецкого р-на Липец, обл. Русский. Призван 16.4.82 Елецким РВК. В Республике Афганистан с октября 1982. Пропал без вести 13.11.1983 в провинции Парван.


Журналист Марк Ричардс, который видел Алексея Рощупкина сообщает то, что ему стало известно: «Он был схвачен ... водил грузовик ...», - вспоминает Ричардс. Через переводчика он взял интервью и сделал эту фотографию. Он не знает, что случилось дальше с этим военнопленным. Он находился в плену отрядов Ахмад Шаха Масуда. фото - февраль 1984 г.

Из рассказа Алексея Рощупкина - его машина сломалась. Колонна ушла. Стал ремонтировать под капотом. Автомат был в кабине. Подошли моджахеды, тыкнули стволом в грудь, я и пошёл с ними...

В разделе сайта "Список пропавших без вести на английском языке": 

"November 13, 1983. On Dec. 1983 his mother received a message from Stefan Lindgren, Stern magazine, Stocholm about her son being prisoned in South Salang. He was at Masoud's and killed in 1984 while trying to escape (according to Islamuddin (Habibullah)".

Перевод:
13 ноября 1983 года. В декабре 1983 года его мать получила сообщение от Стефана Линдгрена из журнала Stern, Стокгольм о том, что ее сын был заключен в тюрьму в Южном Саланге. Он был у Масуда и убит в 1984 году при попытке к бегству (по словам Исламуддина (Хабибуллы).

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В декабре 1983 г. в поселке Чернышевка Елецкого района Липецкой области Варвару Ивановну и Василия Ивановича Рощупкиных внезапно пригласили на поселковую почту к телефону. Первое удивление было, когда они узнали, что их вызывает Стокгольм. Кто? Почему? Затем был шок, когда они услышали слова: „Ваш сын жив, он в плену у афганских партизан” ... Звонили автор „Посева” Ирина Эльконин-Юханссон и шведский журналист Стефан Линдгрем, только что вернувшийся из Афганистана. 

С того конца провода, из России, доносились то плач, то радостные восклицания. „Откуда же нам было знать, где он, — говорила мать, — на письмах только номер полевой почты. Последнее мы получили в августе, а потом, что Алексей Рощупкин в плену у афганцев ни слуху, ни духу...” „Что же нам теперь делать? Как освободить Алешу? Может прямо в Москву, к властям обратиться?” — волновался отец. „Не забывайте нас, — просили они, — обещайте звонить, если узнаете еще что об Алеше...” В Афганистане Алексею Рощупкину, можно сказать, повезло. Он около года был шофером грузовика, побывал на многих советских базах в Афганистане. „Плохая еда, гашиш, тоска — это еще не самое страшное. Бой тоже не так страшен. Самое страшное — никогда не знаешь, где и когда партизаны нападут на тебя, а нападают они везде, даже в городах”. То, чего Алексей опасался, случилось 14 ноября 1983 г.: партизаны напали на конвой из 20 грузовиков, шедший из Баграма (крупнейшая военно-воздушная база) в Кабул: Из всех водителей в живых остался только Алексей, его взяли в плен и доставили в Панджшерскую долину, до сих пор не занятую советскими войсками, несмотря на многочисленные попытки. Так он стал одним из примерно 250 советских военнослужащих, которы м тоже „повезло” : они остались живы и находятся в плену у афганских повстанцев.

Информация взята из публикации ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА "ПОСЕВ". Квартальное издание избранных материалов за 1984 год. Статья "Война в Афганистане: что же будет с советскими пленными?"

РОЩУПКИН Алексей Васильевич до сих пор числится пропавшим без вести. Есть некоторые обрывки воспоминаний бывших пленных о нём, но они до сих пор не подтверждены.








Фильм «Les soldats perdus»



Просим данный материал рассматривать, как хроникальный, с учётом того, что мнение автора канала может не совпадать с мнением режиссёра этого фильма.
В материале к фильму слышен диалог между Ахмад Шахом и Николаем Саминь. (Первые кадры фильма)
АШ: По дороге главное, чтобы не узнали, что ты русский.
НС: Да, понял, я буду молчать.
АШ: Возьми в руки камеру, чтобы выглядеть, как журналист.
НС: Хорошо.
АШ: По дому соскучился? Человек вдали от Родины скучает по дому…
НС: Нет. От дома я уже освободился.
АШ: Точно?
НС: Да.
АШ: На меня не обижаешься?
НС: Нет, уважаемый…
Как свидетельствует кинохроника и показания важнейшего свидетеля этой истории французского режиссёра Кристофа де Понфилли, после пленения у Николая Саминя с Ахмад Шахом складывается эмоционально-духовная связь до такой степени, что Ахмад Шах решает… отпустить Николая Саминя к родственникам за границу в сопровождении французского режиссёра.
Бертрана Галле: У Николая не было документов, чтобы уехать во Францию и на то время, пока их сделают и привезут из Парижа, французские журналисты в Пешаваре договорились с людьми Раббани спрятать его у них. И когда мы вернулись за Николаем, нам сказали, что его здесь нет, он уже уехал.
Советское посольство в Исламабаде не хотело, чтобы советские дезертиры могли жить в Пакистане. И чтобы угодить русским пакистанцы не во всём поддерживали афганское сопротивление. Во избежание проблем всех русских пленников моджахеды отправили в лагерь». Потрясённый произошедшими событиями, Кристоф де Понфилли в далёком 2006 году выпустит на экраны художественный фильм «Звезда солдата», по сюжету которого «советский солдат Николай попадает в афганский плен к Ахмад Шаху Масуду, где ему дают новое имя Ахмад. Под влиянием французского журналиста Кристофа афганские моджахеды разрешают его отпустить. Французу афганцы поручают перевести пленного через границу. Вдвоём они пересекают границу Пакистана, где Кристофа, как гражданина Франции, пропускают, а советского солдата нет…». Участь Николая Саминь до сих пор неизвестна. По одной из версий он погиб в одном из неуспешных восстаний советских пленных в лагерях моджахедов на территории Пакистана.
В фильме также интервью Игоря Ковальчука и Николая Головина в Афганистане и в Канаде (Торонто).
Звучит песня одного из репатриантов в Англию.
Фильм Виктора Лупана, французского журналиста, писателя, издателя, редактора, кинорежиссёра-документалиста, Главы редакционного совета журнала «Русская мысль».








О том, как хитростью моджахеды взяли в плен советских советников и убили

Эти сведения стали доступны нашим читателям благодаря кропотливой работе российского журналиста-международника Андрея Грешнова. Спасибо ему за это!
Али Ахмад Джалали об успешной операции по ликвидации двух советских советников.
Восьмая пехотная дивизия дислоцировалась в Кабуле.
У нас был свой агент в этой дивизии, офицер. На протяжении многих лет он снабжал нас ценной информацией. Его сотрудничество с нами было опасно как для него лично, так и для его семьи. Этот офицер хотел перейти к моджахедам. Мы помогли ему в этом после того, как он помог нам уничтожить врага.



Мы дали задание нашему агенту организовать 24 сентября 1983 года вечеринку. Он пригласил замполита дивизии и двух советских советников, с которыми работал, к себе домой, в район Кути Санги. Все трое согласились и приехали к нему в гости поздно вечером на своем УАЗике.
Наш офицер подготовил к празднику много виски и шиш-кебаба (шашлыка). Все трое много ели и пили и, в конце концов, полностью опьянели. Они вырубились. Тогда наш офицер позвал нас, и мы загрузили недвижимые тела в их же джип. Мы отвезли их в кишлак Кала-и Кази на юго-западе Кабула. Пока мы ехали в их машине, никто нас не останавливал и не преследовал. Мы вытащили пьяных из машины, а саму машину отправили назад, к нашему человеку-офицеру. Он посадил в нее свою семью и уехал в Пакистан, где уже открыто присоединился к нам..
Мы спрятали пьяных в укрытии в деревне Кухе-Моргиран. Когда на следующий день пьяные очнулись, мы предложили им принять ислам и встать на путь истинный. Советские советники были очень злы и начали нас оскорблять. Они заявили, что «с выбранного пути нет дороги назад, и Афганистан все равно будет коммунистическим». «Мы не примем вашу грязную религию», - сказали они. Они отказались сотрудничать.
Мы не могли отпустить их на свободу без получения согласия на сотрудничество, но также не могли пристрелить их, так как звуки выстрелов могли привлечь внимание бойцов на располагавшихся поблизости постах безопасности. Поэтому мы закопали их в землю живыми.
Мы собрали их одежду и документы и отправили в HIH в Пешавар.
На следующий день советские подразделения оцепили район инцидента, поэтому мы были вынуждены скрыться сначала в Парван, а позже в Майдан. Пока шурави искали нас, они вступили в бой с отрядом маулави Рахмат Голя.
После боя шурави разыскали то место, где мы зарыли советников. Но они были уже все мертвы, а их тела почернели.




Пакистан. Николай Головин, Игорь Ковальчук - интервью Людмиле Торн

ЦРУ готовятся организовать в Афганистане массовое дезертирство советских солдат численностью в десять тысяч, устроить их накопление у моджахедов, а затем скопировать действия советского генерала Власова во времена Второй мировой войны, когда Власов переметнулся к германцам и навербовал среди трех миллионов пленных красноармейцев несколько тысяч бойцов немецкому вермахту. Кончилось тем, что за девять лет советского участия в афганской войне ЦРУ денежно выкупило у моджахедов чуть меньше двух десятков пленников по цене в 25 тысяч долларов за каждого. Никаких новых «власовцев» в Афганистане не возникло. В кадре советских солдат готовят к выкупу из плена, тем самым освобожденные после трехгодичного афганского плена они попадут в Канаду. Вместе с Николаем Головиным и Игорем Ковальчуком вывезли из Пакистана еще троих. Это Сергей Бусов, Вадим Плотников, Владислав Наумов. Фрагмент из фильма "Afghanistan 1984 Scenes from a secret war" - репортер Хильда Брайант и фотограф Ричард Паули.




Воспоминания Юрия Миллера по этому поводу.
На видео русский англичанин Юрий Миллер.
Юрий Миллер: ,,Когда я узнал о работе Интернационала Сопротивления Максимова, Буковского и Кузнецова в Афганистане, то обрадовался, еще бы, ведь если они сидят прямо под крылышком ЦРУ, значит, могут спасти много наших ребят. Но этого не произошло: не дали. Позже, когда мы с Юрием Миллером (русским англичанином) пришли в Афганистане к фундаменталисту Хекматиару узнать, продают ли они советских пленных, нас связали, избили и сообщили, что у них недавно побывали люди из Интернационала Сопротивления и сказали им, «что НТС — это КГБ, поэтому мы вас обоих, не мешкая, расстреляем». Нас повели к дурно пахнущей яме и поставили на край, но тут Миллер стал орать, что он не просто гость, он родственник Гайлани (одного из крупных пуштунских вождей), в котором течет кровь Пророка. Миллер действительно оказался его весьма дальним родственником — и это спасло нам жизнь”.
Благодарим за помощь в подборе материала для статьи Юрия Ващенко.








Филиппов Николай, пропал без вести в апреле 1980 года

Сообщили родственникам о результате экспертизы. Они верили 40 лет, что нападут на след. Эмоции переполняют. Цитирую Александра Лаврентьева: "С племянником Николаем тоже поговорил. Он сказал, что мать сидит плачет, ничего рассказать не может..." Ради таких мгновений стоит искать наших в Афганистане... Его убили в плену. К сожалению, в ближайшие дни не можем выехать к родственникам пропавшего без вести, чтобы передать результаты экспертизы. Детали сообщим позже. Спасибо всем неравнодушным! Спасибо тем, кто поддерживал нас в Минкульте со спецпроектами!



О пропавшем без вести в Афгане Филиппове Николае Михайловиче


На фотографии, которая попала к нам, запечатлён труп советского солдата, который по документам все эти годы числится у нас как пропавший без вести. Снимок был сделан в афганской провинции Каписа, это недалеко от Кабула и нашей основной авиабазы Баграм. Моджахеды похвалились репортёру, что буквально накануне они расстреляли советского солдата, и показали место, где закопали его. Более того, специально для журналиста они его раскопали.

ФИЛИППОВ Николай Михайлович, рядовой, род. в 1960 в г. Миасс Челябинская обл., Русский. Призван 24.11.78 Миасским РВК. В Республике Афганистан с декабря 1979. Пропал без вести 14.4.1980 в провинции Парван. В Афганистане - водитель (в/ч пп 93978)

Как нам передали, журналист был настолько шокирован увиденным, что смог сделать только один снимок и ушёл. Судебная медицинская экспертиза по фотографии провела экспертизу. Мы теперь знаем имя убитого солдата. Этот снимок сделал известный японский фотограф Hiromi Nagakura. Родился Hiromi Nagakura в Кусиро, Хоккайдо, в 1952 году. В 1980 году он оставил работу информационного агентства и стал фотографом-фрилансером. С тех пор он активно освещает конфликтные зоны по всему миру. На протяжении длительного времени он был с лидером афганского сопротивления Ахмад Шахом Масудом. Впоследствии вышла его фото книга «Масуд, земля любви, Афганистан». В результате он получил 12-ю Премию Домона Кена, Ежегодную премию Фотографического общества Японии и Премию издательской культуры «Коданша».



Просим интернет сообщество при возможности передать Hiromi Nagakura, что мы передали информацию родственникам погибшего советского солдата. Да, мы решили найти родственников Филиппова и сначала оповестить их, чтобы они узнали обо всём не от СМИ, а от нас. Его очень долго дожидалась мама, но она 1929 года рождения и уже не жива. Мы знали, что у него был младший брат 1966 года рождения, стали искать его. И через соцсети, и по своим каналам. В итоге с помощью друзей мы выяснили, что брат уже умер. Но есть его вдова, дети, причём старший сын был назван в честь пропавшего без вести Николая.

 







Подполковник Н. Заяц - начальник разведки 201-й мотострелковой дивизии

Самый высокопоставленный пропавший без вести военнослужащий в Афганистане — начальник разведки 201-й мотострелковой дивизии, подполковник Николай Заяц. По версии: во время одной из операций он расстрелял двух сотрудников афганской службы безопасности ХАД. Офицера отстранили от должности, началось расследование, (его понизили в должности до начальника разведки 122 полка). Используя опыт работы с агентурой и, не дожидаясь итогов разбирательства - он дезертировал, угнал БРДМ и отправился на нем в расположение противника.

В своих мемуарах бывший начальник разведки 201-й дивизии, а ныне профессор кафедры разведки Национального университета обороны Украины Николай Кузьмин утверждает, что Заяц не только сотрудничал — он руководил некоторыми операциями противника. А «шлепнули» его, когда советские войска блокировали зону, где находился предатель. «Зайца несколько раз пытались вывезти в горы, но не получилось, — пишет Кузьмин. Стало ясно, что его захват нашими — дело времени. Совет главарей решил, что раз вывести его невозможно, а он уже почти 1,5 месяца был у них, видел многих главарей, их базы и схроны, то целесообразно его ликвидировать, как нежелательного свидетеля. Его вывели на берег р. Кундуз, застрелили, тело раздели догола и бросили в реку".

 

Пояснения одного из очевидцев:

Разведывательная рота полка в полном составе во главе с Зайцем вышла на засаду. В качестве проводника взяли пленного душмана из местных жителей того района, который отбывал наказание в местной тюрьме. Он сообщил о прохождении в ту ночь каравана с оружием. Данные были настолько важными, что "духа" сопровождал офицер ХАД в звании майора. Вышли ночью в проливной дождь.
Дальше рассказываю словами самого Зайца "

...прошли километров 10, я решил сориентироваться по карте. Остановил колонну, вместе с афганцами отошли за бархан метров на 50, чтобы определить направление по компасу. Смотрю я на карту, вдруг вижу, что пленный душман напал на офицера ХАД и пытается вырвать у него автомат. Я инстинктивно дал очередь по "духу", но упали оба. Смотрю, оба мертвые...."


Командир взвода и солдаты, бывшие свидетелями этого показали, что, после того как Заяц с афганцами ушел за бархан, вскоре они услышали выстрелы. Прибежав туда, они увидели, что афганцы лежат мертвые, а Заяц стоит рядом с автоматом в руках. Все это было более или менее похоже на правду, хотя кое-где возникают вопросы.
Но вот дальше идет вообще несуразное. Заяц приказывает взять автомат хадовца, они бросают трупы убитых в степи и возвращаются в полк. Там он докладывает командиру полка о том, что афганцы оказались предателями, хотели убить его, но он их опередил и застрелил наповал обоих.
Командир полка подполковник Иван Васильевич Зубко не стал особо в этом разбираться, случаев измены афганцев было немало, он так и доложил утром командиру дивизии. Вопрос казалось, был исчерпан, но в середине дня в полк приехал советский советник ХАД с афганскими офицерами-хадовцами и поинтересовались, где душман и сопровождающий его офицер. Они не вернулись утром, что с ними?
Версии Зайца они однозначно не поверили, советник потребовал от командира полка привезти трупы, вызвал афганского врача, который освидетельствовал их. Потом он допросил офицеров и солдат роты, и четко доказал, что Заяц совершил умышленное убийство двух человек.

Пояснения сотрудника:

Не все так просто с судьбой подполковника Н. Зайца. К сожалению, трагично ушел из жизни Николай Кузьмин, в совместном расследовании с которым мы могли бы назвать Зайца, совершившим преступление, но не предателем. Сотрудники ХАДа, в первую очередь, родственники расстрелянных им афганцев, угрожали ему, что они уничтожат его при первом же выходе подразделений полка на боевые. Советское командование, вместо того, чтобы арестовать и откомандировать Зайца в Союз, держали его в штабе полка. В день выхода полка на боевые выстраивалась колонна. К штабному БРДМ подошел подполковник, которого солдаты хорошо знали. Он спросил у водителя, полностью ли он заправил машину, а затем попросил водителя освободить ему место для контроля готовности. Водитель уступил место, а Заяц, сказав, что проедет кружочек, двинулся на БРДМ. После отсутствия БРДМ больше времени, которого было достаточно для контроля, солдат сообщил командирам и была поднята тревога. Кузьмин по карте показывал, до какой развилки доехал Заяц, предполагая, что он рвался к границе СССР, но перепутал поворот на дорогу к ней с тупиком, дорогой, которая была занесена песком. Дальше он "сел" и через местных детей обратился за помощью к местным жителям... Позже было установлено розыскными мероприятиями, что Заяц был расстрелян захватившей его бандой за отказ от сотрудничества с ними.

Ещё одно пояснение:

В конце февраля 1984 г. моя Кундзская эскадрилий Ми 8 участвовала в Файзабадской операции. За день сделали 5 ходок с десантом. 3 нашу десантуру и 2 царандой. Духи нас ждали, площадки десантирования сильно обстреливали. Сбили экипаж майора Алёхина, все к счастью живы, только правому лётчику Володе Бабкину оторвало ногу. Наш десант пошёл вперед и понёс большие потери, а царандой остался на месте десантирования. В результате операция захлебнулась, мы понесли большие потери. И вот тогда подполковник Заяц на разборе вспылил из-за того что афганцы не пошли в бой и в перепалке застрелил двух царандоевцев. Один из них оказался родственником Бабрака Кармаль. Зайца арестовали и посадили на губу в Кундузе. Там ему сообщили, что светит вышка. Бойцы открыли камеру и подготовили БРДМ. Его цель была прорваться в Союз. Но в районе Амударьи машина застряла в болоте и он начал пробираться в Союз пешком. Дальше к нам в Кундуз прибыли большие генералы с Генштаба. Начались активные поиски его. Заставили искать его на предельно малой высоте. В результате мы ещё и Ми 24 потеряли, экипаж погиб. Много тогда нарыли. Даже нашли останки подполковника, который пропал без вести ещё в 1980г. Через 5 дней поиски свернули, я улетел на очередную операцию и все как-то забылось. Но в нашей среде никто не говорил, что он предатель и все искренне хотели, чтобы добрался до Союза.

 

 Фото участников переговоров по пропавшим без вести. Кабул, ноябрь 2019 г.

Ещё один комментарий достойный внимания:

В 83-84 гг. в Мазари-Шариф ст. оперативным советником был мой отец... это 70 км от Ташкургане, где стоял 122. Этот вопрос обсуждался неоднократно, и до моего отъезда и после... я ведь тоже из 201. Совершив преступление первоначально, впоследствии было совершено ещё более тяжкое... Для ориентирования на карте за барханы не ходят! Туда ведут, когда нет ожидаемого результата! И это делают только бестолковые самодуры... и карьеристы. Я сам неоднократно по той дороге ездил. Там нечего путать! Другое дело, на дороге стоят посты! На афгански, может ему было плевать, на советских объяснить, как он катается ОДИН в БРДМ - невозможно! До погранцов на границе сворачивать не надо никуда!!! Операция по его ПОИСКУ и ЗАДЕРЖАНИЮ была сопряжена с потерями! Не только советские военнослужащие гибли... гибли и афганцы! Вопрос УНИЧТОЖЕНИЯ рассматривался только при невозможности задержания... Сведения, которыми располагал ДЕЗИРТИР являлись военной и государственной тайной...через короткое время стал понятен маршрут его движения! Однозначно не в Советский Союз. Тела не нашли, но из нескольких независимых источников, разной ведомственной принадлежности, была получена информация об его УНИЧТОЖЕНИИ... условия, при которых басмота пошла на это БЫЛИ СОЗДАНЫ Командованием и Аппаратом советников. Редчайшая ситуация, когда все действовали сообща, забыв и о согласованиях в Кабуле, и о ведомственных разногласиях! В ТО ВРЕМЯ и ТАМ всё и все ПОНИМАЛИ! Война есть война... На всех войнах и во всех армиях есть предатели. Обелять их незачем. Другое дело, что НЕОПРОВЕРЖИМЫХ доказательства его гибели получить не удалось. Не удалось и допросить ПРЕСТУПНИКА, установленным Законом порядком. Кто-то скажет после этого, что советские войска творили в Афганистане беззаконие? А совершенные военнослужащими преступления оставались безнаказанными? А то, как разведчики иногда поступают с пленными – ВРАГОМ, регламентируется немного другими документами... там многое будет непонятно не просто людям, а даже военнослужащим... не стоит эти документы обсуждать широко! Кому надо-знают...этим Заяц и руководствовался.. А те были не враги...это были союзники в войне...

Интересен момент, что, оказавшись п/полковник Заяц живым, он был бы амнистирован в 1989 году. На Втором съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года было принято Постановление о политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан — в нём декларировалось, что вторжение в Афганистан заслуживает политического и морального осуждения. За этим последовала АМНИСТИЯ ВСЕМ, совершившим преступления в Афганистане в период 1979-89 гг. Парадокс, но это факт. Хотелось бы добавить: до указанного происшествия с Зайцем по похожим преступлениям были приведены в исполнение исключительные меры наказания по ряду эпизодов. П/полковнику Зайцу было чего опасаться. Официальная информация звучала в начале повествования, но естественно есть и иные мнения очевидцев, которые я опубликовал. До сих пор подполковник Заяц Николай Леонидович числится пропавшим без вести.

Дополнение к прочему:

Николай Исаев

С подполковником Заяц я учился в Ульяновском танковом училище. В училище он умудрился иметь две законные жены. С одной расписан был в Донецке по паспорту, с другой в Ульяновске по военному билету. Его жёны разоблачили, с одной заставили развестись. От своих друзей я узнал,что он ушёл к душманам. В 1988 г. по приказу Главного Советника в Афганистане Соцкова М. М. и генерала армии Варенникова В И мы стали заниматься обменом военнопленными. В одной из встреч я среди главарей душманов повстречал Зайца. Он мне рассказывал , что разгневанный командир дивизии за недостаточно точные разведданные сказал, чтобы он лично шёл и сам добывал сведения о душманах. Что он и сделал. Он сказал, что живёт он на вилле с красивой молодой афганкой. О такой жизни он и не мечтал в СССР. На моё предложение вернуться в ряды ВС СССР он ответил отказом. При разговоре присутствовали представители КГБ и МВД СССР и командование 4 ак МГБ и Царандоя.

 








Поляки, воевавшие против нас в Афганистане

Примечание: некоторые документы по Афганистану Западные спецслужбы рассекречивают за давностью событий. Благодаря рассекреченной видео хронике, которую снимал Радек Сикорский можно сделать вывод, что он встречался с советскими военнопленными и обладает информацией о их судьбе. 

 

Поляк: Лех Зондек (Lech Zondek) в 1981 году бежал из социалистической Польши и попросил убежища в Вене. Потом он уехал в Австралию, где три года готовился воевать с СССР: работал, учился стрельбе, прошел курсы выживания, наладил контакты в среде афганских иммигрантов. В 1984 году, получив австралийский паспорт, он отправился в пакистанский город Пешавар, расположенный в нескольких десятках километров от границы и служивший важнейшим пунктом помощи моджахедам. Вокруг города располагались лагеря беженцев, тренировочные базы и склады. Город стал базой и для Леха Зондека. Он несколько раз переходил границу и принимал участие в атаках на советские войска. В бою он не расставался со шляпой, на которой был изображен довоенный герб с орлом в короне - это был его талисман. Зондек несколько раз был ранен, в конце концов моджахеды отстранили его от участия в боях: он представлял для них гораздо большую ценность в роли инструктора и корреспондента иностранных СМИ. Он делал фотографии и отправлял их за границу, его репортажи неоднократно звучали на радиостанциях «Голос Америки» и «Свободная Европа».

 

«В одной нуристанской деревне он решил научить местных жителей рукопашному бою. Когда он приемом из дзюдо отбил атаку афганца, тот почувствовал себя оскорбленным и ранил Зондека ножом в руку. Это закончилось катастрофой.

 

Во время перехода через горы Зондек не смог удержаться на больной руке и упал со скалы. Он погиб на месте. Товарищи нашли его тело 5 июля 1985 года, на его могиле поставили крест с надписью: „Лех Зондек, польский солдат. 1952 — 1985". Позже местные жители разобрали крест на дрова», — описывает его смерть Радослав Сикорский (Radosław Sikorski).

 

Анджей "Энди" Скшипковяк , военный фотограф и оператор. Друг Радека Сикорского. Один из немногих поляков, которые участвовали в афганской войне с Россией на стороне моджахедов в 1980-х годах. 
Он погиб не в бою, а убит моджахедами из фанатичной партии Хезб-и-Ислами. Он приезжал в Афганистан 10 раз продолжительностью от несколько недель до несколько месяцев.

 

Он сделал фильмы для CBS. Участие в войне в Афганистане стало для него способом отомстить за обиду, которую советская власть нанесла его семье во время Второй мировой войны, он был сыном польского солдата. Мать, Нина, урожденная Михаловская, была дочерью польского офицера, убитого в Катыни в 1940 году.

 

Четыре поляка, сражавшихся в Афганистане в восьмидесятых. Трое из них - военные корреспонденты, фотографы и операторы. Радек Сикорский, Анджей (Энди) Скшипковяк снял военные фильмы для CBS, Яцек Винклер фотографировал российских солдат, воевавших против афганцев. Только Лех Зондек не занимался фотографией. Он был солдатом моджахедов.
Из всех четырех живет только Радек Сикорский. Трое погибли. «Энди» был убит, Яцек покончил жизнь самоубийством, а Лех погиб трагически, сорвавшись в пропасть. Об этом я писал выше.

 

Кумиром и наставником Сикорского был его соотечественник, фотокорреспондент Анджей Скрипковяк, эмигрировавший вместе с родителями в Англию ещё в 60-е годы. Он, как сообщает Сикорский, «принадлежал к коммандос британской спецслужбы и сражался в Омане в 70-х». В Афганистане его прозвали Энди Полак (т.е. поляк). Скрипковяк рассказал Сикорскому о своём последнем удачном снимке, когда его спутник, командир душманов по имени Панна, организатор многочисленных диверсий, подбил из «стингера» советский вертолёт, поливавший огнём позиции душманов. Энди с близкого расстояния снял кадры со сбитым вертолётом и гибнущим советским пилотом.

 

Сикорский трижды ездил на базы душманов в Пакистане, вторгался вместе с ними через границу в Афганистан и был пассивным участником их военных операций. Первые два раза он «посетил» Афганистан в 1986 году. Сначала он побывал «в течение десяти дней в провинции Кабул, где участвовал в партизанской засаде на дороге, соединяющей Кабул с Джелалабадом». Вот второй раз он в течение месяца находился в Тора-Бора в провинции Нангархар, на базе полевого командира Абдул-Кадыра. «Я сопровождал его часть в нападении на местный гарнизон», – пишет Сикорский.

В 1987 году Сикорский вместе с душманами проник в район Герата – второго по величине города Афганистана, где ему пришлось принять участие в бою, взяв в руки оружие. Ночью отряд советских войск атаковал базу душманов. Сикорский, по его словам, расстрелял три пулемётные обоймы. Как он считает, все его пули были выпущены в воздух или только «откололи крошки от каменных плит». Так ли это на самом деле – мы вряд ли когда-нибудь узнаем точно.

Широкую известность в журналистском мире Сикорский получил сразу после этой поездки в провинцию Герат, во время которой сделал фотографии мирных жителей, погибших в результате советской бомбардировки. За эти снимки он в следующем, 1988 году получил престижную международную премию.

 

Блок марок. На одной из них могила Зондека в нуристанском Нимкуке (в польском сгементе названия пишут обычно Nimkuk(u), Nikmuk) в долине Борги Мотал. По одной из версий, кто-то из побывавших в этих местах поляков водрузил его над его последним приютом Зондека, сделав на перекладине надпись: „Lech Zondek – polish soldier”.

 

Крест этот впоследствии сфотографировал Радослав Сикорский (по этому фото и сделана марка, на миниатюре которой надгробие сильно романтизировано). Крест, впрочем, простоял недолго и вскоре исчез.

 В Афганистане против нас воевало много добровольцев из разных стран, были и профессионалы (наёмники). Франция, США, Германия, Пакистан, Китай и даже Япония. О многих из них стоит рассказать. Начнём с поляков. Забегая вперёд скажу, что польский министр иностранных дел воевал в Афганистане! Но об это ниже. 






Интервью начальника контрразведки по 40 Армии (Афганистан)

ЧЕРЕМИКИН Владимир Степанович. В органах госбезопасности: с 1963 г. Учился в школе КГБ №311, после ее окончания в 1964 г. работал в военной контрразведке по частям СпН и ВДВ. Начальник ОО КГБ по 40-й армии, ТуркВО (1987 – 1989 г.).







Интервью с афганским поисковиком

Александр Владимирович Лаврентьев после окончания войны в Афганистане приезжал туда не один десяток раз. Довелось полковнику Лаврентьеву и хлебнуть афганского лиха в плену у талибов.




Провинция Нангархар. 1988 год



Часть 1. Трасса Джелалабад - Кабул




Часть 2

Движется группа Моджахедов. Моджахед с захваченным ручным передатчиком. Стрельба из 82-мм миномётов. Группа моджахедов на шоссе Кабул / Джалал-Абадю Стрельба в Милан (ПТУРС) и поднимается дым от военных постов. Интервью с местным жителем. Вид горящего поста. Разбитые машины, бронированные танки и артиллерия.

Японец, воевавший против нас в Афганистане

Косиро Танака - обладатель черного пояса шестой степени по каратэ, обучал моджахедов в Афганистане использованию боевого искусства в рукопашном бою. Его мотив прост и жесток. Он хочет сражаться с советскими. Он говорил, что советские не хотят мира и сеют войну. Советы воевали с Японией и мы до сих пор в состоянии войны.
Косиро Танака скинул свой темный костюм и галстук, униформу японского офисного работника, в обмен на шальвар-хамис (штаны-рубаха, национальная одежда пуштун). Танака присоединился к моджахедам в их войне против советских войск в Афганистане.



Японское правительство осуждает действия Танаки, и посольство Японии в Исламабаде, Пакистан, предупредило его о том, что он может быть втянут в афганскую борьбу. Но он не обращает внимания. Танака экспортирует свои навыки и энтузиазм в Афганистан, потому что военная карьера ему закрыта в Японии. Пацифистская конституция страны после Второй мировой войны накладывает большие ограничения на милитаризацию, а в Японии имеется лишь небольшая «сила обороны». Танака критикует правительство и Конституцию за то, что они отказали японцам в возможности создать боевые силы для изгнания Советов с Курильских островов, группы островов к северо-востоку от Японии, которую Япония считает своей собственной в силу близости и исторических связей. В конце Второй мировой войны добыча была поделена, Курильские острова перешли к СССР.



Сопровождая группу моджахедов во время рейда на правительственном посту около Джагдалака, примерно в 25 милях к востоку от Кабула, Танака вспоминает: «Я почувствовал, как пуля прошла мимо моего уха. Я получил укол адреналина.
Моджахеды со своим джихадом (священная война), рассматривают свою жизнь на войне, как как билет на мученичество, а смерть - избавление от страданий и прямой путь на суд Аллаха. Хотя Танака не следует принципам ислама, его взгляд на смерть не сильно отличается от взгляда афганцев. Он видит себя в качестве потенциального мученика для Японии. Танака рассматривает пассивную Японию как легкую цель для Советского Союза в том, что он называет ее великим замыслом мирового господства.
46-летний Танака, родившийся слишком поздно от славных войн Японии, мечтает о древних японских традициях самураев. «Я надеюсь, что у меня будет дух самурая, когда придет время умирать». Его «смерть» была предметом большой пропаганды, исходящей из Кабула. Афганское правительство Наджиба дважды заявляло, что он убит. По словам Танаки, после своей первой поездки в Афганистан в 1985 году, а возвращался он в Афганистан шесть раз, собрав денежные средства. В его недавно опубликованной автобиографии «Советские солдаты в прицеле, моя битва в Афганистане» подробно описываются его подвиги с моджахедами. (если из читателей кто-то сможет добыть этот труд и перевести, мы бы с удовольствием с ним ознакомились)



Пешавар является центром афганского движения сопротивления. Семь мусульманских партизанских отрядов, которые сформировали свободный и порой капризный альянс, имеют там свою штаб-квартиру. (Древний торговый центр и когда-то летний дом королевской власти Афганистана, в Пешаваре сейчас проживает более 3 миллионов афганских беженцев.) Танака присоединился к джамиат-э исламу, который считается второй по величине группой моджахедов во главе с профессором Бурхануддином Раббани. Моджахеды, по его словам, «нуждаются в помощи, любой помощи. Они нуждаются в оружии, хлебе, еде, чем угодно». «Большинство оружия моджахедов примитивно и устарело, и их не хватает», - говорит Танака, призывая жертвователей на войну.
Косиро Танака вспоминает трехнедельный поход из северного пакистанского города Читрал через горный хребет Гиндукуш. Примечательно отметить для читателя, что год назад мы проделали почти тот же маршрут в поисках свидетельств и очевидцев о событиях 1979-89 гг и прежде всего о советских военнопленных, о живых и погибших в плену. Косиро Танака рассказывает, что соединился с Ахмад Шах Масудом, который изучал каратэ, но до мастерства ему было ещё очень далеко.



Война - это природа настоящего мужчины, воина. Он должен быть всегда готов к ней, также, как к смерти.




Американский режиссер Джефф Б. Хармон об афганской войне

Продолжаем публикации о тех, кто способствовал укреплению боевой силы моджахедов в Афганистане в боевых действиях против правительственных войск ДРА и советского воинского контингента.
Джефф Б. Хармон (род. 31 декабря 1953 г.) - американский режиссер, писатель и продюсер. Он также актер, фотограф и автор песен.



Как журналист и военный корреспондент, он умудрился проникнуть в нацистское подполье в Парагвае во время поиска доктора Джозефа Менгеле, быть среди "эскадронов смерти" в Сальвадоре, освещал коронацию императора Бокассы.



Война в Афганистане. Он смог снять три фильма, как со стороны моджахедов, так и советской стороны. Как он умудрился договориться и просочиться сквозь сито нашей контрразведки - загадка. Вернее, сейчас понятно как. Время гласности. Советский контингент готовили к выводу из Афганистана и мировому сообществу необходимо было показать, что мы "тоже люди". Для справки: Джефф Б. Хармон в своём фильме повествует о неком советском пленном, который отказывается говорить с моджахедами. Сама казнь в фильм не вошла. Оператор отказался снимать, а вот Хармон, по слухам, нет. Но вот эпизод психологического издевательства над этим шурави вошёл в фильм.
Для сознания нашего документального спецпроекта "Ташакор" знакомство с творчеством Джеффа Б. Хармона было знаковым. Предпринимаем попытки с ним связаться, чтобы попытаться у него добыть видео-фото документы, а также свидетельства о пленённых советских солдатах моджахедами. К сожалению до сих пор все попытки выйти на связь с ним тщетны.



Работая как независимый режиссер вместе с британским оператором Александром Линдси, в 1989 году Хармон завершил свою афганскую трилогию, в которую вошли документальные фильмы «Джихад: священная война в Афганистане», получившие награду Королевского телевизионного общества и награду ACE, " Афган" и "Военачальник из Kayan".
"Джихад" занял более года, и был снят тайно в разных провинциях Афганистана, в том числе в Кунаре и Кандагаре. Он показал боевые действия и повседневную жизнь в условиях "советской оккупации", что видно глазами Хаджи Адбул Латифа, «Кандагарского льва» и его бойцов моджахедов. "Джихад" получил различные награды, в том числе престижную премию Королевской телевизионной журналистики, премию ACE (высшая награда в американском кабельном телевидении), Голубую ленту на американском кинофестивале и Золотой орел CINE. Критики назвали документальный фильм «поучительной, содержательной, не скучной и важной частью журналистики, которую должна рассмотреть американская публика и лица, принимающие решения».



Хармон и Линдсей были одними из немногих, кому позже удалось создать еще один документальный фильм «Афган» о той же войне, но на этот раз со стороны Советской армии, получивший беспрецедентный доступ к войскам и даже летевший в составе спецназа. Афган выиграл Голубую ленту на американском кинофестивале.
"Военачальник из Каяна" рассказал историю Саида Джафара Надери, сына афганского лидера исмаилитов и бывшего члена банды хиппи в Аллентауне, который работал в McDonald's и играл на барабанах в хэви-метал группе. Позже он стал губернатором провинции и начальником частной армии в Афганистане численностью 12 000 человек. Он сражался с Северным альянсом против талибов. Фильм получил премию «Золотые ворота» на международном кинофестивале в Сан-Франциско.
В 2014 году Джефф Хармон опубликовал свою автобиографию «Пикаро: психопаты, полевые командиры и разбойник на темной стороне истории». В одном из обзоров отмечалось, что «хотя он был написан более тридцати лет назад для современных читателей Пикаро, его рассказы об Афганистане, в частности, обеспечивают столь необходимую ясность в свете нынешних сражений американских военных в том же регионе».
Очевидно, что Джефф Б. Хармон был непростым режиссёром, а учитывая его тесные контакты с полевыми командирами моджахедов, имеет смысл в поисковых работах по пропавшим без вести советским военнослужащим, найти возможность и расспросить Джефф Б. Хармон по нескольким эпизодам.








О советских пленных на афганской войне, "разменная монета". Говорит Владимир Золотухин

При непосредственном участии Владимира Золотухина были освобождены из афганского плена трое советских военнослужащих.
Владимир Золотухин, Народный депутат СССР, ветеран войны в Афганистане, майор - едет в США, чтобы встретиться с Людмилой Торн, которая вывезла из Пакистанского плена 14 советских солдат. Он взял у неё интервью и до сих пор не опубликовал.
"Некоторые ветераны наших силовых ведомств называют Людмилу Торн «цэрэушницей», утверждая, что она пыталась склонить советских пленных «к отказу от родины». Однако, даже если это так, Советский Союз должен был её наградить. Она спасала советских граждан!"










Гроб без останков "погибшего" в Афганистане. Владимир Шинькович

Алевтина Николаевна Шинькович, вдова, а может и нет?! Наш фильм "Ташакор" попал в поле зрения одного из трех сыновей Алевтины Николаевны.



Алевтина Николаевна Шинькович




Юрий (сын Алевтины Николаевны) сообщил мне о том, что в нашем фильме "Ташакор" идёт повествование о его отце, возможно! Речь идет о фрагменте ленты, когда начальник розыскного отдела военной контрразведки рассказывает о пустом гробу, отправленном для захоронения по месту жительства с балластом для веса.
Экипаж МИ-8 три человека. Первого пилота ПСО (поисково-спасательный отряд) нашли на месте падения машины, труп второго пилота выкупили у душманов контрразведчики, а третий пропал. Чтобы семья получала положенные выплаты - сослуживцы решались отправлять гроб с балластом. Возможно, именно так и поступили с Шинькович Владимиром Владимировичем, оформив гибель по регламенту для погибших в Афганистане - отправили на родину гроб без трупа. История вышла из под контроля, когда на нашего контрразведчика вышел представитель одной из душманских групп с предложением обменять советского вертолётчика на тунисского шпиона, который находится в заключении правительственной тюрьмы Пули-чархи, предоставив описание, как они пленили вертолётчика, время и место. Сопоставив информацию и факты, я выступил перед коллегами с предложением отснять интервью Алевтины Николаевны Шинькович. Меня поддержали. Мы получили согласие родственников и самой Алевтины Николаевны, и поехали в Киров. По пути следования не раз задумывался о том, что это возможное совпадение, домыслы родственников, тем более Шинькович Владимир Владимирович не числится пропавшим без вести в Афганистане. Однако, по мере знакомства с материалами и воспоминаниями родственников, я стал склоняться к тому, что в жизни может произойти всё что угодно. Мы помним историю Владимира Каширова, которого похоронили дома, а через некоторое время врач - француз передал записку нашим дипломатам во Франции от Владимира, в которой он сообщал, что живой и находится в плену...



Киров. Уютная и чистая квартира. Наряженная ёлка у телевизора. Мы записываем интервью. За стеной в соседней комнате играет в компьютерные игры внук Владимира Шиньковича, удивительно похожий на своего деда. Мы слушаем вдову и невольно ощущаем момент со причастия к деталям её воспоминаний. Отец Владимира Шиньковича, ветеран ВОВ пытается вскрыть гроб, но военком с трудом уговаривает его не делать этого, сообщив, что в гробу нет его сына. Затем странный отказ от выплат пособий Алевтине Николаевне после извещения о гибели Владимира Шиньковича. Их назначили чуть не через год после этих событий. Начальник политотдела вертолётного полка просит прервать беременность Алевтины Николаевны. В случае рождения третьего сына - она становится многодетной, а квартиру в городке надо освобождать для пополнения. На наших глазах разворачивается драматическая история женщины: ожидание за еще большим ожиданием мужа. 36 лет! Пронзительное откровение из щедрой на то афганской войны.
В ближайшее время мы планируем опубликовать это интервью. Ищем свидетелей обстоятельств. Просим тех, кто до сего дня молчал - проявить решительность и рассказать правду.









Цинковое эхо афганской войны из наших дней!



Проявленная гуманность государства. Погибших при исполнении интернационального долга "грузом 200" не хоронили в Афганистане, а привозили на Родину по месту призыва. Помню вздох матери погибшего: «Хоть цветы есть, где положить…» Это так, но судьба войны афганской плетёт свой узор замысловатый. После выхода моей статьи «Гроб без трупа "погибшего" в Афганистане» - получил несколько писем от родственников погибших, в которых они рассказывают о том, что, получив «груз 200» обнаружили в гробах подмену тел.

И если бы это было одно сообщение, но сопоставляя факты, добавляя детали – вырисовывается довольная мрачная картина, без глянца.

 

 Мамедов Руфат Нариманович


А теперь, прошу и вас читатели – вчитываться, отстранившись от упрямой суеты вокруг. Две истории. Две судьбы, а вдруг найдутся они самые пересечение…

Рена Хасанова – сестра Мамедова Руфата Наримановича. 1963 г.р.

Мой брат родился 28 мая в городе Баку. В 1984г. Закончил Бакинское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета Азербайджанской ССР. Служил в Афганистане с октября 1984.г. в военной части 51932 Б-2. Официально 19 февраля 1986 года пропал (погиб). Цинковый гроб получили 24 февраля (без окошка) – первая странность. Слишком быстро доставили гроб.
Мы получили гроб, вскрыли - в гробу оказался совершенно другой человек. Да это очень тяжело перенести. Мы пригласили судмедэкспертов, были взяты анализы и посланы в Ростов. Через 40 дней прислали документы подтверждающие, что в гробу не мой брат. Мы ходили по многим инстанциям. Слышали разные отговорки, читали отписки, пожелания здоровья. Мама с папой так и не дождались. А я еще продолжаю искать, хотя бы найти ребят, которые были рядом. Нам сказал парень, который сопровождал гроб, что сам точно не знает, ему сказали, что Руфата душманский снайпер убил. Всех, кто со мной связывались, сами не видели, а слышали. Я всем говорю, брат же не один был, кто-то же был рядом! Вот прошу ребят из взвода, кто был с ним и видел сам… Но увы пока никто не отозвался. Даже на надгробии мы только тюльпанами отметили и дату, когда пришел гроб. И вот и живу с надеждой авось, сам даст о себе знать.
Умоляю вас ребята, знавшие, слышавшие о нем напишите мне пожалуйста. Я каждый день все эти годы молю АЛЛАХА, на каждом намазе прошу у Всевышнего известия и встречи с Руфатиком. А может сам Руфик прочтет и увидит, что его ждёт его, любимая-СЕСТРИЧКА (он так ко мне обращался в своих письмах, которые я до сих пор храню).

РУФАТИК молю тебя ради АЛЛАХА отзовись! Я очень жду и скучаю по тебе. Я тоже старею и боюсь, что не дождусь, как папа и мама, которые так и не дождались.

О Аллах, прошу, помогите мне дождаться быстрого радостного известия и встречи с Братиком. АМИНЬ!!!

 

Мамедов Руфат Нариманович (крайний справа)


Помню, как брат приехал в отпуск и обратно улетел 17 января 1986г. и в феврале 24 привезли гроб. Мама очень просила его задержаться. Но он напрочь отказался, сказал: "Мама у меня мои ребята там остались. Я их не могу оставить. " Уезжая, нарды, ручной телевизор, разные наши национальные сладости взял с собой. Он так рвался в часть, как будто на курорт летел. Он планировал после замены в Афгане - поступать в Академию. Очень-очень тяжело… Я до сих пор никак не могу смириться-успокоить себя, я очень-очень сильно любила братика (младше меня на шесть лет). Жду ребят - вдруг увидят мое обращение. Он же вас так любил!

Я только знаю, когда был брат в отпуску ему написал письмо его друг ЗАЛОВ ДЖЕЙХУН ЕМИНБАЛА ОГ. (вот с ним я никак не могу связаться).

 



О второй истории скажу, что, публикуя её, я беру на себя непомерную ответственность, т.к. не согласовал публикацию с родственниками, поэтому огласке предам факты без упоминания имён. Почему всё же я это делаю? Надеюсь, что соединение этих историй в одной статье имеют одну надежду и веру.

Я племянница К. Н. Одним из первых погибших в Афганистане из нашей республики был мой дядя. Вся его многочисленная семья оплакивала его очень много лет. Но лет десять назад, произошло то, что всколыхнуло всю семью. Женщина одна рассказала, что во времена Советского союза она занималась спекуляцией за границей в южном регионе и ей передали письмо, якобы от трёх пленных из Афганистана. В письме они просили сообщить родным, но она, испугавшись проблем с законом, не передала письмо и в итоге потеряла! В письме указывался аул К. а он единственный погибший оттуда.

Моя Мама, под покровом ночи пошла вскрывать могилу, осмотрела труп, китель говорит 46 размера, а дядя 56 размер носил, в черепе ранения нет, зубы ровные, а у дяди кривые зубы были с расщелиной. В то время попытались сделать днк, но не получилось. По новой начала, ещё раз хочу ДНК сделать.

Огромная просьба к вам, если есть хоть какая-то информация о нём, поделится с нами, не проходит и дня, чтобы мои мама, бабушка, дяди и тёти не вспоминали его и в сердце каждого из них таится надежда, а вдруг он жив!?! Мама нашла сослуживцев его, командира...Вчера звонил его командир, поминал...Смущает одно, командир говорит, что их было трое, они на БТР выехали на задание, там снайпер ранил дядю, он сам лично доставил его в госпиталь и он умер там! В то же время, сослуживец дяди Саша М., плача рассказывает, что они попали в засаду в ущелье, три дня их не могли вытащить, ни вертолетами, ни чем… Сверху шёл обстрел, он видел дядю раненого с повязкой на голове, крикнул ему «К.,.,К!...» Он что-то бормотал на своём и поминал Аллаха, больше я его не видел. Третий говорит, что он умер по дороге в госпиталь… Вот и остаётся после этого место сомнениям.

Эти две просьбы побудили меня к этой публикации. А вдруг погибшие ребята найдут свои земли и родственники наконец найдут покой.

Евгений Барханов

P.S. Представить, как была организована отправка тел погибших домой есть воспоминания людей.

«В Кабульском морге работали как зомби, держались только на спирте и чарзе».

 


Цинковое эхо афганской войны из наших дней! - продолжение

Лицо, захороненное под фамилией Мамедов Р.Н. не может быть сыном родителей Мамедова Наримана Мухтаровича и Мамедовой Рагимы Яхья кызы.

Погружаемся в ход событий из первой публикации и переходим к продолжению: Экспертиза ДНК и к письму от командования.

Ссылка на первую публикацию: http://minakultury.ru/материалы/13-материалы-к-проектам-основной/111-материалы-к-проекту-афган-без-вести-пропавшие#materialy-34

Благодаря читателям Залова Джейхуна Еминбола Ог. нашли! Спасибо всем неравнодушным.

К сожалению Джейхун не смог дополнить то, что уже известно о гибели ст. лейтенанта Мамедова Руфата Наримановича.

Мой брат родился 28 мая в городе Баку. В 1984г. Закончил Бакинское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета Азербайджанской ССР. Служил в Афганистане с октября 1984.г. в военной части 51932 Б-2. Официально 19 февраля 1986 года пропал (погиб). Цинковый гроб получили 24 февраля (без окошка)

– это первая странность. Слишком быстро доставили гроб.

О фактах и о других странностях будем сообщать читателю по мере поступления.


Подписали скорбное письмо на Родину командир 2 мотострелкового батальона 181 МСП Юрин Михаил Николаевич и замполит батальона Первушин Юрий Михайлович, в котором они уведомляют родных о гибели боевого друга.

Но на Родину в гробу доставляют совершенно другого человека! Судебно медицинская экспертиза в 1991 году сделала заключение, что лицо, захороненное под фамилией Мамедов Р.Н., не может быть сыном родителей Мамедова Наримана Мухтаровича и Мамедовой Рагимы Яхья кызы.





Спустя девять лет после "похорон" к Рене Хасановой – сестра Мамедова Руфата Наримановича, официально погибшего 19 февраля 1986 года в Афганистане, приехал сослуживец, который был во взводе лейтенанта Мамедова солдатом.

Он назвал себя Лечо. Приехал из Чечни. Лечо рассказал историю, как погиб Руфат. Он обходил посты и вдруг склонился на колено. Лечо к нему подбежал. Руфат сжимал грудь возле плеча и тут же потерял сознание. Его отправили в медсанбат. Так он закончил историю, а потом неожиданно сказал, что так долго не мог приехать потому, что не мог жить с этим и ему нужно было очистить душу. А затем он вдруг спросил "Сестра, ты мне не веришь?". Ну, что я могла ответить, - говорит мне Рена. Но он увидел, что я ему не доверяю. И уже на лестничной клетке, уходя... а мы с ним договорились, что завтра снова встречаемся, чтобы нормально, гостеприимно посидеть и пообщаться, Лечо снова попросил, чтобы я ему поверила. Мой муж сказал, что мы верим. Он ушёл и больше мы его не видели. Нам сказал парень, который сопровождал гроб, что сам точно не знает, ему сказали, что Руфата душманский снайпер убил. Всех, кто со мной связывались, сами не видели, а слышали. Одни догадки. Что с ним могло произойти и почему к нам привезли в гробу "боевые друзья" не того человека?

 

Мамедов Руфат Нариманович

Требуется помощь интернет сообщества в поиске свидетелей обстоятельств, ветеранов 181 МСП и прежде всего бывшего командира 2 мотострелкового батальона Юрина Михаила Николаевича и замполита батальона Первушина Юрия Михайловича!











Узнать, что погиб в плену через 40 лет...




Мы ждём родственников расстрелянного в афганском плену Николая Филиппова. Сидим в холле гостиницы города Миасса Челябинской области. Ожидание мучительное. У нас в руках судебно-медицинская экспертиза и фотография, которую сделал канадский журналист в 1980 году в Афганистане. На ней труп солдата, которого специально для кадра душманы выкопали из земли. Как вспоминал журналист этот момент - ему хотелось иметь "уникальный" документ для публикации, а моджахеды, смекнув, решили помочь ему и продемонстрировали убитого шурави (советского солдата). Это был 1980 год - самое начало нашей войны в Афганистане.

"Я сделал всего один снимок. Я не мог, я не хотел этого видеть. Щёлкнул затвор объектива и я тут же отвернулся."

На фото позируют душманы, которые стоят возле трупа советского солдата. Благодаря тому, что они не прятали своих лиц - афганскому поисковику, помощнику дяди Саши Лаврентьева в Афганистане - удалось через посредника найти непосредственного свидетеля расстрела Николая Филиппова, который за вознаграждение согласился помочь в эксгумации праха. К сожалению ситуация с пандемией и война, которая не прекращается в Афганистане - не даёт возможности осуществить нам задуманное.

По понятным причинам фото, которое сделал канадский журналист, мы не выкладываем в общий доступ. Это фото мы передали родственникам, при этом стоит сказать, что до последнего момента мы сомневались в том, стоит ли это делать. Какое эмоциональное воздействие оно произведёт. Как позже сказала Светлана Николаевна

"Мама бы такое не пережила..."


И вот мы сидим с родственниками Николая Филиппова. Светлана Николаевна рассказывает, как мама получила известие о том, что её сын пропал без вести в Афганистане. А ведь ещё несколько месяцев назад он служил в Москве на строительстве олимпийских объектов. Страна готовилась спешно к Олимпиаде 1980 года. И вдруг письмо из далёкого Афганистана, как в Великую Отечественную - "треугольник". Видимо в первые месяцы после ввода советских войск в Афганистан - конвертов просто не хватало, а опыт великой войны остался, поэтому командование вышло из этого затруднения и разрешило отправлять письма домой по-старинке "треугольником".

Николай Филиппов, "племяш", названный в честь своего пропавшего в Афганистане дядьки, признаётся, что всегда гордился дядей и никогда не допускал мысли, что он мог быть трусом. Он знал, верил, что его дядя герой. Он говорит о нём, и с трудом сдерживает эмоции.


Дядя Саша потом, когда с родственниками помянули солдата Николая Филиппова", шепнул мне на ухо, что вот уже который раз приносит печальную весть родственникам, пропавших без вести в Афганистане, но каждый раз - это испытание для него. Держится за сердце украдкой. Глаза увлажнились. Да я сам еле держусь. Мне надо снимать, записывать, а руки трясутся.


Интервью взяли. Родственникам документы передали. И вдруг они нам сообщают, что ветераны - афганцы города Миасса настояли на том, чтобы дописать на памятной доске имя Николая Филиппова, как погибшего при исполнении интернационального долга. И мы поехали туда.

Нескладно немного выглядит, не по порядку надпись, не в хронологии девятилетней войны...


Газ шумит, пролетая по трубам, не давая ветру потушить вечный огонь. Родина - мать плачет, застыв высеченная из камня. Здесь память о всех погибших в Великую Отечественную миассцах, и о тех, кто погиб позже...



Склони голову прохожий!


Как-то растревожились все, как-то по-особенному стали звучать детали. Светлана Николаевна вспомнила, как люди в штатском ночью приходя, бесцеремонно искали Колю, думая, что он из Афганистана вернулся.

"Но почему именно ночью? У меня маленький Колька, а они чуть не ногой в дверь стучат. Что мы... мы же спим и не можем подбежать и тут же открыть. Страшно это! И так до 1989 года..."


Им звонили из Военкомата за несколько дней до нашего приезда и просили, чтобы Филипповы сообщили, когда мы приедем с бумагами. Они хотели тоже прийти. Но Светлана Николаевна не стала их уведомлять о времени нашего приезда. И это хорошо. Иначе бы не получилось той самой душевности, когда любой неопрометчивый официальный шаг может погубить то самое таинство, в котором мы все находились.

Хотя, стоило бы задать вопрос военкоматовским, а не пора ли писать наградные листы, представляя погибшего солдата Николая Филиппова к ордену посмертно? Солдат остался верен воинской присяге и погиб при исполнении служебного долга на войне!


Река Миасс. Здесь Коля купался. Знаете, он очень любил рыбалку.
Мама сидела на скамеечке, вот там, у дома и ждала.
Сюда одна дорога. Вот она туда и смотрела.


Их дом, из которого ушёл навсегда Николай, стоит на самом берегу. Тихо и как-то по-уральски уютно подпирают реку горы. Лед сковал воду, но подо льдом течёт стремительно время, навевая философские размышления. Вот и закрыта ещё одна страница. Ещё одна история пробежала подо льдом. Услышит ли жизнь бурлящую правду нашей войны?


P.S. Мы вчера вернулись из города Миасса Челябинской области, где встретились с родственниками пропавшего без вести в Афганистане Николая Филиппова. Мы передали им заключение судебной медицинской экспертизы, что позволяет им наконец узнать правду. Николай Филиппов погиб, он был расстрелян в плену. Видео отчёт будет представлен по готовности..






Командир танкового батальона в Афганистане о том, что ещё вчера молчал


БОСЕНКО Виталий Андреевич, командир танкового батальона в Афганистане. О том, как он не подчинился приказу Командарма Громова Б.В. и не снёс мечеть.  О дедовщине, и о том, как он с ней боролся. О боях, о героях и о недальновидных военачальниках. Исповедь комбата! О вранье и о "списанных на боевые"...







За штатом в Афганистане. Вспоминает Евгений Барханов


Евгений Барханов — в 1987 году старший сержант 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, участник вывода бригады из Афганистана и участник боевых действий. Награждён медалью «За отвагу.

Сегодня Евгений Барханов — режиссёр и кинодраматург, участник целого ряда экспедиций в Афганистан и Пакистан, имевших целью поиски пропавших без вести в ходе боевых действий советских военнослужащих, друг и соратник Александра Лаврентьева, интервью с ним уже публиковались «Специнформом». Кроме того, Евгений Евгеньевич — автор документального фильма «Ташакор», повествующего о судьбе солдат и офицеров Советской Армии, попавших в плен к душманам. Настоятельно рекомендую ознакомиться с фильмом всем, кто хотя в малой степени интересуется военной историей своей страны. Посмотреть фильм можно здесь: https://youtu.be/SQJcD4UQLZ4
Источник: канал TacticMedia











О пропавшем без вести Александре Ширшове

Ширшов Александр Владимирович родился 19 сентября 1963 г. в г. Махачкала (Даг. АССР). Учился в средней школе № 12 Рыбинска, затем в ГПТУ-25. Работал в Рыбинском ДСК треста № 16 плотником-столяром. 1 октября 1981 г. призван в армию Рыбинским ГВК.
Служил в Афганистане в 70-й гв. омсб (в/ч п.п. 71176, Кандагар) стрелком- гранатометчиком, пропал без вести 15.6.1982 в провинции Кандагар.
Интервью Ширшовой Надежды Михайловны, мамы Ширшова А.В. Откровенный рассказ о поисках сына, бесконечная переписка с министерствами и ведомствами, о ночных визитах и обысках в квартире: попытка обнаружить, пропавшего в Кандагаре (Афганистан) рядового Ширшова Александра Владимировича.












О пропавшем без вести Викторе Балабанове

В гостях у мамы, пропавшего без вести в Афганистане Ширшова Александра Владимировича, неожиданно вспомнили историю о Викторе Балабанове, как свидетельство тому, что на афганской войне могло произойти то, что произойти не могло в принципе, однако факты вещь упрямая.



Виктор Балабанов

Вспоминает родная сестра советского солдата харьковчанина Виктора Балабанова:

"Как сложилась судьба брата в плену, мы не знали, пока к нам не наведался американский журналист. Он привез видеописьмо от Вити, в котором тот сообщал, что жив, принял ислам. Семья воспрянула духом. Надеялись, что брат вернется домой. Но в 1991 году из Москвы нам сообщили, что он погиб: будучи за рулем автомобиля, подорвался на мине.   О том, что Витя женился на афганке и у него есть сын, мне стало известно лишь недавно от позвонившего из Москвы Александра Лаврентьева. Он работает в Комитете по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников СНГ, возглавляет экспедиции, которые разыскивают в Афганистане без вести пропавших советских солдат и офицеров, а также могилы, тех из них, кого уже нет в живых".

Рассказывает историю о Викторе Балабанове руководитель поисковых экспедиций в Афганистан и Пакистан - Лаврентьев Александр Владимирович.




 







О пропавшем без вести Вадиме Смирнове

Смирнов Вадим 1963 г.р. Сержант. Гранатомётчик. Пропал без вести.
26 апреля 1982 года Перовским РВК г. Москвы был призван в Вооружённые Силы СССР. В Афганистане с января 1983г. в/ч 51884. Пропал 21.06.1983г. пров. Лагман, н.п. Гага-Мунда. Пропал вместе с Полывяном. По данным МО СССР на апрель 1990г. в Пакистане. Рассказ Алексея Тимофеевича, отца Вадима о том, как он ездил в Пакистан и Афганистан на поиски сына. Встречался с Горбачёвым М.С. (генеральный секретарь ЦК КПСС), с Министром иностранных дел Козыревым А.В, с Министром обороны СССР Язовым Д.Т. О том, как решался поиск и как мешали отцу искать сына.












Неизвестная повесть двух советских военнопленных

На фотографии неизвестные советские военнопленные, пленённые в Афганистане. Скорее всего фото сделано после того, как некоему посреднику их удалось выкупить из плена.



Владимир Николаевич Снегирев – журналист-международник, военный журналист, писатель. Много лет занимался поиском и освобождением советских военнопленных в Афганистане, выяснением судеб без вести пропавших, передал нам эту фотографию. Этот фото документ был опубликован в западной прессе. К сожалению больше об этой фотографии ему сказать нам было нечего. Но факт, что это советские военнопленные - точный. Спросить у того, кто передал фотографию Владимиру Николаевичу не представляется возможным.

В свою очередь я дал посмотреть ребятам, которые прошли плен Афганистана, Пакистана и дисбат Швейцарии. От них ответ отрицательный.

Из того, что по фотографии мы видим. Ребят, видимо, помыли, побрили и переодели в европейскую одежду.

Просим интернет сообщество распространить это фото по профильным сайтам, группам, сообществам, с тем, чтобы узнать об этих людях хоть что-нибудь, и о тех, кто помог им выбраться из плена.

С уважением. Евгений Барханов, Александр Лаврентьев.

Связаться с нами можно по электронной почте Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. или через социальные сети.









Операция «Циклон». ЦРУ против СССР в Афганистане

Густав Ласкарис Авракотос (14 января 1938 - 1 декабря 2005) был американским оперативным сотрудником и начальником афганской оперативной группы Центрального разведывательного управления США . Avrakotos был мало известен широкой публике до книги Войны Чарли Уилсон: необыкновенная история из крупнейшей секретной операции в истории , по Джорджу Crile , была опубликована в 2003 году книга, которая изображает участие США в советско-афганской войне.

 

Густав Ласкарис Авракотос

Прочитав эту книгу в контексте поисков пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане, я в полной мере утвердился во мнении, что война в Афганистане носила характер боёв без правил. А советские пленные, дезертиры, случайно попавшие в плен или даже в бою - сразу становились заложниками средневековых интриг и нравов, о которых знали те, кто финансировал моджахедов. Мало того, они умело пользовались этим знанием.

Афганская война была тайной войной, которую ЦРУ вела. Она стала не только крупнейшей операцией ЦРУ, но и самой большой тайной войной в её истории. 15 февраля 1989 года, когда "последний" советский солдат покинул территорию Афганистана, руководители ЦРУ отпраздновали самую большую победу в истории агентства. Телеграмма, отправленная в тот день из оперативного штаба ЦРУ в Исламабаде, состояла всего лишь из двух слов: «Мы победили».

Прошу ознакомиться читателей с некоторыми фрагментами воспоминаний Крайла Джорджа.

Однако при этом прошу воздержаться от чтения людей с ранимой психикой.

  

 Крайл Джордж (слева)

  

 Крайл Джордж

Написание этой книги, судя по всему, стало возможно после смерти главных действующих лиц. 11 февраля 2010 года скончался Чарли Уилсон - один из самых одиозных деятелей в истории Конгресса США.

 

 

Чарли Уилсон

ГЛАВА 14. СЕКРЕТ ГАСТА (фрагмент)

ЦРУ предоставило пакистанской разведке ISI право решать, какие лидеры моджахедов будут получать американское оружие. Не вызывало сомнений, что Масуд (Ахмад шах) оказался обойденным. Подавляющее большинство вооружений поставлялось племенным вождям пуштунов, издавна занимавших господствующее положение в афганской внутренней политике. Никто не мог поставить под вопрос поддержку пуштунов — свирепых воинов, неоднократно унижавших гордость британской армии в XIX веке. Они героически сражались с советскими войсками, гибли тысячами, но никогда не сдавались. Генерал Ахтар, шеф разведки у Зии уль-Хака и сам отчасти пуштун, питал глубокое подозрение по отношению к Масуду. Его возмущала всемирная популярность этого полевого командира, который отказывался от борьбы. Он знал, что агенты MI6, действовавшие под видом журналистов, были частью пропагандистской машины Масуда. Что касается французских врачей, то он сказал Говарду Харту что их восторги по поводу так называемого «Паншерского Льва» имеют лишь одну причину: он «перетрахал всех французских медсестер». Впрочем, сам он был недоволен и даже возмущен отказом Масуда выдвинуться к перевалу Саланг. Он поделился своими сомнениями с коллегами из Лэнгли, присовокупив грубую шутку о характере таджикских воинов Масуда: «Когда пуштун хочет заняться любовью с женщиной, он сначала всегда выбирает таджика».

Авракотос увидел положение в ином свете, когда обнаружил, что между пуштунами и таджикским племенем Масуда существует старинная кровная вражда. Кампания против Масуда стала выглядеть еще подозрительнее, когда Гаст узнал, что многие пакистанские офицеры ISI сами являются пуштунами, и их дружеские отношения с лидерами афганского сопротивления начались за много лет до советского вторжения в Афганистан. По мнению Авракотоса, в чем бы ни заключалась причина бездействия Масуда, пакистанская разведка только мешала делу, задерживая поставки оружия от ЦРУ. Он полагал, что если списать Масуда со счетов, это может обернуться катастрофой. Нужно было найти какой-то способ, чтобы вернуть полевого командира к активным действиям, и Гаст понимал, что любые обращения к ISI не дадут результата.

Агентство в лице Макгаффина уже сотрудничало с британцами для получения информации о Масуде. В отличие от ЦРУ и правительства США, наложившего строгий запрет на переход американцев через границу, британские коммандос SAS с самого начала войны проникали в Паншер и выбирались обратно. У них даже был свой канал поставки для Масуда, независимый от пакистанцев. В Лондоне Авракотос попросил о личной встрече с экспертом MI6 по связям с Масудом.

Это оказался молодой белокурый специалист по партизанской войне с необычным именем Оук. Оук только что вернулся домой после трехмесячного пребывания в зоне боевых действий. В те дни путешествие к Масуду занимало около двух недель: сначала на север от пакистанской границы, а потом через Нуристан и Гиндукуш в Паншерскую долину Оука сопровождали двое других коммандос из подразделения SAS. Их доклад поразил Авракотоса.

«Одно место продрало меня до костей, — вспоминает Авракотос — Этот парень спал с двумя своими приятелями, и однажды ночью он проснулся от ужасных стонов. Он не стал вставать, но надел очки ночного видения и увидел группу головорезов Масуда, насиловавших русского пленника».

Групповым изнасилованием руководил один из заместителей Масуда. В своем докладе Оук рассказал, как неуютно себя чувствовали британцы, особенно потому, что все они были блондинами с приятной внешностью и заместитель Масуда вроде бы положил глаз на одного из них. По его словам, в последние две недели своего пребывания в Паншере они ложились спать с оружием в руках, готовые сражаться за свою жизнь, если их афганские друзья вдруг подкрадутся во тьме. Потом трое англичан и их сопровождающие попались в советскую засаду. Британцы были одеты как моджахеды, и по словам Оука, они бы точно погибли, если бы не тот самый командир, который наполнял страхом их ночи. Он вдруг выбежал на открытую местность и отвлек на себя огонь вертолетного пулемета, спасая людей, которых он поклялся защищать.

В штаб-квартире MI6 Оук рассказал Авракотосу, что картина смерти этого человека наконец заставила его понять древний кодекс афганцев: «Честь, гостеприимство и месть». Изнасилование пленного захватчика было не зверством, как на Западе, а обычной местью. Более того, Оук вернулся домой в убеждении, что имеет дело с людьми чести. Он сказал Авракотосу, что если выбирать союзника для войны с Советами, то таджики ничуть не хуже пуштунов.

У Авракотоса оставался лишь один вопрос: как вернуть Масуда к активным действиям. Оук и его руководители из MI6 склонялись к мнению, что Масуд возобновит борьбу, как только получит достаточно надежный источник снабжения. Они гарантировали, что смогут тайно поставлять оружие Масуду без ведома ISI.

Авракотос почти сразу же начал разрабатывать грандиозный план сотрудничества с британцами. Позднее он говорил, что они предоставили ему возможности, которых просто не существовало в ЦРУ. «Они были готовы делать работу, к которой я не имел права прикасаться. Они фактически открыли «ведомство по убийству людей» в моем собственном отделе».

Авракотос говорит, что впоследствии, когда начали поступать деньги от Чарли Уилсона, «британцы смогли покупать вещи, недозволенные для нас из-за статей об убийстве иностранных граждан и бомбежках без точного определения цели. Они могли поставлять оружие с глушителями. Мы не имели права так поступать, потому что глушитель автоматически подразумевал умышленное убийство. Я доверял ребятам из MI6, но то, что они делали, было их личным делом».

Указанную книгу можно найти в интернете и ознакомиться с содержанием. В одной из следующих публикаций постараюсь представить вам размышления ЦРУ о том, как можно было использовать советских военнопленных в боевых действиях против советской 40 Армии в Афганистане, а самых толковых рекомендовать для иных целей. Для осуществления этих замыслов, по воспоминаниям участников событий, было достаточно средневековых средств воздействия на психику военнопленных, которые уже практиковались в отрядах моджахедов.

 

Евгений Барханов

 

 








Откровенное интервью командира автомобильной роты в Афганистане

Кузнецов Валерий Юрьевич, командир 2-ой автомобильной роты 221 ОБМО ВВС 40 Армии. Повествует в доверительном интервью о том, как один из водителей его роты чуть не попал в плен, о том, как получил "эксклюзивное" взыскание, которое никто не получал в вооружённых силах. О том, как его рота спасла "трубачей" от диверсии моджахедов. Интервью, которое позволит лишь прикоснуться к тяготам военных автомобилистов в Афганистане. Не скучно. С долей здорового армейского юмора, когда смех сквозь слёзы на фоне тяжёлого ратного труда.
Ныне Кузнецов Валерий Юрьевич, полковник в отставке, председатель рыбинской региональной общественной организации ветеранов боевых действий «Доблесть, отвага и честь», директор музея воинов-интернационалистов.










Офицер швейцарского дисбата о советских военнопленных

Обер лейтенант Беат Дитлих, командир подразделения дисциплинарного батальона, в котором содержались вывезенные из Пакистана советские военнопленные. Он с теплотой вспоминает свою службу по охране советских солдат. Интервью о том, как и что происходило с советскими ребятами после пакистанского плена в Швейцарском дисбате, в котором были выходные с увольнительными в город и оплата труда! Частью неформальных соглашений трех сторон (моджахеды, Швейцария в лице МККК, и СССР) было условие, по которому после двух лет пребывания в Конфедерации интернированные военнослужащие получают право возвращения на Родину.



В период войны в Афганистане Международный комитет Красного Креста сумел договориться с моджахедами о передаче им пленных советских солдат. Два года интернированные военнослужащие провели в Швейцарии. Советские солдаты не должны были содержаться, как преступники. Но, с другой стороны, советское посольство в Берне требовало, чтобы солдаты не имели контактов с капиталистическим миром. Поэтому сначала их разместили на территории бывшего монастыря в помещениях исправительного лагеря для взрослых Ст. Йоханнсен (St. Johannsen) в городе Эрлах (Erlach) на берегу Бильского озера.

Поначалу все шло хорошо, директор лагеря был доволен дисциплиной своих новых "подопечных". Однако уже через две недели пребывания в Швейцарии один из интернированных солдат совершил попытку побега, неудачную. Через два часа он был найден и водворен обратно в лагерь. Интересно, что этим солдатом был Юрий Поварницын, который всё же не вернулся на Родину (из 11 бывших военнопленных, содержавшихся в швейцарском дисбате в СССР вернулись восемь человек). Юрий Поварницын еще несколько раз обращал на себя внимание своим не совсем примерным поведением, из-за чего он был переправлен в Бернскую окружную тюрьму. Однако поскольку и другие интернированные все чаще начали проявлять «характер», власти кантона Берн решили, что терпеть это они не намерены, поэтому вскоре все бывшие военнопленные были перемещены в центральную Швейцарию, к подножию горной гряды Цугерберг с видом на Цугское озеро, гору Риги и Альпы. Здесь на высоте примерно одна тысяча метров располагалось фермерское хозяйство «Фрюбюнль» («Frühbünl»), на базе которого швейцарская армия организовала что-то вроде собственного дисбата. Тем не менее, и здесь советские воины проявили себя не с самой лучшей стороны, регулярно пытаясь сбежать.

Всё это в подробностях мы услышали со швейцарской стороны. Теперь, хотелось бы встретиться с ребятами, которые прошли через Швейцарские "застенки". В связи с этим, просим помощи в поиске контактов этих товарищей:

Анисимов Герман Васильевич, дата возвращения в СССР 21.11.1984, проживал Куйбышевская обл. Шенталинский р-н, с. Туарма
Сапожников Виктор Владимирович, дата возвращения в СССР 08.08.1984, проживал Свердловская обл. г. Нижнетуринск, ул. Малышева, д. 41, кв 3
Говтва Михаил Николаевич, дата возвращения в СССР 23.10.1985, проживал Ленинградская обл. г. Тихвин, ул. К. Маркса д.33, кв 1
Акрамов Мухамадали Разинкулович, дата возвращения в СССР 26.02.1986, проживал Курган - Тюбинская обл. Куйбышевский р-н, с-з им. Ильича, участок Фуркат
Агаджанов Хасан Малик Оглы, дата возвращения в СССР 08.08.1984, проживал Азербайджанская ССР, Масаллинский р-н, с. Тазакент
Диденко Валерий Анатольевич, дата возвращения в СССР 20.05.1984, проживал г. Запорожье, ул. Тюленина, д. 23, кв 24, , ныне проживает в Киеве
Клец Константин Иванович, дата возвращения в СССР 10.04.1986, проживал Брестская обл., Ивацевический р-н, д. Обров
Бурба Римаз Викторович, дата возвращения в СССР 21.11.1984, проживал Литовская ССР, г. Друскийнинкай, ул. Ляшкова д. 3, кв 15

Помимо выше изложенной просьбы, просим всех, кто может помочь с контактами вывезенных советских военнопленных из Пакистана Людмилой Торн:

Плотников Вадим Александрович, 1965 г.р., русский, пропал без вести 02.11. 1983 г., проживал г. Москва, ул. Крюковская д. 11/17 кв. 8. Вывезен в Канаду
Розенштейн Анатолий Наумович, 1960 г.р., еврей, пропал без вести 01.04. 1980 г., проживал г. Киев, ул. Демьяна Бедного, д.14-б кв. 5. Вывезен в США

Просим земляков не счесть за труд и проверить адреса этих людей, спросить у соседей.


Поварницын Юрий Григорьевич, на Родину не вернулся, проживает в Швейцарии.

 

 








Мадам Фурно лечила наших пленных в Афганистане

Доктор Жюльет Фурно (р.1954) начала свою деятельность в организации «Врачи без границ» в январе 1980 года с исследовательской миссией в племенных зонах Пакистана и Афганистана, через две недели после ввода советских войск в Афганистан.

 

Она была одним из организаторов подпольных медицинских миссий в Афганистане и в 1983 году стала главой миссии. За время своей работы доктор Фурно организовала материально-технические базы в Пешаваре и Кветте, и более 10 подпольных представительств «Врачей без границ» в различных регионах, в которых участвовали более 500 международных сотрудников организации.



Доктор Фурно вела переговоры с различными группировками сопротивления в Афганистане, и была ответственна за все вопросы безопасности программ организации и логистику. Ее работе с афганцами способствовали глубокие знания культуры Афганистана, где она жила в 60-70 годы, когда ее отец работал там инженером.
Жюльет Фурно работала в Афганистане вплоть до 1989 года.

Жюльет Фурно оказывала медицинскую помощь советским военнопленным. Мы были с ней в переписке и она дала согласие на интервью, но неожиданно перестала отвечать на письма. Уже пол года не можем с ней возобновить контакт. За нас просили уважаемые во Франции люди: руководитель офиса "Врачи без границ" в Москве Стефана ПРЕВО (Stéphane PRÉVOST - Director, MSF office in Russia), французский писатель Седрик Гра (Cédric Gras (écrivain- voyageur). Мы с ним путешествовали вместе в Антарктиду. И он написал мадам Фурно рекомендательное письмо:

Chère Madame, 

Un ami russe m'a prié d'appuyer sa demande auprès de vous concernant un film qu'il tourne et pour lequel vous pourriez, je crois, lui être précieuse. 

Je suis très éloigné du sujet de la guerre d'Afghanistan mais pour avoir passé 3 mois en compagnie de Evgueni Barkhanov à bord d'un brise-glace en Antarctique, je peux vous assurer qu'il s'agit de quelqu'un de bien intentionné, dévoué à la cause du documentaire, méritant et indépendant. 

Espérant ne pas vous avoir importunée par ce message,

Cédric Gras

(écrivain-voyageur)

К сожалению до сих пор ответа нет.

Если у кого-то есть возможность передать мадам Фурно, что мы преследуем сугубо гуманитарные цели и далеки от политики, поверьте, это будет в высшей степени благородный поступок.

Dear Madame!

I am very grateful to you for your answer and for high appreciation of our work. Our team is ready to come to Paris for 2-3 days in the period from 1 to 15 December. We would like to hear from you on a specific date to arrange the trip. We hope to hear and record on camera your story about the events related to Soviet soldiers captured or killed in Afghanistan. Maybe one of your colleagues from the organization "Medecins sans Frontieres" also has information on this issue and will be able to share with us?

We look forward to hearing from you.

Sincerely yours

Alexander Lavrentyev

P.S. Our first film is already completely ready. But it is only in Russian.

Перевод письма:

Дорогая мадам!

Я очень благодарен вам за ваш ответ и за высокую оценку нашей работы. Наша команда готова приехать в Париж на 2-3 дня в период с 1 по 15 декабря. Мы хотели бы получить известие от вас о конкретной дате для организации поездки. Надеемся услышать и записать на камеру ваш рассказ о событиях, связанных с советскими солдатами, взятыми в плен или убитыми в Афганистане. Может быть, кто-то из ваших коллег из организации «Medecins sans Frontieres» тоже имеет информацию по этому поводу и сможет поделиться с нами?

Мы с нетерпением ждем вашего ответа.

Искренне Ваш

Александр Лаврентьев

Постскриптум Наш первый фильм уже полностью готов. Но это только на русском языке.

Публикуем дополнительно фрагмент интервью с врачами только что вернувшимися из Афганистана в Пакистан. Запись 1988 год.




Пешавар. "Врачи без границ" на отдыхе после командировки в Афганистан (2 часть)

 
В истории с Владимиром Кашировым и его геройском поведении в афганском плену у нас в стране наслышаны. Характерная деталь, что его после тяжелого ранения лечили французы по линии "Врачи без границ", а затем записку из плена от Владимира Каширова передал во Франции в Советскую дипломатическую миссию врач - француз, вернувшийся из командировки в Афганистан. Обращаемся к интернет сообществу с просьбой о помощи в поиске контактов с людьми, которые в кадре этого интервью. Возможно, они встречались с советскими пленными в Афганистане и оказывали им помощь.

Съёмка интервью август 1988 года.

Крайне любопытна в этом интервью именно вторая часть. Вы сможете услышать людей, которые находились по ту сторону баррикад с некоторыми подробностями, которые Вас удивят. Поэтому, кто предпочитает видео с субтитрами, прошу включить видео плеер (см. ниже)





Для тех, кто предпочитает познакомиться в письменном виде с интервью, прошу не судить строго. Мы предлагаем автоматический перевод с английского языка на русский:

Интервью:

сначала давайте получим некоторую справочную информацию об их опыте в Афганистане, когда вы впервые приехали в Афганистан и почему вы поехали. Я прибыл сюда 18 мая 1980 года в Пешавар и через месяц после моего отъезда в Афганистан в то время это очень сбивало с толку ситуация была запутанной, и мы не знали точно, как попасть внутрь Афганистана. И мы открыли здесь небольшой диспансер для беженцев, пока у нас не было возможности пройти внутрь, и мы встретили командующего из одного региона, который находится недалеко от граница внутри Афганистана он увидел нас и сказал нам, что у них нет врачей и лекарств уже три года, и мы согласились поехать с ним, это была моя первая поездка в Афганистан

Давайте начнем снова, чтобы убедиться, что мы устраняем весь шум рикши, все Томми, но когда вы впервые пришли в душ и поехали в Афганистан, я впервые приехал сюда, это было в мае 80 года и через месяц после того, как я уехал в Афганистан в тот раз Ситуация была очень запутанной, сотни тонн беженцев прибывали из Афганистана, и мы встретили командира, который жил недалеко от границы внутри Афганистана, и он сказал нам, что с тех пор не видел ни врачей, ни лекарств. Два или три года, поэтому он спросил нас, можем ли мы приехать, чтобы помочь им, чтобы помочь населению у нас есть два врача из признанной канадской национальной частной организации, французской медицинской организации, и мы начали там работать. Я вернулся, хотя врачи пришли, я пошел в другой район, чтобы начать новую медицинскую миссию, и я делал это шесть раз в течение нескольких лет, я провел около одного, и я здесь, в Афганистане. Третья поездка, которую я совершил, была в Панджши. r Valley в 81-м, а затем я вернулся во второй раз в 82-м. Я думаю, что Афганистан в определенном смысле был для меня как. Я имею в виду, что некоторые из моих одноклассников. Франция создала эту организацию в medica Internacional, и они попросили меня, чтобы Я хотел начать эту первую миссию в Афганистане. Я не имел ни малейшего представления о какой-либо медицинской практике в третьем мире, если честно, я очень боялся мира, вы, азиат, но я думал, что это тоже было очень, очень приятно и очень интересно человеческий опыт, поэтому я думаю, что это моя первая мотивация, но когда я впервые приехал сюда, я был очень впечатлен афганцами, то, как они были убеждены в том, что их война была справедливой, и они должны были бороться за свою свободу, как люди и как гражданин я был очень впечатлен, увидев, как сильно они хотели защитить свою свободу, и чем меньше мы могли сделать, так это помочь им, первая поездка была для меня очень впечатляющей, потому что я снова боялся войны, и когда мы поднялись на первая гора это было 12000 футов это было в Норристауне, и когда мы достигли вершины горы, это была граница между Пакистаном и Афганистаном, и все моджахеды были со мной, они повесили свое оружие прямо перед горами, и они сказали мне, что теперь вы свободны Вы находитесь внутри Афганистана, и я был очень удивлен, так сильно удивлен, потому что дорога, по которой мы спускались, была полна мин, и это был очень узкий путь, по которому мы могли идти тихо, но не ходить по траве и куда-либо еще, потому что это было опасно, я имею в виду, что в то время, когда было так много беженцев, прибывающих из Афганистана, они установили много мин на границе, просто чтобы напугать больше людей, и было много жертв. В то время я видел мины в сама трава это была маленькая бабочка пластиковая шахта зеленая.



Вавум Браун, наши мускулистые умы, да, и второе, что меня очень впечатлило, это было хорошо, это была медицинская сторона, как иностранный врач, доктор, я понял, что у населения больше нет медицинских ресурсов, а это означает, что новая Индия плевок, ни доктора, ни медсестры четыреста тысяч жителей в этом районе, где я находился, и это было для меня шоком, первая жертва была в долине Пангея, первая и последующая, потому что в то время было много жертв, было то, что удивило В то время это было в начале войны, и в худшее время был постоянный фронт в устье долины, а это значит, что там был постоянный фронт моджахедов и русских, поэтому регулярно возвращались раненые с этого фронта и помимо профилактической медицины. Было много операций, которые нужно было сделать, первая команда, которую мы работали с врачом-мужчиной, и я, как врач-женщина, а затем мы попросили хирургическую бригаду приехать из-за этой операции, чтобы готово, а затем мы обычно отправляли на четыре года в этот период команды скьявелли, не больше трех или четырех человек, потому что по соображениям безопасности и всегда смешанные команды мужчин и женщин мы основали больницу в центре долины в то время в панче в первый раз, когда я приехал, там было около 100000 жителей, и ситуация была довольно спокойной в течение тех трех месяцев, когда я оставался там, это было из соображений фантазии, потому что до моего приезда, но пока я был там, было довольно спокойно назад ситуация, которая сильно изменилась, я имею в виду, что каждую неделю было две или три бомбардировки долины и деревень, и когда я приехал, я увидел, что население больше не живет в долине в течение дня все семьи собираются в горы, прячась в течение всего дня, и они возвращались в пять или шесть часов ночи в дома, чтобы сделать все домашние задания, все полевые работы и так далее, и на следующее утро, если было солнечно, население жило как вернуться в горы.

Что у вас было хорошего, чтобы позаботиться о том, как долго вы пережили, какие ранения мы смогли пережить в течение шести месяцев о хирургических и медицинских услугах, мы привозили все хирургическое оборудование из Франции, и мы покупали большую часть лекарства здесь, в Пакистане, но вы знаете, что это особый способ работы, это очень сложная ситуация, нет электричества, нет воды, поэтому все сделано в отношении поля, и, наконец, это не сложное оборудование, но очень полезное и адаптировали оборудование, и мы могли бы делать лапаротомии, мы могли бы делать ампутации, мы могли бы делать довольно много операций, но не, например, костную хирургию, потому что для этого требуется слишком много хорошего оборудования и хорошей атмосферы Я имею в виду, что вы знаете, я думаю, что мы спасли большинство людей, которых мы видел и от всех других медицинских бригад, с которыми я мог встретиться, когда они вернулись, хотя было не так много людей, умирающих из-за отсутствия заботы, когда мы могли быть там, и это хорошее отражение для вас как иностранные врачи, чтобы увидеть, насколько мы подготовлены к медицине в нашем сознании, потому что, в конце концов, мы не потеряли мы потеряли мы не понимаем, насколько тело может защитить себя, и как врач, это очень хороший урок для нас видим, что мы можем многое сделать без очень сложного оборудования, но с хорошо адаптированным оборудованием

Я уверен, что она заметила с другой стороны о да, о да, о продолжительности депопуляции в Кабуле, я имею в виду, что афганцы, живущие в Кабуле, знали, что они были в Пангеи, и, к сожалению, продолжительности также они знали, что там была больница. второй раз я вернулся за два месяца до этого, когда была другая команда, больницу взорвали, поэтому, когда я приехал во второй раз, в первые дни я хочу увидеть Ахмад Шаха Масуда, который был командиром банши в то время и я попросил у него разрешения повесить большой красный крест на крыше больницы, и он засмеялся, он сказал мне, что это будет лучшая цель для самолетов фаджр, но он также согласился в некотором смысле он согласился, поэтому мы пошли базар, и мы купили большой кусок красной ткани и положили его под крышу, и через месяц после бомбежки больницы мы пошли на вершину горы, чтобы посмотреть, виден ли Красный Крест, я имею в виду, было достаточно большой и большой я имею в виду мы сделал несколько снимков больницы и видно, что на крыше стоит Красный Крест

мы были очень хорошо взяты на себя моджахедами и населением, вместе взятым, это была довольно хорошая безопасность, но в то же время мы были на одном уровне, чем кто-либо, что означает, что самолеты не делали разницы во время между деревнями и больницей наш дом наши школы и даже то, что в Панджшире все школы, которые были созданы в то время хорошо организованная нами больница, довольно систематически бомбили, не было никакой грязи, я имею в виду, что это была цель для них и в конце второй миссии я сказал, что есть шесть месяцев, и два последних месяца было очень большое наступление, никогда население пансори не видело, что прежде были сотни вертолетов и бомбардировки Миком всей основной долины, которую покинуло все население. небольшие долины вокруг, и все были там, где беженцы в этих маленьких горах, маленьких долинах, я имею в виду, и мы были частью этого, и мы пытаемся лечить людей, которые были ранены, и после 13 дней этого наступления так Мне листовки с первого дня привозили вертолетами, но 30, 13-го дня, в листовке говорилось о нас, в которых говорилось, что мой костюм мой костюм покинул долину с двумя французскими проститутками, поэтому все моджахеды были с нами, что мы смеемся потому что раньше они видели такие листовки, но я сам подумал, что нам, возможно, следует быть более осторожными, потому что было очевидно, что мы им интересны, поэтому через несколько дней ситуация была действительно ужасной, невозможно было выйти из пещер, это было бомбардировки и бомбардировки каждый раз, поэтому мы отправили сообщение командиру Месуту, который находился на другой стороне долины, чтобы спросить его, что делать из-за этого и безопасности, и через несколько дней, через две недели после того, как он отправил нам сообщение, в котором говорилось, что что русские смотрели на нас во всех деревнях, поэтому он приказал нам вернуться в Пакистан, потому что это было слишком опасно для нас и для населения, и для моджахедов факт наличия двух иностранцев, создавая некоторую проблему безопасности для населения также, и когда мы прибыли сюда, это было через 1 с половиной месяца после начала наступления, я встретил некоторых друзей, которые ждут нас здесь, и они были абсолютно удивлены, увидев, что мы возвращаемся, и они сказали нам, что вы не в тюрьме в Кабуле, и я не понял, почему, когда мы были в Панджшире, российский посол в Исламабаде сказал французскому послу, что они схватили двух французских врачей, поэтому Министерство иностранных дел в Париже наши семьи и так они думали, что мы в Кабуле в тюрьме и все это было в конце 84-го, с тех пор я организовал медицинское обучение здесь, в Пешаваре, потому что мы много занимались медицинским обучением в миссиях внутри Афганистана, и из-за обострения войны в 84-м все становилось очень трудным с точки зрения обучения вам нужно иметь достаточно атмосферы, чтобы обучать некоторых людей, поэтому мы решили организовать здесь медицинское обучение, которое было работой в 85 году, а в 86 году меня попросили стать частью команды MSH, которая является американкой. организация, базирующаяся в Бостоне, с которой мы заключили контракт, ID, чтобы попытаться внедрить систему отказов для всего Олафгана, и я работаю в этой организации в настоящее время, так как вы впервые обратились за гораздо большей медицинской помощью прибыл

вот это, и я слышал жалобы на некоторые аспекты медицинской системы, что людей обучают за слишком короткое время и отправляют, не зная, что они делают, поэтому как вы на это реагируете? Я более оптимистичен, потому что я считаю, что очень решительно, что афганцы способны на многое и лучше всех доказывают, что именно то, что они делали в течение восьми лет в Афганистане, во время этой войны, они смогли сражаться против красной армии, но вы не сражаетесь так, как вы понимаете. организовали вы организовали население вы создали администрации для ведения такой долгосрочной войны, и афганцы много сделали внутри Афганистана за эти восемь лет, и я считаю, что в достаточном количестве регионов есть хороший контроль, чтобы иметь возможность сейчас доверять афганцам я имею в виду, что у меня нет я видел, как они работают Я работал с ними внутри Я работаю с ними сейчас, и я верю, что все они могут делать много вещей и особенно программы развития, потому что с восьми лет Власти Афганистана были вынуждены взять на себя ответственность за все население, потому что ситуация была и остается для них очень сложной, и в военных действиях они, возможно, предприняли гораздо быстрее, чем если бы они должны были быть в мирном мире. время, и для меня это аргумент для людей, которые заботятся о программе развития, что означает, что население может быстрее разработать программу развития в условиях войны, потому что они обязаны быстро делать вещи

и с 80-го до 88-го произошли огромные изменения, например, в области здравоохранения, у вас теперь есть региональные системы здравоохранения с региональными чиновниками здравоохранения, которые были назначены командирами населением, и они очень хорошо проводят свое шоу. мы должны помочь им, насколько это возможно, и с 85 года здесь было организовано несколько тренингов, которые, наконец, делают новое медицинское афганское поколение, потому что по многим причинам пара медицинского персонала была до войны. приехать сюда или поехать в Европу или Америку, и там не хватает врачей и медсестер, а медицинский персонал, который пытается сейчас, очень полезен.










Хильда Брайант в Афганистане

Она проникла в Афганистан нелегально вместе со своим оператором Ричардом Паули в 1984 году и в течение трёх месяцев путешествовали по Афганистану с вооружёнными моджахедами с целью сделать репортаж о советском вторжении в Афганистан. Она бы не привлекла наше внимание, если бы в кадре её репортажа не появился сюжет о погибшем советском солдате, останки которого один из моджахедов демонстративно топтал ногой, сообщая при этом, что советские бросили труп и ушли. Необходимы уточнения в этом вопросе. А при уточняющей информации может появиться очередная возможность организовать поиск останков пропавших без вести советских солдат в войне 1979-89гг. с целью идентификации и возвращения их на Родину.

Хильда Мари Брайант родилась 4 февраля 1928 года в Биг-Рапидс, штат Мичиган, в семье Джорджа Рэя и Мэри Джейн (Уайт) Маллетт. Хильда скончалась 27 марта 2014 года в Стэнвуде, штат Вашингтон.

Хильда получила степени бакалавра и магистра в Вашингтонском университете и сделала успешную карьеру, репортер по социальным и расовым вопросам в Seattle PI, репортер-расследователь / продюсер на KIRO TV . За эти годы она получила множество профессиональных наград и признаний.

Любопытны воспоминания об опасном путешествии в Афганистан Ричарда Паули, оператора Хильды Брайант

 

Я УВЕРЕН, ЧТО Я БЫЛ ПЕРВЫМ, ХОТЯ ДРУГИЕ ТОЖЕ ПЫТАЛИСЬ, НО НЕ БЫЛИ ТАК УСПЕШНЫ.

Бригады журналистов тайно проникали в глубь Афганистана раньше и, возможно, находятся там в настоящий момент. Мне удалось в течение нескольких дней во время весеннего наступления советских войск быть персональным оператором моджахедов с высококачественной видео камерой - в 40 милях от Кабула снимать войну.

На спине у меня была система Sony BetaCam BVW-3, аккумуляторы и четыре часа ленты. Мы с репортером прошли 20 миль, посетили места недавних боев, сделали снимки обстрелов российской артиллерии, гуляли, молились, ели и ночевали вместе с вооруженными до зубов афганскими моджахедами. Эта война остается секретной ... далекой и иностранной, но при этом сохраняя стратегическое значение.

Мы погрузились в эту войну, в которой Советы испытывают свое оружие - бронированные ударные вертолеты МИ-24, мины- бабочки, высотные ковровые бомбардировки. Весь мир должен был это видеть вместе с нами.

Главная задача журналистов заключалась в том, чтобы их тайно переправили в Афганистан в зону боевых действий с оборудованием на 50 тысяч долларов.

 

Хильда Брайант раньше бывала в Афганистане в качестве репортера газеты. Чтобы попасть в Афганистан, нужно было преодолеть восемь контрольно-пропускных пунктов Пакистана, не пропускающих иностранцев в Афганистан. В начале их путешествия дорога была заполнена красочными и ярко раскрашенными грузовиками и автобусами груженными людьми, направлявшимися воевать в Афганистан.

В Парачинаре мы ненадолго остановились у комплекса с высокими стенами, принадлежащего нашим хозяевам, одному из семи ответвлений армий Исламского Альянса. Обед из мяса и риса, мы все сидели на полу, ели пищу пальцами правой руки и восхваляли Аллаха после вкусной еды. Оттуда мы проехали еще несколько контрольно-пропускных пунктов, в которых мне пришлось притвориться спящим (поскольку я не мог говорить на пушту). Мы спрятали кинокамеру между ног, накрыв тонким одеялом. Мой репортер, Хильда, ехала за нами в машине скорой помощи, поэтому, если бы нас остановили для более внимательного осмотра, они бы сигналили, чтобы охранники пропустили нас. Она была менее меня обеспокоена, если бы ее остановили, потому что она была покрыта чадрой и согласно исламским законам мужчины не разговаривают напрямую с женщиной, за исключением своих семей. Проехав по окраинным дорогам - некоторые размытые, некоторые чуть шире наших автомобилей - мы прибыли в крошечную горную гарнизонную деревню Тери Мангал. Это был грязный и шумный город, заполненный каменными и деревянными домами. Моджахедов грузили припасы для боевых действий поблизости.

 

Тери Мангал находился примерно в 4 милях от пещер Тора-Бора. Советы считали это целью, достойной ковровой бомбардировки. Граница с Афганистаном находится поблизости, но граница игнорировалась всеми, кто живет по обе стороны. Мы прошли невысокий прилегающий горный перевал. Мы спустились в некогда оживленный город Али-Хель мимо ржавых корпусов русских танков.

Высота, на которой мы поднимались, острые ощущения от новых и невиданных ранее достопримечательностей придали мне новую энергию. Я снял много руин, еще 5 корпусов танков, мины, сброшенные с воздуха, гильзы. Однажды я съехал с дороги, и мои хозяева кричали мне остановиться. Меня испугало предупреждение о том, что я забрел на минное поле. Переваривая этот страх, я посмотрел вниз и увидел, что нахожусь среди неглубоких могил с костями русских мертвецов. Русские не смогли вернуть своих мертвецов.

Наши хозяева готовились вскоре атаковать советский гарнизон. Меня пригласили стать свидетелем нападения. Думая, что видео, сделанные камерой, могут не стоить 10-часовой прогулки и риска смерти, я любезно отклонил приглашение.

Получив свидетельства западных журналистов с отсылкой к воспоминаниям о войне в Афганистане 1979-89 гг. мы предпринимаем попытки найти контакты этих журналистов, чтобы побеседовать с ними и определиться с географией поисков пропавших без вести советских военнослужащих, останков погибших солдат с целью идентификации и возвращения их на Родину.

Всем, кто обладает подобной информацией, просим сообщить.








Репортаж Хильды Брайант из лагеря Пара-Чинар 1984 год

В кадре указанного репортажа моджахед хвастает перед Хильдой победой над советскими, указывая, что советские бросили своих убитых товарищей и ушли. При этом демонстративно это доказывает.


Она была в лагере Пара-Чинар, расположенный на парачинарском выступе Пакистана "аппендиксом" вклинившийся на территорию Афганистана. Действительно, афгано-пакистанская граница в этом месте имеет "размытую" географию. Поэтому, не редко "по ошибке" советские штурмовики наносили бомбо-штурмовые удары по этой пакистанской территории.

Необходимы уточнения в этом вопросе. И при необходимости организовать поиск останков погибших солдат с целью идентификации и возвращения их на Родину.

Хильда Брайант умерла  в 2014 году.
https://www.legacy.com/obituaries/seattletimes/obituary.aspx?n=hilda-marie- bryant&pid=170516885&fhid=3642&fbclid=IwAR15GCwE7279m_foQZOQZzcP7_-I6VL94LRN9ZMBJEGiJLWx8goqLzK0P9c








Интервью начальника ОО КГБ СССР по 40 Армии (Афганистан)

Принципы органов военной контрразведки не меняются столетиями, поэтому интервью несколько купировано. Вырезаны имена в двух местах участников событий. Однако, в целом интервью откровенное, особенно в его оценочной части в финале. Был затронут вопрос политической оценки, вопрос с пленением Александра Руцкого и о работе 9 отдела - отдел ОО КГБ СССР по 40 Армии - поиск пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане.
ОВСЕЕНКО Михаил Яковлевич. В органах госбезопасности: с 1958 г. Работал в военной контрразведке. В 1960 г. окончил школу КГБ №305, служил в войсках Дальневосточного ВО. В 1971 г. окончил военное училище. Занимал следующие руководящие должности: начальник ОО КГБ по 5-й армии, ДВО (на 1979 – 1982 г.); заместитель начальника ОО КГБ по Туркестанскому ВО (май 1982 – 1985 г.), с сентября 1982г. находился в Афганистане, курировал работу ОО КГБ по 40-й армии. С 1983 г. участвовал в боевых операциях, член опергруппы командующего ТуркВО, затем опергруппы Минобороны СССР в Кабуле. Начальник ОО КГБ по 40-й армии, ТуркВО (26 декабря 1985 – 1987 г.). Заместитель начальника ОО КГБ по Ленинградскому ВО (октябрь 1987 – декабрь 1991гг.).




ОВСЕЕНКО Михаил Яковлевич
Звание - генерал-майор. Награды: ордена Красного Знамени и Красной Звезды.









Валентин Дубина один из тех, кто вернулся на Родину из Афганистана

Валентин Дубина призвался в армию в 1984-м.




Видео ролик смонтирован из материалов программы "Взгляд" за 1996 г.


Свой последний день в качестве советского солдата он помнит хорошо. Валентин отправился за водой и неожиданно увидел возле себя нескольких вооруженных людей. Те подошли и приказали следовать за ними. Валентина вели несколько дней, переходя из кишлака в кишлак и заметая, таким образом, следы на случай погони. Куда его ведут, сколько придётся идти и чем закончится поход, он не знал. Через несколько суток оказались на перевале Саланг в одном из крупных гарнизонов моджахедов. Там Валентин встретил многих ребят из Украины и России, немало было и азербайджанцев. О том, как сложилась судьба большинства из них, он сейчас ничего не знает. Всех пленных готовили к длительному переходу. Они понимали, что рядом с войной их не оставят, слишком большим было бы искушение бежать к своим. Афганцы запасались рисом, тёплой одеждой, овечьими шкурами и водой. Пленных заставляли искать и собирать в мешки коровьи лепешки. Дров не было, да и высохший навоз легче дерева, а потому в походе нужнее. За водой шурави под конвоем отправлялись за 3 километра в низину и приносили по 20 литров каждый. Таких ходок каждый из них в сутки должен был сделать десять. Никто не знал, что их ждёт в плену, но каждый стремился к единственной цели – выжить. На одной из баз «воинов ислама», замаскированных под лагерь афганских беженцев, и решилась судьба Валентина Дубины. Измученный дорогой, со стертыми в кровь ногами, он физически не мог продолжать путь. Его поставили перед выбором: или оставят здесь, или отправят в пакистанскую тюрьму, где надо будет ждать либо выкупа, либо же смерти. Солдат подумал, всё взвесил и сказал, что остается.

Ссылка на источники:

https://sites.ualberta.ca/~khineiko/izvestia_93_99/1126619.htm
https://www.facenews.ua/news/2012/58114/







Взгляд французского журналиста, который провёл с моджахедами в Афганистане незабываемые дни...

Перевод статьи - воспоминаний французского журналиста Эдварда Жирарде - предлагаю к прочтению. Крайне любопытные факты и взгляд на события тех лет. Этот взгляд с так называемой "той стороны", но и в нём чувствуется то, что мы называем откровением войны и жизни.

27 декабря 1979 года - Советская Красная Армия вторглась в Афганистан, чтобы поддержать осажденный коммунистический режим против быстро растущего восстания, в основном консервативных соплеменников. Эдвард Жирарде, молодой парижский корреспондент, отправился в Кабул, чтобы сообщить о новой «маленькой» войне, которая теперь грозила превратиться в нечто гораздо большее.

 

Афганские моджахеды в провинции Кунар с видом на реку Кунар и горы Цфат Ко вдали
(Фото: Эдвард Жирарде)

Я сидел в кафе в Париже тихим поздним летним утром 2009 года, за тысячи миль от осажденной, раздираемой войной страны, о которой я писал как журналист 30 лет, когда у меня зазвонил телефон. Это мой племянник сообщил мне, что меня разыскивает голландская полиция. Сбитый с толку, я набрал номер, который он мне дал, и, к моему удивлению, меня перевели в Управление по военным преступлениям Национальной полиции Нидерландов в Гааге. Бертьян Тьерде, старший офицер подразделения, хотел знать, сможет ли он и его команда приехать в Женеву, чтобы допросить меня относительно давней расправы над 1000 мужчин и мальчиков в небольшом городке Керала в восточной афганской провинции Кунар. Они продолжали следить за историей, о которой я впервые сообщил в начале 1980 года как молодой иностранный корреспондент, работающий в Christian Science Monitor. Через несколько дней я покинул Париж и вернулся в свой дом в маленькой французской деревушке напротив швейцарской границы. Несколько недель спустя Тьерде и его коллега-следователь афганского происхождения прилетели из Амстердама навестить меня. Согласиться на встречу с голландскими следователями по военным преступлениям было нелегко. С одной стороны, я уважал аргументы тех иностранных корреспондентов, которые отказались давать показания в трибунале по военным преступлениям, например, после Балканских войн в 1990-х годах. Они утверждали, что раскрытие такой информации может повлиять на конфиденциальность потенциальных источников или даже поставить под угрозу жизнь журналистов, которые могут быть восприняты как шпионы. С другой стороны, я чувствовал, что, учитывая, что у меня могла бы быть более важная информация об этом преступлении против человечности в Афганистане, я был обязан поделиться всем, что могло оказаться полезным.

Голландские следователи устроились за моим обеденным столом, чтобы провести долгий полдень, обсуждая войну, которую я освещал - и продолжаю освещать - на протяжении большей части моей журналистской карьеры и которая во многом определила ход моей жизни. Свое интервью они начали с того, что рассказали мне, что Управление по военным преступлениям ведет дело против бывшего командующего коммунистической афганской армией, проживающего в настоящее время в Нидерландах. Не называя мне его имени, они заподозрили его в участии в резне в Керале. Тьерде сказал, что их особенно интересовал мой рассказ о Monitor, который я написал 4 февраля 1980 года под названием «Мрачная глава в войне в Афганистане». У них также была копия моей книги 1985 года: Афганистан: Советская война, в которой были представлены дополнительные подробности резни в Керале. «Жители Кунара подали жалобы и готовы сотрудничать», - сказал мне Тьерде. «Однако время прошло, и это не облегчает задачу». Учитывая, что я цитировал различных свидетелей, они хотели знать, могу ли я предоставить более подробные сведения о виновных в преступлении. Тьерде достал распечатку моей статьи, которую я не читал десятилетиями. В нем пояснялось, что 20 апреля 1979 года около 1170 невооруженных мужчин и мальчиков были застрелены, а затем снесены бульдозерами, некоторые из них еще живы, в мягкий грунт поля с видом на место, где заиленные воды притока Печ впадают в реку Кунар и затем дальше к Инду и Индийскому океану. Как и многие статистические данные по Афганистану, эта цифра должна оставаться приблизительной. Тем не менее, резня оказалась первым зарегистрированным случаем крупномасштабной военной расправы над мирным населением с момента начала гражданской войны в Афганистане летом 1978 года. Это была также первая важная история, которую я рассказал как начинающий военный корреспондент.

Основываясь на свидетельствах из первых рук десятков вдов и нескольких выживших мужчин, которые искали убежища прямо через границу в пакистанском племенном агентстве Баджаур, статья начиналась с первого абзаца: «Это были незабываемые пять минут. «Они заставили всех мужчин выстроиться в ряд на корточках в поле недалеко от города, а затем открыли огонь из автоматов сзади», - вспоминает Абдул Латиф, бородатый афганский дорожный полицейский. «Затем они рассредоточились по городу, застреливая всех оставшихся мужчин, которых смогли найти».

 

Журналист Эдвард Жирарде (средний задний ряд) с командирами партизан в Печской долине Кунара в нескольких километрах от Кералы. со свидетелями кровавой бойни в Керале в апреле 1979 года
(Фото: Эдвард Жирарде)

Воспоминания быстро вернулись ко мне. Я извинился и поднялся наверх, чтобы забрать свои тетради - все они хранились в огромном школьном сундуке на чердаке. Я раскладывал их по столу, объясняя, что резня была в первую очередь афганской операцией, надзор за которой осуществляли офицеры, лояльные к бескомпромиссной фракции Халки коммунистической Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) во главе с тогдашним президентом Нур Мохаммедом Тараки и премьер-министром Хафизуллой Амином. Я сказал им, что, хотя слухи о массовых казнях в Афганистане всегда ходили, никаких подтверждающих свидетельств очевидцев не поступало. Голландские следователи хотели знать, как я пришел к сообщению о резне в Керале десятилетиями ранее. Я объяснил, что в то время мне было 27 лет, и я думал, что работа иностранного корреспондента - самая романтичная работа на земле. Обладая небольшим опытом, но с огромным энтузиазмом, я получил несколько внештатных заданий в нескольких журналах, газетах и ​​телеканалах и в октябре 1979 года, всего за три месяца до советского вторжения, начал освещать быстро развивающуюся гражданскую войну, которую я поняли, может превратиться во что-то гораздо большее. Основываясь на этих первых статьях, «Монитор» взял меня на штатного специального корреспондента.

В первые дни гражданской войны в Афганистане военное присутствие Советского Союза было минимальным. Однако по мере роста вооруженной оппозиции Москва оказывала все большую поддержку. 27 декабря 1979 года около 120 000 военнослужащих Красной Армии официально вмешались, перейдя через Амударью в Афганистан, тем самым начав почти десятилетнюю советскую оккупацию этой горной и пустынной страны на стыке Средней Азии и Индийского субконтинента. Как и многие журналисты, освещающие советско-афганскую войну, я базировался в городе Пешавар в северо-западной пограничной провинции Пакистана, где Организация Объединенных Наций и десятки агентств по оказанию помощи организовали операции по оказанию помощи трем миллионам беженцев, которые бежали в Пакистан в начальный период оккупации. Близость Пешавара к Афганистану, расположенного на широкой плодородной равнине у подножия исторического Хайберского перевала, позволила мне совершать тайные трансграничные репортажи. Я также смог побывать в быстро расширяющихся лагерях беженцев, которые появлялись на протяженности 2400-километровой пакистанско-афганской границы. Каждый день мы были свидетелями новых волн измученных мужчин, женщин и детей, прибывающих пешком, на машинах, на лошадях или верблюдах из-за гор и пустынь.

 

Западные журналисты внутри Афганистана вместе с белуджахами-моджахедами в начале 1980 года, в том числе репортер из Кералы Раули Виртанен (впереди в центре); Эдвард Жирарде (спереди справа) и Коре Верпе (второй слева, задний ряд)
(Фото: Раули Виртанен)

На моем ломаном дари и пушту или с помощью переводчика я мог поговорить с беженцами, которые с готовностью предоставили полезную информацию об условиях в контролируемых правительством районах. Многие говорили о преднамеренных нападениях Шурави (Советов) на деревни, подозреваемые в поддержке моджахедов, так называемых афганских бойцов сопротивления. С вдовами беженцев можно поговорить: они больше не имеют «ценности». Многие личные сообщения были душераздирающими. Но одна история особенно привлекла мое внимание. Сотрудник по оказанию международной помощи рассказал мне о группе вдов, проживающих среди примерно 400 семей беженцев из племени кунари в пакистанском племенном агентстве Баджаур, менее чем в 20 км от афганской границы с провинцией Кунар. Мне сказали, что вдовы открыто говорили о том, как были убиты их мужчины. Я знал, что, как правило, как мужчина-журналист, я не могу брать интервью у афганских женщин, особенно из очень традиционных племен. Большинство моих репортажей основывались на обсуждениях со старейшинами племен или главами семей, в то время как женщины осторожно слушали, прячась за перегородками. Однако я узнал, что одна из странностей афганской культуры заключается в том, что, хотя незамужним и замужним женщинам не разрешается разговаривать с мужчинами, не являющимися родственниками, вдовам разрешается. Меня проинформировали, что по племенному обычаю вдовы считаются «бесполезными», и поэтому мне будет разрешено взять у них интервью.

Вместе с Ником Проффиттом из Newsweek, Коре Верпе из норвежской Morgenbladet и Раули Виртанен из финской Helsingin Sanomat я решил исследовать лагерь беженцев вдов. В те дни поездки в племенные агентства не вызывали особых проблем. Просто нужно было разрешение и зарегистрироваться в местной вооруженной полиции, которая затем сопровождала нас в качестве «защиты». Нам потребовалось всего несколько часов, чтобы добраться на джипе до Баджаура, дикой приграничной зоны с поросшими кедровым лесом предгорьями с видом на аккуратно террасированные пшеничные и маковые поля. Оказавшись в лагере, мы кропотливо записали истории каждой из вдов, делясь друг с другом своими наблюдениями и заметками. Я написал статью, основанную на двухдневном репортаже, который, как я надеялся, четко проиллюстрировал жестокость афганской войны. Этот материал получил в 1981 году премию Sygma Delta Chi за лучший зарубежный репортаж, одну из главных наград Америки в области журналистики. Мне хотелось верить, что я победил благодаря своему старательному репортажу или что статья задела нерв тех, кто считал нарушения прав человека невыносимыми. Однако мне было до боли ясно, что премия, скорее всего, была присуждена, потому что статья разжигала истерию холодной войны 1980-х годов. Американцы оценили заголовки примеров коммунистической жестокости, оправдывающие их осуждение советского вторжения.

Голландские следователи снова и снова допрашивали меня, чтобы получить дополнительную информацию или имена возможных свидетелей, которых я мог бы предоставить. Они подчеркнули, что любая подсказка, любая дополнительная деталь может быть полезной. Действительно, британский Скотланд-Ярд успешно собрал свидетельские показания против Сарвара Зардада, бывшего афганского военачальника, обнаруженного в Великобритании в 1998 году сотрудниками BBC Джоном Симпсоном и Питером Жувеналом. Когда Талибан пришел к власти, Зардад сбежал на юг Лондона, где у него была пиццерия. Используя видеосвязь для проведения интервью с людьми, все еще находящимися в Афганистане, Скотланд-Ярд в конечном итоге собрал достаточно доказательств, чтобы приговорить Зардада в 2005 году к 20 годам тюремного заключения за похищение и пытки. Очевидно, голландская полиция надеялась на аналогичный результат, и я очень хотел помочь. Однако моя информация была в первую очередь косвенной. По большей части это было основано на интервью с беженцами, с которыми я столкнулся, а также с несколькими пакистанскими офицерами из Баджаурских скаутов, военного ополчения. Голландцы уже выяснили ряд свидетелей, о которых я упоминал как в моей статье, так и в книге. Они выследили их и допрашивали либо удаленно, либо через видеосвязь, либо через интервью в Афганистане. Несмотря на эти зацепки, голландцы изо всех сил пытались продвинуться от сбора свидетельств с чужих слов к получению веских доказательств, которые можно было бы использовать в суде. В моей истории Monitor я особо подчеркивал, что в Керале было убито гораздо больше людей, чем когда-то все мужское население Лидице, Чехословакия, было убито нацистами во время Второй мировой войны или когда американские войска стреляли в мирных жителей во вьетнамской деревне My Lai в марте 1968 года. И все же, какой бы возмутительной ни была эта резня, я был разочарован, заметив, как быстро Керала исчезла из общественной памяти. К концу 80-х мне впервые удалось побывать в небольшом городке Керала. Это было после того, как Советы ушли. Все, что я нашел, - это два простых комплекса с глинобитными стенами, окружающих места массовых захоронений. Не было табличек или других форм институциональной памяти.

 

Могила в Керале, 2004 г. (Фото: Эдвард Жирарде)

Возможно, я ожидал такого рода мемориала сопротивления, который можно найти по всей Франции, отмечая место казни нацистов или засады. Однако для большинства афганцев Керала была просто еще одним ужасающим военным инцидентом. «У нас было так много убийств», - объяснил мне один афганский друг. «Почему Керала должна быть по-другому?» Это разочарование оставалось со мной на десятилетия, но визит голландской полиции возродил надежду на то, что, возможно, все-таки справедливость для жертв резни в Керале все же наступит. Для журналиста, который так долго писал о войнах и гуманитарных кризисах в Африке, Азии и других местах, часто для кажущейся равнодушной аудитории, было приятно узнать, что поспешно написанная несколько десятилетий назад статья может сыграть роль в изменении хода истории. . Хотя бы только для афганцев. История Кералы была лишь одной из сотен, которые я написал и сообщил о конфликте в Афганистане - проблеме, за которой я до сих пор внимательно слежу. В моих отчетах я скрывался с афганскими партизанами в горных пещерах или путешествовал пешком с караванами беженцев по заснеженному Гиндукушу в смертельно опасных условиях. Моей целью было рассказать историю страны, раздираемой затяжной войной, которая продолжается и по сей день. Я встречал людей, олицетворявших отвагу и честь, и других, движимых фанатизмом и ненавистью. Я пытался разделить мозаику противоречивых эмоций, которые я испытал, когда писал об Афганистане, но при этом оставался верным тому, что я считал принципами солидной и заслуживающей доверия журналистики.

 

Журналисты во время перерыва на еду в северном Афганистане в середине 1980-х годов. Британский оператор и продюсер Питер Жувеналь, британский журналист Джулиан Геринг, французский репортер Патрик де Сент-Экзюпери (в шляпе) и Жирарде
(Фото: Эдвард Жирарде)

Однако с годами я все чаще сталкивался с горьким осознанием того, что мало людей, которые очень заботятся о судьбе афганского народа. Будь то пакистанцы, американцы, русские, китайцы, индийцы, иранцы или саудиты, все руководствуются своими собственными планами и политической выгодой. Каким-то образом бедственное положение простых афганцев потерялось посередине. Несомненно, именно поэтому меня безоговорочно тянуло к этой необычной стране, и я возвращался снова и снова в течение почти четырех десятилетий. Спустя почти 10 лет после резни в Керале я вернулся в провинцию Кунар с очень конкретным заданием. Это было в начале февраля 1989 года. Советы, наконец, уходили из всего Афганистана. Потери Красной Армии в настоящее время оцениваются примерно в 25 000 человек убитыми, и, как и во Вьетнаме, война нанесла серьезный ущерб более чем миллиону советских солдат, принимавших участие в этом конфликте. После проведенных под эгидой ООН переговоров в Женеве между Москвой и моджахедами 14 февраля Советский Союз должен был уйти. Примечательно то, что последний генерал Красной армии должен был выйти из Афганистана в СССР через мост Афганистан-Узбекистан в северном афганском пограничном городе Хайратон. Вместе со Стивом Маккарри из National Geographic, американским фотографом, снявшим знаменитую фотографию «девушки с зелеными глазами», я переехал из Пакистана, чтобы провести несколько дней, путешествуя по районам. Я также хотел еще раз посетить Кералу.

 

Беженцы, спасающиеся от войны в северном Афганистане, 1984 г.
(Фото: Эдвард Жирарде)

С первых дней советской оккупации я совершал многочисленные подпольные поездки через границу из Белуджистана на юге, недалеко от иранской границы, до северных участков Бадахшана, пересекая Ваханский коридор, касаясь советской Средней Азии и Китая. Иногда я также обходил оккупированный Советским Союзом Кабул и даже Баграм, обширную авиабазу Красной Армии в 60 километрах (40 милях) к северу, теперь занятую силами НАТО, в пределах видимости МиГов с красными звездами и боевых вертолетов, взлетающих в одну или две стороны. двухминутные интервалы для атаки партизанских позиций. Я хорошо знал Кунар и другие районы восточного Афганистана, но только тайком. Поскольку все крупные города были оккупированы советскими и афганскими правительственными войсками, точно так же, как НАТО и афганские силы сегодня более или менее контролируют столицу и города, я мог пересекать реку Кунар только на плотах или внутренних трубах и в точках, удаленных от коммунистических патрулей. Я также должен был быть осторожным с информаторами, поскольку некоторые села, в том числе одно из них, получившее название «маленькая Москва», были проправительственными и с готовностью сообщали о моем несанкционированном присутствии. Информаторов было предостаточно. Тем не менее меня неоднократно тянуло к Кунару, хотя бы как к одному из наиболее легких транзитных маршрутов в центральный и северный Афганистан. В разгар войны большая часть земли была заброшена гражданским населением, но с нее открывался потрясающий вид на заснеженные горы, богатые дикой природой речные равнины, фруктовые сады и поля кукурузы. Иногда проезжая 1000 или более километров по гористой и пустынной местности, я отправлялся в Кунар и другие части Афганистана с «французскими докторами» в составе караванов на 50–80 лошадей, организованных моджахедами для перевозки оружия, боеприпасов и медикаментов. Заключенные с сопротивлением соглашения позволили добровольным медицинским организациям оказывать гуманитарную помощь местному населению в зонах, контролируемых партизанами. Учитывая, что большинство этих медиков были женщинами, я смог задать свои вопросы врачам, которые, в свою очередь, задали их сельским женщинам.

 

Наши лошади и погонщики с оборудованием в 80-е годы
(Фото: Эдвард Жирарде)

По мере того, как война прогрессировала, журналисты, такие как я, стали более искусными в освещении конфликта, и мы научились приносить все необходимое для выживания. Я начал путешествовать с другими репортерами (было слишком опасно, если не одиноко, путешествовать в одиночку) на наших нанятых вьючных лошадях и иногда на машинах, загруженных едой, кинооборудованием, солнечными зарядными устройствами и медикаментами.

 

Западные журналисты переходят перевал высотой 5000 метров на северо-востоке Афганистана с мертвым ослом на переднем плане
(Фото: Эдвард Жирарде)

Эти путешествия иногда длились от пяти до шести недель и мы проезжали через множество захватывающих ландшафтов: от высоких гор Гиндукуша с их опасными перевалами высотой 5000 метров до жарких полузасушливых ландшафтов, усеянных случайными стоянками кочевников или моджахедов, а иногда и потрясающих альпийских леса и луга с видом на бурлящие реки и отдаленные высокогорные деревни. Я обнаружил, что путешествую по миру, напоминающему Лоуренса Аравийского или Человека, который хотел бы стать королем, с моей смесью афганской и западной одежды, которая делала меня больше похожим на неловкого дополнительного фильма, чем на бесстрашного репортера, которым я любил думать, что я был. Мы научились раскрашивать наши рюкзаки в зеленый и коричневый цвета, чтобы их не заметили с воздуха.

 

Британские журналисты Джулиан Геринг и Питер Жувеналь снимают на камеру бегущих беженцев в глубине Афганистана в 1980-е годы
(Фото: Эдвард Жирарде)

Девяносто пять процентов времени я никогда напрямую не сталкивался с войной, даже если гулял по разрушенным бомбами деревням и фермам, с их рушащимися стенами и полями, мертвыми из-за отсутствия орошения. Но когда я действительно вступал в бой, он часто был впечатляющим, жестоким и ужасающим. Однажды я столкнулся с массированным советско-афганским наступлением на Панджшерскую долину в начале 1980-х годов, в котором участвовало более 12000 солдат.

 

Корреспондент журнала TIME Уильям Доуэлл (справа) наблюдает за советско-афганским наступлением 1982 года с Эдвардом Жирарде (слева) в Панджшерской долине с удерживаемого партизанами хребта наверху
(Фото: Эдвард Жирарде)

Укрывшись среди высоких хребтов над долиной, я наблюдал, как с рассвета непрерывно гудело до 200 вертолетов, обычно по два, четыре и шесть, из Баграма или Кабула для атаки партизанских позиций или для снабжения наземных войск. Пока танки и бронетранспортеры двигались вверх по долине, используя русло реки в качестве дороги, солдаты Красной Армии, уже расположенные в заброшенных деревнях, лежали, загорая, на крышах с коврами, украденными из домов. Реактивные системы залпового огня неоднократно выпускали залпы ракет по горам, в то время как боевые вертолеты кружили, как акулы, стреляя по предполагаемым укрытиям моджахедов. С одной стороны, я жил рядом с племенными бойцами пуштунов или этнических таджиков, узбеков и хазарейцев. В первые дни войны они по-прежнему использовали самодельные дульные заряды, более подходящие для музея, чем практическое использование или винтовки Ли Энфилда с продольно-скользящим затвором, впервые представленные британцами в 1880-х годах. Лишь позже стали распространяться автоматы АК-47, а затем и более современные АК-74. За ними последовали поставленные США ракеты «Стингер», которые помогли изменить курс партизанской войны и поставить моджахедов на более равные позиции против советских войск. Путешествуя с моджахедами, я гулял по 14-16 часов в день по оврагам рек, по жилистым горным тропам или по крутым узким гребням. Время от времени я проезжал мимо гниющих трупов лошадей или импровизированных могил с грудами камней, отмеченных убитым бойцом или беженцем, умершим от ран или полного истощения. Я спал на открытом воздухе, укрываясь среди упавших валунов или стойл с каменными овцами, чтобы избежать ветра. Я встал еще до рассвета, чтобы пересечь открытые горные перевалы, чтобы избежать камнепада при таянии льда или укрыться от гудения советского разведывательного самолета, который предупреждал о возможной - или надвигающейся - атаке вертолета или МИГа.

 

Моджахеды перемещают оборудование с раненой лошади-каравана, которая сломала ногу, пересекая горный перевал Дивана Баба на северо-востоке Афганистана. Поскольку афганцы ненавидят тратить пулю на животное, Жирарде однажды был вынужден застрелить страдающую лошадь
(Фото: Эдвард Жирарде)

Если бы я приехал в «безопасную» деревню, я мог бы ночевать в мечети, которая часто использовалась как гостевой дом, или втиснулся бы среди боевиков в укрытие партизан. Блохи, вши, клещи были моими спутниками. Не было никакого света, кроме керосиновых фонарей или иногда глиняных масляных ламп, которые датируются бактрийскими греческими временами Александра Великого. Ночью я часто смотрел на звезды, размышляя о том, что в этих скалистых горах мало что изменилось за тысячелетия. Моджахеды возили припасы в основном на лошадях, а иногда и на верблюдах, часто используя старые караванные пути, которые были заброшены в 1940-х и 1950-х годах, когда дороги медленно модернизирующегося Афганистана улучшались. Некоторые из моих репортажей читаются как страницы из исторических романов, изображающие грязные партизанские лагеря и базары с дымящимися чайными домиками и грязные, кишащие паразитами таверны, уставленные циновками для сна в общих комнатах. Бойцы сидели у костров, закутавшись в одеяла, в то время как под крики и свистки, сопровождаемые случайными выстрелами, производимыми кем-то, пробующими винтовку, толпы лошадей и верблюдов были загружены оружием, боеприпасами, медикаментами и едой. Мне нравилось называть эти странные сцены Диким Востоком.

Афганские моджахеды из разных фракций встречаются на партизанской тропе внутри Афганистана
(Фото: Эдвард Жирарде)

Но в то же время была и другая сторона. Я стал свидетелем современного конфликта в стиле 20-го века, когда советские и афганские правительственные силы использовали боевые вертолеты, МИГи и высотные бомбардировщики для атаки партизанских позиций, для переброски высококвалифицированных спецназовцев (спецназа) на позиции для засад или для разбрасывания противопехотных мин вдоль известных маршрутов партизан или беженцев. Часто они также бомбили деревни и фермы, пытаясь запугать мирное население и заставить его бежать, тем самым лишая партизан поддержки на местах.

Как и в войне НАТО против Талибана после 2001 года, которую вели США, Советы контролировали основные города и дороги. Поскольку я не мог попасть в оккупированные зоны (мои неоднократные запросы на получение визы всегда отклонялись), единственным способом прикрыть эту войну было путешествовать или «внедряться» вместе с моджахедами. Сегодня большинство репортеров предпочитают «присоединиться» к силам НАТО, поскольку они постоянно подвергаются риску быть убитыми или похищенными, если их поймают в негосударственных зонах.

 

Британо-американский журналист Рори Пек снимает на камеру бойцов пуштунского командира Джалалудина Хаккани (основателя антизападной сети Хаккани после 2001 года) недалеко от Хоста, восточный Афганистан, в 1989 году. Рори Пек был убит снайперской пулей в Москве в 1993 году во время нападения на Белый дом, здание парламента, во время конституционного кризиса в России
(Фото: Тим Уивер)

Несомненно, такие ограничения приводят к несбалансированному освещению конфликта. В отличие от журналистов, прикомандированных к сегодняшним силам НАТО, журналисты, ведущие репортажи с моджахедами, могли свободно приходить и уходить, когда мы хотели. Ограничений по нашему охвату не было. Это было также потому, что моджахеды никогда не были особенно хорошо организованными - в отличие от партизанских группировок, с которыми я путешествовал по Анголе и Эритрее - и потому, что они всегда считали, что журналисты в любом случае на их стороне. Когда Красная Армия впервые вошла в Афганистан, около 3000 репортеров, фотографов, операторов и других представителей прессы прибыли в Афганистан. Большинству журналистов, в том числе и мне, были предоставлены визы. Но по мере того, как война становилась все более жестокой, в нее допускались только избранные репортеры и то при строгих условиях. Чаще всего этим журналистам никогда не разрешали покинуть Кабул. К тому времени, когда через шесть месяцев прошло, как Москва оккупировала зарубежную страну за пределами советского блока после Второй мировой войны, нас никогда не было больше двух или трех десятков, активно сообщающих одновременно.

 

Жирарде (справа) и его коллеги Ян Вудс (слева) и Тим Уивер (второй справа) арестованы пакистанцами за попытку незаконного проникновения в Афганистан. Арест доставлял больше хлопот, чем все остальное. Переправленные под охраной в Пешавар, мы просто попробовали еще раз на следующий день и у нас получилось.
(От автора: в лагере беженцев в Парачинаре было одно из неуспешных восстаний советских военнопленных)

Поскольку большинство журналистов могли путешествовать только подпольно, нас часто арестовывали ополчения племен СЗПП. Задержание пакистанцами, которые пытались показать Советам, что они не позволяли репортерам или гуманитарным работникам, таким как Médecins sans Frontières (MSF) или Aide Médicale Internationale (AMI), нелегально пересекать границу, никогда не было большой проблемой. Это была пустая трата времени. Обычно меня держали под арестом день или два в гостевом доме или «кувшине» (тюрьме), а затем отправляли обратно в Пешавар. Затем я возвращался и снова пытался тайно проникнуть в Афганистан. Пакистанцы редко арестовывали меня на обратном пути «изнутри». Вместо этого меня приглашал на чай министр внутренних дел СЗПП, который любезно расспрашивал о моем путешествии и о том, как поживают моджахеды. Неизбежно также появятся два или три офицера пакистанской военной разведки ISI, настоящего «государства в государстве». Они никогда не были в форме, а были в шалвар-камизах, тихо слушали. Оглядываясь назад, можно сказать, что Афганистан представлял собой одну из войн прошлого 20 века, когда журналисты все еще могли вести надлежащие репортажи без ограничений, которые один корреспондент BBC назвал «диктатурой прямого эфира» телевидения. Журналисты неделями ходили «внутрь» и готовили свои статьи только по возвращении. Спутниковые телефоны были слишком громоздкими и дорогими. Мобильных телефонов не было. Мои редакторы никогда не знали и не спрашивали, когда я вернусь... Это дало мне и другим журналистам возможность подробно рассказать о происходящем с земли и найти время, чтобы понять, что происходит на самом деле. Я делал кучу записей, путешествуя по сельской местности, опрашивая местных жителей, беженцев, гуманитарных работников, партизан, дезертиров и военнопленных. Репортаж, вероятно, был на высоте среди всех нас, журналистов, потому что нам больше нечего было делать и мы мало требовали нашего времени от редакторов. Мы узнали людей, войну и комбатантов глубоко, что редко встречается в сегодняшнем мире динамичных 24-часовых циклов новостной журналистики.

 

Нанаграхарские моджахеды взвешивают опиум-сырец, основной источник доходов для финансирования их войны против Советского Союза
(Фото: Эдвард Жирарде)

Вернувшись в Кунар в начале февраля 1989 года, Советы уже ушли. Афганские правительственные силы, состоящие в основном из призывников или регулярных войск и сторонников жесткой линии, которые не дезертировали, отступили дальше вниз по реке Кунар, пытаясь лишить доступа к главному стратегическому городу Джелалабад в соседней провинции Нанграхар. Одна из моих первых крупных репортажей в первые дни войны включала освещение ночного нападения партизан на аэродром Джелалабад на окраине города, который Советы захватили в течение нескольких дней после вторжения 1979 года. Я сопровождал отряд моджахедов Нанграхара, большинство из которых были бывшими студентами-ветеринарами, когда они проводили решительную, но в основном безрезультатную атаку на аэродром.

 

Журналист Жирарде в пещере во время интервью с командиром Печской долины в провинции Кунар
(Фото: Эдвард Жирарде)

Моим хозяином был кунарский командир, который был членом одной из умеренных афганских партизанских группировок. Он также был бывшим школьным учителем и хорошо говорил по-английски. Он настоял на том, чтобы отвезти меня на передовую, которая состояла из группы низких скалистых холмов, похожих на африканские холмы, примерно в 30 километрах к западу от Джелалабада. Он хотел показать мне, насколько они продвинулись со времени моего последнего вылета на Кунар полгода назад. Он предсказал, что Джелалабад скоро падет. Правительственные войска, однако, сражались намного лучше, чем ожидалось. Фактически они боролись за свои жизни. Из своих окопов в километре от них они обстреливали из минометов позиции партизан каждые 30-40 секунд. Со своей стороны, моджахеды время от времени открывали ответный огонь из минометов и крупнокалиберных пулеметов или из двух захваченных танков, которые припарковали позади группы разрушенных сельскохозяйственных построек.

В то время как Маккарри, мой попутчик-фотограф, карабкался среди скал в поисках боевых фотографий, что никогда не было легкой задачей в Афганистане, я делал описательные заметки и брал интервью у десятков моджахедов для статьи Christian Science Monitor, возвещающей окончательный уход Советов. Я также искал телевизионный репортаж, который я готовил для The McNeil-Lehrer NewsHour, ведущей программы американского общественного телевидения о текущих событиях, чтобы проиллюстрировать последний день вывода Красной Армии. Один из моих близких коллег и старый афганец, американский продюсер Том Вудс, надеялся приехать из Парижа на следующей неделе, поэтому я хотел, чтобы все было выстроено в линию.

 

Командующий партизанами Кунар (справа) перед традиционной Кала, или лагерем, в провинции Кунар, недалеко от линии фронта в 1989 году
(Фото: Эдвард Жирарде)

Большинство партизанских окопов были выкопаны у подножия скалистого мыса с видом на Кунар. С другой стороны лежала заброшенная апельсиновая ферма, которая изначально была частью советского проекта помощи развитию. Каждая траншея, покрытая брезентом, принадлежала отдельной афганской фракции. К своему удивлению, я также увидел группу араби, как их назвали афганцы. Это были добровольцы-джихадисты с Ближнего Востока, в основном алжирцы, саудиты, иракцы, египтяне и суданцы. Мало кто носил афганскую одежду. Вместо этого они ходили в потрепанных кафтанах или джалабаях с кусками потрепанной ткани в качестве головных уборов. Они резко отличались от моджахедов, которые были известны своим тщеславием и часами прихорашивались, используя блестящие наваз (табакерки) в качестве зеркал. Для Араби Афганистан был единственным джихадом, или священной войной, происходившей в то время в мире. В результате с первых дней оккупации Афганистан привлек сотни арабов и некоторых европейцев, полных решимости бороться против неверных. Иностранные джихадисты не славились своей военной доблестью. Не особенно они нравились афганцам, считавшим их высокомерными. Но они также были чрезвычайно богаты, и поэтому афганцы были счастливы взять арабский доллар и позволить им играть в джихад. Афганцы также считали их «дивана» (сумасшедшими), потому что они действительно хотели умереть за Аллаха. Афганцы - убежденные мусульмане и часто отличные борцы, но немногие из них когда-либо проявляли желание пожертвовать своей жизнью ради какой-либо конкретной цели. Это не значит, что они не хотели этого делать. Но их джихад был больше сосредоточен на избавлении Афганистана от коммунистов и всех, кто пытается навязать свою волю своей родине, а не на религиозном рвении. В те времена понятие террориста-смертника было совершенно неизвестно. Это была тенденция, привнесенная иностранными мусульманами в конце 1990-х - начале 2000-х годов.

Когда я подошел к окопу джихадистов, из одного из бункеров вышел высокий и выдающийся араб. На хорошем английском с легким «международным школьным» акцентом он спросил, что я там делаю. «Это не ваш джихад», - заявил он. Сразу же несколько арабов, вооруженных автоматами, заняли его тыл. Все смотрели на меня пристально и с крайним презрением. Мой афганский переводчик с беспокойством посмотрел на меня. Афганцы не оценили тон араба, который они сочли оскорблением для меня, своего гостя. Теперь было важно утвердить свое положение, чтобы сохранить лицо. Я обратился к своему переводчику. «Скажи ему, - сказал я по-английски, - что я гость в этой стране, как и он». Я уйду, - добавил я, - только если мои хозяева потребуют этого, точно так же, как я уверен, что он уйдет, если того потребуют его хозяева». Мой переводчик сначала был сбит с толку, почему я прошу его повторить по-английски то, что я только что сказал. Но затем он усмехнулся, понимая, что это часть преднамеренной позиции. Высокий араб был явно ошеломлен, но затем продолжал дразнить меня вопросами относительно моего права находиться в Афганистане. Еще несколько минут мы продолжали наш абсурдный, если не детский диалог, с английского на английский на английский. Однако, как только моя точка зрения была изложена, я начал обращаться к нему напрямую. К тому времени к высокому мужчине присоединилась толпа других арабов. Все они стояли позади него и смотрели на меня. Они явно сочли меня дерзким за то, что я так разговаривал с человеком, которого они считали своим выдающимся лидером. В то же время разные афганцы заняли позицию с моим переводчиком, который предоставил им на пушту подробный отчет о нашей дискуссии. Все они улыбались и кивали, когда я говорил что-то, что встречало их одобрение. Для них это был замечательный уличный театр. Следующие полчаса я разговаривал с высоким арабом. Я заметил ему, что я Али Китаб (из Книги или Ветхого Завета, и, следовательно, еврей, мусульманин или христианин), как и он. Это всегда хорошее выражение, когда дискуссии становятся идеологическими. Мы говорили о религии, афганцах и французских врачах, которые, как я указал, были в основном женщинами и рисковали своей жизнью с первых дней войны. Они оказывали обычным гражданам столь необходимую базовую медицинскую помощь. Я также отметил, что я, как и другие журналисты, с самого начала освещал советское вторжение. «Так где ты был?» - спросил я с ухмылкой. Высокий араб продолжал говорить с властным высокомерием, но наша беседа стала несколько более дружелюбной. И информативно. Он утверждал, что не считает афганцев настоящими мусульманами. Он и его братья-джихадисты приехали сюда, чтобы превратить афганцев в «нового исламского человека». Когда я предположил, что все афганцы были мусульманами сами по себе, он с презрением покачал головой. Я также добавил, что все гости обязаны уважать своих хозяев, и что афганцы всегда будут уважать своих гостей.

 

Французские врачи Лоуренс Лаумунье и Капуцин де Бретань в Панджшерской долине на севере Афганистана в 1982 году. Тремя днями ранее советский спецназ атаковал их госпиталь, вынудив медиков бежать в горы
(Фото: Эдвард Жирарде)

Последним выстрелом высокого араба было то, что он и его соратники прибыли в Афганистан, чтобы сражаться со всеми неверными, будь то русские, американцы или израильтяне. Он утверждал, что они уничтожат любого, кто не принял ислам. К тому времени было уже поздно, и я сказал нашей афганской команде, что пора идти. Я извинился перед арабом за то, что вынужден уйти, и протянул руку. Он отказался прикасаться к нему. Я был явно кафиром, неприкасаемым язычником. «Видите ли, в этом разница с афганцами», - заметил я. «Они могут быть бедными, но всегда будут проявлять настоящее гостеприимство. Они всегда пожмут вам руку, независимо от того, кто вы. Для меня эти люди намного более цивилизованные ». Высокого араба мои слова явно раздражали. Когда я повернулся, чтобы уйти, крикнув Маккарри, он сказал: «Не возвращайся. Если я увижу тебя снова, я тебя убью. Я помахал ему спиной и пошел прочь. Менее чем через 10 дней я вернулся в Кунар, на этот раз с моим коллегой-режиссером Томом Вудсом, чтобы продюсировать телесегмент о выводе советских войск. Я решил отправиться на передовую, но надеялся избежать еще одной встречи с арабами, которые были явно непостоянны и легко спровоцировали. Я выразил свою обеспокоенность афганскому командующему, который сразу же возразил, что присутствие Араби не должно отвлекать нас от наших планов. «Мы доставим вас на передовую. Мы афганцы, и это наша страна », - заявил он.

 

Американский оператор и продюсер снимает фильм для канала PBS 'NewsHour в провинции Кунар в начале 1989 г.
(Фото: Эдвард Жирарде)

По прибытии на линию фронта с двумя автомобилями, груженными вооруженными боевиками, мы обнаружили, что этот район снова обстреливается силами НДПА. На данный момент бомбы безвредно взрывались на другой стороне реки, но постепенно двигались в нашем направлении. Когда мы спускались с машин, я внезапно услышал громкий командный голос. «Я сказал тебе не возвращаться». Это был высокий араб. Я попытался поприветствовать его еще раз, но на этот раз он был гораздо рассержен, и между джихадистами и афганцами быстро завязалась ссора. Крича друг на друга, они все вытащили свои пистолеты, мы с Томом посередине. В какой-то момент высокий араб заметил красный свет записи на камере моего коллеги - он пытался тайно снимать на уровне колен - и потребовал, чтобы он выключил ее. Коренастый джихадист, шагнувший за спиной Тома, воткнул ему ствол АК-47 в спину и прикрутил его. Впервые я трезво подумал, что после более чем девяти лет освещения этой войны меня сейчас убьет кучка арабов. Тем временем минометы прорывались через реку с 20-секундным интервалом, приближаясь все ближе и ближе. И все же, похоже, это не волновало ни вопящих арабов, ни афганцев. Внезапно афганский командир встал между двумя группами и призвал их сложить оружие. «Это плохо для ислама», - заявил он. С этим отвлечением один из его лейтенантов жестом велел нам быстро сесть в машину. Водитель рванул с места. Когда мы уезжали, миномет врезался в то самое место, где был припаркован наш пикап, подняв другой автомобиль на несколько футов в воздух. Мы сбежали по каменистой дороге, оставив джихадистов и минометы позади нас. Афганский командир, догнавший нас на другой машине, остановился. «Я хочу вам кое-что показать», - сказал он. Мы вышли в поле. Из земли торчали обломки мумифицированных человеческих конечностей, иссохшая рука, обломок ноги. «Это то, что сделали Араби», - пояснил командир. По всей видимости, джихадисты вывели на поле боя около 60 пленных и убили их, перерезав им глотки. Многие из них были обычными и невольными призывниками - афганцами. «Им даже не дали возможности стать хорошими мусульманами», - сказал командующий, грустно покачав головой. «Если вы убиваете человека, вы стреляете в него», - утверждал он. «Ты не перерезаешь ему горло. Араби убивали их, как собак ». Позже мы узнали, что афганские моджахеды вернулись через несколько дней, чтобы арестовать полдюжины арабов, которых они затем казнили. Мне сказали, но я не мог подтвердить, что казни были не из-за резни военнопленных, а скорее потому, что иностранные джихадисты оскорбляли нас, своих гостей. Это было неприемлемо в соответствии с пуштунвали, законом племенных обычаев пуштунов. Гостей нужно уважать, настаивали моджахеды. Несколько лет спустя. находясь в Кабуле в конце 1990-х, я столкнулся с командиром, который сопровождал меня в тот день. Он с энтузиазмом поприветствовал меня, прежде чем пригласить на чай в ближайшую чайхану. Мы обменялись любезностями, а затем он вспомнил нашу встречу с араби в Кунаре.

«Вы помните того высокого араба?» он спросил. Как я мог забыть? «Ну, ты знаешь, кем он был?» Я покачал головой. «Бен Ладен. Усама бен Ладен".

 

Усама бен Ладен, глава Аль-Каиды в Афганистане.

Конечно, в 80-е годы Бен Ладена никто не знал. Впервые он приехал в Пешавар вскоре после советского вторжения, чтобы оказать гуманитарную помощь афганским беженцам. По мере того, как война прогрессировала, он постепенно становился все более вовлеченным, в конце концов, как сборщик средств, а затем как сторонник Джихада. Он создал гостевой дом в Пешаваре, чтобы приветствовать новых добровольцев, прежде чем отправить их воевать в Афганистан. В Джаджи, через границу от Парачинара в районе Куррам, перешейке пакистанской территории, которая находится между провинциями Нанграхар и Пактия, он основал военный центр снабжения, который стал известен как Аль-Каида (База). Я несколько раз проезжал этот подземный редут и видел бульдозер с лейблом Bin Laden Construction, названием компании, принадлежащей отцу Усамы в Саудовской Аравии.

 

Писатель Жирарде с французским репортером Патриком де Сент-Экзюпери на севере Афганистана в 1984 году
(Фото: Эдвард Жирарде)

В то время я не осознавал этого, но и Бен Ладен, и Аль-Каида сыграли важную роль в моем журналистском путешествии по Афганистану более двадцати лет спустя. На протяжении 1990-х годов я регулярно возвращался в Афганистан, но к концу десятилетия я женился и у меня родился сын, поэтому я сократил свои репортажи за рубежом, особенно в зонах конфликтов. Тем не менее в начале сентября 2001 года я прибыл на обширную партизанскую базу в Ходжа Бахауддин в северной провинции Бадахшан, недалеко от границы с Таджикистаном. По заданию National Geographic моей целью была встреча с Ахмедом Шахом Масудом, партизанским командиром Северного Альянса, которого я знал с 1981 года. При поддержке как Аль-Каиды, так и разведывательных служб Пакистана, талибы теперь контролировали до 80 процентов афганской территории. Они планировали создать Исламский Эмират по всему Афганистану на основе строгого толкования шариата или исламского закона. Масуд был последним главнокомандующим сопротивления, сопротивлявшимся талибам.

 

Писатель Жирарде с Ахмедом Шахом Масудом в пещере во время советских бомбардировок в середине 1980-х годов на севере Афганистана
(Фото: Эдвард Жирарде)

Целью Масуда было оттеснить Талибан или, по крайней мере, удержать позиции, которые теперь занимают его войска. Его основная поддержка на этом позднем этапе конфликта исходила от Индии и, как ни странно, от его бывшего врага, России. Во время поездки в Париж несколькими месяцами ранее Масуд проинформировал официальных лиц Соединенных Штатов и Европейского союза об ухудшении ситуации в Афганистане и возможности крупного удара Аль-Каиды по Западу. Эти предупреждения упорно игнорировались. И снова, несмотря на свидетельства из первых рук, хорошо информированную прессу и дипломатические сообщения, Запад предпочел проигнорировать соответствующие события в Афганистане. Когда я прибыл, Масуда не было на оперативной базе, поэтому я оказался в ожидании с несколькими другими журналистами. По словам его помощников, «командир» находился либо на передовой, либо в Душанбе, ведя переговоры о дополнительной поддержке. Никто не знал, когда он появится. Однако я связывался с ним по спутниковому телефону. Было ясно, что Масуд очень хотел встретиться со мной, якобы для того, чтобы повторить свои послания Западу, а также потому, что он хорошо знал National Geographic. Более того, я сказал ему, что готовлю новую книгу об Афганистане. Учитывая известность Масуда как одного из самых эффективных партизанских стратегов 20-го века - он сдерживал несколько наступлений Советов, чтобы уничтожить его - я хотел провести с ним несколько дней, исследуя, что, по его мнению, он сделал правильно или неправильно в качестве сопротивления. лидер с тех пор, как он впервые отправился в горы в конце 1970-х годов, чтобы бороться с коммунистами в Кабуле. Он очень хотел поделиться своими размышлениями, поэтому я решил подождать его, даже если он задержится еще на несколько дней. Останавливаясь в официальном гостевом доме Масуда с моим переводчиком Мохаммедом Шуайбом, я проводил большую часть своего времени, совершая короткие поездки в близлежащие лагеря беженцев. Тысячи афганцев по-прежнему искали убежища от боевых действий, но на этот раз был широко распространен голод, когда люди стекались из более отдаленных, небоевых зон. Хотя Ходжа Баухуддин был приграничным городом с видом на обширную долину фруктовых садов и полей, орошаемых Амударьей, в соседних регионах год был неурожайным. Несколько раз в день я возвращался, чтобы проверить, приехал ли Масуд. По соседству с моей комнатой в гостевом доме жили двое тунисцев из Брюсселя, которые рассказали мне, что работают на ближневосточный телеканал. Каждый день мы коротко болтали по-французски, пока они сортировали оборудование перед дверью. Но всякий раз, когда я приглашал их на чай или пытался подробно поговорить с ними, они всегда находили оправдание и затем исчезали. Днем они покидали территорию в очевидных отчетных поездках, но всегда возвращались до захода солнца, чтобы умыться и помолиться. В конце концов стало ясно, что Масуд может задержаться еще дольше, поэтому я решил уехать. 13 сентября был день рождения моей жены, и мне нужно было возвращаться в Женеву. «Гнев талибов будет ничем по сравнению с яростью моей жены, если я пропущу ее день рождения», - пошутил я в послании Масуду. Затем я договорился вернуться через две недели. На этот раз я поеду к Ходже Бахауддину со стороны талибов. Я только что получил визу талибов в их посольстве в Пакистане, поэтому я смогу пересекать границы по неофициальной договоренности с Международным комитетом Красного Креста (МККК). Готовясь к долгому и напряженному переезду в Файзабад, столицу провинции Бадахшан, чтобы успеть на самолет ООН, возвращающийся в Исламабад, я заметил одного из арабов, вышедших из душа с полотенцем через плечо. Я сказал ему, что уезжаю, поскольку до прибытия Масуда может потребоваться еще несколько дней, даже недель. Мужчина кивнул. «Мы подождем», - заявил он.

 

Author Edward Girardet in the Panjshir Valley, Afghanistan, in 1982.

Менее чем через неделю, незадолго до рассвета 10 сентября 2001 года, я готовился сесть в такси в Исламабаде и ехать в аэропорт. По моему транзисторному коротковолновому радио BBC сообщила, что два террориста-смертника из Аль-Каиды, изображающие из себя тележурналистов, напали на Масуда и серьезно ранили его накануне. Я понял, что нападавшие были мои соседи по гостевому дому, которые жили в комнате рядом со мной. Их фотоаппарат, который они неукоснительно упаковывали каждый день перед своей комнатой, был загружен взрывчаткой. Один был убит в результате взрыва, другой застрелен, когда пытался бежать. Лишь много позже я узнал, что Масуд действительно умер менее чем через 30 минут после взрыва. Его командиры хотели сохранить эту новость в секрете, пока не выберут преемника. Как выяснилось, убийство Масуда было «подарком» Аль-Каиды талибам в обмен на то, что они позволили бен Ладену и его сторонникам продолжать использовать Афганистан в качестве базы для своего теперь уже всемирного джихада. Это также было прелюдией к участию бен Ладена в операции, которая должна была состояться на следующий день, то есть 11 сентября 2001 года. Менее чем через месяц США и их союзники вторглись в Афганистан.

 

Войска США в Афганистане (2009 г.)
(Фото: Эдвард Жирарде)

В конце октября 2015 года, более чем через 36 лет после массового убийства, он связался со мной, чтобы сообщить об аресте Саддика Аламьяра, 64-летнего натурализованного гражданина Голландии, по подозрению в военных преступлениях. Как один из нескольких высокопоставленных военных командиров НДПА, он был обвинен в прямом участии в убийствах в Керале. Теперь он предстал перед военным трибуналом, чтобы ответить за свои действия. После стольких лет репортажей о нарушениях прав человека и зверствах среди гражданского населения - не только в Афганистане, но и во всем мире - я был невероятно рад, что сыграл свою роль в восстановлении справедливости и закрытии страдающих. Однако, к моему разочарованию, в декабре 2017 года обвинение Нидерландов прекратило дело против Аламьяра из-за отсутствия убедительных доказательств. Министерство юстиции пояснило, что дело может быть возобновлено только в том случае, если появятся дополнительные доказательства. Решение было явно неохотным. «Нидерланды не будут служить убежищем для военных преступников», - говорится в решении. На сегодняшний день Нидерланды предъявили обвинение трем афганцам в военных преступлениях или преступлениях против человечности; двое были приговорены к тюремному заключению, а один оправдан. Пока что никто из виновных в штате Керала не привлечен к ответственности. В начале прошлого года со мной связалась немецкая полиция через федеральные власти Швейцарии. Они расследовали злоупотребления, совершенные до советского вторжения, период, который я не освещал напрямую, за исключением моего первого визита репортером в Афганистан осенью 1979 года. Я встретился с двумя немецкими офицерами по военным преступлениям в аэропорту Женевы за таможней. Они хотели знать, могу ли я назвать имена возможных подозреваемых в их списке, включая бывшего агента KHAD (афганской тайной государственной полиции), ныне проживающего в Германии. Одна из его жертв, афганская беженка, узнала своего бывшего мучителя в мечети на юге Германии, но пока не было достаточно доказательств, чтобы поддержать иск женщины в суде. Как и во многих подобных отчетах о нарушениях прав человека в странах, находящихся в состоянии конфликта, документирование неопровержимых фактов, часто через много лет после инцидента, является сложной задачей, если не невозможной.

Я хорошо помню молодых и ярых моджахедов, с которыми я впервые взял интервью в 1980 году, хвастаясь военными подвигами, которые они совершат против Шурави. Они понятия не имели, что такое война. Едва достаточно взрослые, чтобы бриться, они размахивали своими дряхлыми устаревшими винтовками, как будто держали в руках современную ракетную установку. Большинство из них были ужасными, потому что моджахеды не могли позволить себе тратить дорогие пули (1,20 доллара за патрон) на тренировки. Я также вспоминаю захваченных молодых советских призывников - почти никто из них не этнические русские, а скорее призывники из Эстонии, Украины или Узбекистана - тихо сидящих в тени тутового дерева, не совсем уверенные в своей грядущей судьбе. Все они слышали ужасные истории о том, что афганцы сделали с захваченными советскими солдатами. Некоторые партизанские командиры были более чем счастливы отправить их в Пакистан в пропагандистских целях или передать их МККК. Но для других моджахедов Женевские конвенции не имели значения. Красный Крест распространял комиксы, чтобы разъяснить неграмотным моджахедам необходимость соблюдать правила ведения боевых действий. Однако поддерживать жизнь советских военнопленных означало обеспечивать их едой, которую моджахеды не могли себе позволить раздавать. Гораздо проще отвести молодых призывников к реке и... не тратить дорогой патрон.








Пропавший без вести в Афгане Михаил Табаков

29 февраля 1980 года старший сержант Михаил Табаков, 9 рота 3 батальон 317 пдп 103 вдд, пропал без вести в Афганистане, в провинции Кунар.
Из письма Ирины Даниловой (Грицкова), одноклассницы Михаила, которая собирает буквально по крупицам воспоминания боевых товарищей Михаила Табакова:
Отделение, которым командовал Михаил, оказалось в окружении, несколько человек были ранены. Он призвал товарищей идти на прорыв, но сам идти уже не мог: душманская пуля раздробила колено. Пока ребята выходили из-под вражеского огня, раненый Михаил, прикрывая их, стрелял из своего автомата. С той операции не вернулись многие. На месте боя поисковая группа обнаружила потом подсумок Михаила Табакова и гранату, на которой перед выходом на задание он написал: “Смерть афганским фашистам”. Десантники вынесли всех своих погибших, кроме бесследно пропавшего ст. сержанта Михаила Табакова, которого с боями искали в горах больше недели. Поиск прекратили только после получения сведений от агентурной разведки, что его, тяжелораненого, враги взяли в плен и переправили на территорию Пакистана, в город Пешавар, в один из лагерей по подготовке моджахедов и с ним ведут работу по его вербовке американские инструкторы.



На этом фото мой одноклассник Табаков Михаил Андреевич. В 1977г. мы окончили 10 класс 11 средней школы г. Ульяновска. 24.04.1978 г.р. Михаил был призван в армию Железнодорожным РВК г. Ульяновска.

Первое свидетельство о Михаиле я получила от Владимира Кузнецова, он воевал в Афгане, служил в 350 полку.

Пересеченный рельеф местности, горы, зеленая зона — все это затрудняло обнаружение потерь в подразделении, поиск и эвакуацию раненых и убитых. Во время боя, особенно в населенном пункте, нереально уследить за каждым военнослужащим. Общую проверку всего личного состава можно было осуществить только после завершения интенсивной перестрелки или после окончания наиболее активной части боя. Вот здесь душманы и местные жители иногда упреждали наши подразделения и первыми выносили своих убитых и раненых, а при обнаружении наших - добивали на месте или утаскивали с собой.

Нет оснований сомневаться в том, что всех попавших в плен советских солдат спецслужбы Пакистана, да и США, допрашивали и обрабатывали, чтобы склонить к сотрудничеству. В архивах спецслужб Пакистана и США их фамилии и подробные отчеты об этих событиях возможно до сих пор хранятся. Пройдет время, и тайное станет явным. И надо надеяться, что Родина со временем узнает имена своих героев, для которых плен был хуже смерти.

Возможно, среди читателей найдутся те, кто сможет дополнить существующую информацию.
С уважением к Вам, Евгений Барханов.









Комсомольский билет из Афганистана

Обложка ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА "ПОСЕВ" за май 1980 года. На фотографии комсомольский билет Боровика Юрия Александровича, как пишет издание: убитого в Афганистане. Но! В списках пропавших без вести он не значится, равно как и в списках погибших.

Любопытна деталь. Издание сообщает, что Боровик Юрий сержант. В комсомольском билете сведения о воинском звании не писались.

Было бы очень интересно узнать судьбу Боровика Юрия Александровича. Видимо он жив! И если его найдёт эта публикация, хотелось бы услышать его рассказ о том, как он утерял свой комсомольский билет в Афганистане?

Антисоветский журнал "Посев" утверждает, что моджахеды передали этот комсомольский билет французскому журналисту. Также интересно узнать имя этого журналиста.

Работая с архивом антисоветского журнала "Посев" приходишь к мнению, что зачастую журнал публиковал точные и крайне любопытные сведения, а иногда достаточно сомнительного содержания.

Давайте попробуем найти Боровика Юрия Александровича, 1959 года рождения (декабрь), Комсомольский билет был выдан Фрунзенским райкомом ЛКСМ города Алма-Аты Казахстана 6 апреля 1977 года.








О пропавшем без вести в Афгане бойце 154 отряда спецназ. Евгений Горбунов

С ноября 1981 г. служил в Республике Афганистан пулеметчиком. 7 ноября 1981 г. в бою у н. п. Джиза провинции Джаузджан пропал без вести.

ГОРБУНОВ ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, рядовой 154-го отдельного отряда специального назначения

"Поступила информация, что пропал губернатор провинции, и просьба от местных властей помочь в его поиске. (вспоминает Игорь Юрьевич Стодеревский) Одна рота во главе с моим заместителем старшим лейтенантом В.Н. Посоховым убыла на поиски. Нашли его в кишлаке Менгаджик, сидел в осаде. Царандоевцы (народная милиция Афганистана) бросили его и на двух БРДМах сбежали к нашей границе. Рота уничтожила 15 басмачей. Именно так, мы называли противника, или по другому - душманами. Но не духами и тем более не моджахедами. Ещё пятерых взяли в плен. Было захвачено оружие и восемь кавалерийских лошадей под седлом. Операция прошла удачно. Но ночью когда рота возвращалась в лагерь, попали в засаду. Нападение отбили и прорвались, когда пересчитали солдат, не оказалось рядового Горбунова. Вернулись на место боя, прочесали всю местность, но солдата так и не нашли. В тот же день, когда пропал Горбунов, охранением был задержан всадник. Как оказалось он сам, добровольно, ехал к нам сдаваться. Это был заместитель главаря одной из банд. Главарь изнасиловал его сестру, а он, убив его, явился к нам. С собой имел два автомата Калашникова, как он говорил один его, другой главаря. Мы передали его в ХАД.



На следующий день после пропажи Горбунова, одна рота ушла на его поиски. Прочесали два кишлака. Убили пятерых басмачей и двоих взяли в плен. Один из них показал, что Горбунова взяли живым и увезли в кишлак Абоз. Пригнали пять лошадей под седлом. 9 ноября в 4.00 две усиленные роты убыли на прочёсывание кишлака Абоз. У них имелись наводчики из местных жителей. В 9.00 на 2-х МИ-8 сам вылетел к кишлаку Абоз и с восемнадцатью солдатами десантировался на северной окраине, с юга подходили наши роты. Вертушки остались в воздухе для поддержки огнём. Но, к сожалению, прочёсывание результатов не дало. В течение месяца как этого и требовал приказ, основные свои усилия мы сосредоточили на поиске Горбунова. Но, к сожалению, ни наши операции по прочёсыванию кишлаков ни агентурная работа результатов не дали. Мы постоянно получали информацию от местного ХАДа, что советского солдата видели то в одном месте, то в другом. Но при проверке всё это оказывалось липой. Я даже поставил задачу местным властям, чтобы они попытались выйти на душманов и передали им, что готов обговорить вопрос обмена. Но, к сожалению, Женю мы так и не нашли. Было тяжело об этом писать родителям. На погибших писать, тоже конечно очень тяжело эмоционально. Всё это трагедии каждой отдельно взятой семьи. В случае с Горбуновым тяжелей вдвойне. Нам постоянно шли письма не только от родителей и родственников солдата, но и от его друзей и школьных учителей. Женина судьба волновала всех, все требовали и упрекали. Я на них не обижался. Понимал, что они там, в Союзе, плохо представляют себе, что здесь в Афгане творится. Ведь в газетах тогда писали, что мы здесь ведём учебные бои и иногда доставляем хлеб в горные кишлаки. Всей перепиской занимался замполит. Длилась она около года. Затем пришло письмо от сестры Жени, где она очень жёстко высказала всё, что думала обо мне. Наверно в чём-то она и была права. Упрекнула меня в том, что если бы такое случилось с моим братом, то я бы поиски не прекратил. Дело в том, что это уже была осень 1982 года, отряд был передислоцирован в другую провинцию, и по Горбунову мы уже ничего не могли предпринимать. Я ответил ей, что мой брат находится здесь рядом со мной, и неизвестно, выйдем ли мы отсюда живыми. Больше письма не приходили".

P.S. В интервью Горбуновой А.Д. звучит имя Сергея Колесова. И если внимательно прослушаете его, то услышите горькую иронию в голосе Анны Горбуновой, сообщающей зрителю, что пока не были найдены доказательства гибели Сергея Колесова в бою - его имя было ославлено предположением, что он в плену и чуть ли не возглавляет банду.








Подробно о том, как советские пленные из Пакистана попали в Швейцарию

В 1982 году в Женеве состоялись две отдельные серии дипломатических дискуссий по поводу продолжающейся советской оккупации Афганистана. Переговоры при посредничестве ООН между правительством Пакистана и режимом Кармаля в Афганистане проходили за закрытыми дверями, в основном в штаб-квартире ООН на площади Наций. В то же время - неизвестно участникам переговоров в ООН - вторая, тайная, серия переговоров по Афганистану состоялась в пяти минутах ходьбы от площади Наций при Постоянном представительстве Советского Союза. В этой серии переговоров приняли участие представители советского представительства и МККК. С 13 по 22 января 1982 года эти две стороны неоднократно встречались, чтобы организовать передачу советских военнопленных, захваченных афганским сопротивлением, нейтральному государству третьей стороны. В обмен на организацию этого перевода МККК должны были восстановить доступ на афганскую территорию впервые после его изгнания после советского вторжения в 1979 году. В частности, МККК надеялся восстановить доступ к политическим заключенным, содержащимся в тюрьме (тюремный комплекс Пули-Чархи в Кабуле).

Диденко, Поварницын, Синчук?

Согласно меморандуму о взаимопонимании, подписанному между МККК и Советским Союзом 22 января 1982 года, советские военнопленные должны были быть доставлены в Индию через Пакистан. Единственная проблема заключалась в том, что афганское сопротивление, известное как моджахеды, не участвовало в этом соглашении. Именно они держали соответствующих заключенных и отказались признать Индию в качестве нейтральной третьей стороны. Вместо этого они потребовали переправить заключенных в Пакистан. Это, в свою очередь, было неприемлемо для Советского Союза из-за предполагаемого вмешательства Пакистана во внутренние дела Афганистана, в результате чего все стороны в конечном итоге остановились на нейтральной Швейцарии.

Все это произошло без ведома швейцарских властей. Фактически, швейцарцы не имели никакого отношения к Афганистану с тех пор, как закрыли свое почетное консульство в Кабуле в октябре 1979 года. Министерство иностранных дел Швейцарии было проинформировано о планах передачи советских военнопленных в Швейцарию только 10 мая 1982 года. - через четыре месяца после начала первоначального обсуждения. Они сразу же довели этот вопрос до сведения Федерального совета - исполнительного органа правительства Швейцарии. Совет, в свою очередь, одобрил планы два дня спустя, не проинформировав ни парламент, ни общественность и не заключив отдельного соглашения ни с Советским Союзом, ни с МККК по этому вопросу. Вместо этого совет уполномочил министерство иностранных дел предложить ряд поправок к соглашению между МККК и Советским Союзом. В конце концов было решено, что максимальный срок интернирования советского военнопленного в Швейцарии должен составлять два года. Если Советский Союз и афганское сопротивление заявят о своем согласии, заключенные могут быть репатриированы до окончания двухлетнего периода интернирования. Советский Союз должен был нести ответственность за расходы, связанные с интернированием своих солдат на швейцарской территории, и только швейцарские власти определяли место и условия интернирования. По соглашению с Советским Союзом и МККК Федеральный совет одобрил эти положения 19 мая и дал разрешение.

 Через девять дней первые трое заключенных приземлились в международном аэропорту Цюриха рейсом SR195 компании Swissair. Их звали Валерий Диденко, Юрий Поварницын и Виктор Синчук. До поступления в армию Валерий Диденко работал крановщиком в Украинской Советской Социалистической Республике (ССР), был пехотинцем, и ему тогда было 19 лет. Юрию Поварницыну было двадцать лет на момент его прибытия в Швейцарию, он имел звание сержанта и работал водителем грузовика в своей родной России до вторжения в Афганистан. Девятнадцатилетний Виктор Синчук, наконец, тоже был уроженцем Украинской ССР, где до службы в армии работал водителем. Их похитители моджахеды и передали их МККК на афгано-пакистанской границе за несколько дней до этого, где они были проинформированы об их доставке в Швейцарию, а также прошли предварительное медицинское обследование. Оттуда делегат и практикующий врач из МККК, а также небольшой контингент охранников сопровождали их в Карачи и на прямой рейс в Цюрих.

По прибытии МККК опубликовал короткое заявление для прессы о том, что произошло. Что интересно, в то время пресса почти не обращала на это внимания. Министерство иностранных дел Швейцарии не публиковало пресс-релиза, а вместо этого распространило внутреннюю аналитическую записку о том, как отвечать на потенциальные запросы прессы. Прежде всего, политика подчеркивала, что «не следует давать никаких указаний относительно временного места содержания советских солдат, в которое были переведены трое советских заключенных. Если их спросят, персоналу будет разрешено раскрыть, что срок тюремного заключения ограничен двумя годами или до прекращения боевых действий в Афганистане, в зависимости от того, что наступит раньше. Они могли добавить, что на данный момент власти зарегистрировали трех советских военнопленных на территории Швейцарии, и их дальнейшее прибытие запланировано, но не указано количество. С заключенными будут обращаться достойно и без наказания в соответствии с Третьей Женевской конвенцией 1949 года об обращении с военнопленными, которую подписали как Швейцария, так и Советский Союз. Интересно, что этот конкретный вопрос стал сложной темой для прессы, когда министерство иностранных дел в конце концов заняло публичную позицию по этому вопросу осенью того же года.

Тем временем федеральные власти начали сталкиваться с первыми проблемами с советскими военнопленными. Основная проблема возникла из-за того, что поначалу их фактически не содержали в качестве заключенных. 7 августа, за три дня до прибытия еще двух заключенных из Афганистана, произошел инцидент в приюте Санкт-Йоханссен в Галсе, где тайно содержались Диденко, Поварницын и Синчук. В 11:00 утра Поварницын ворвался в главный офис участка, где его держали, и потребовал 700 швейцарских франков наличными. Вскоре после этого в офисе появился Синчук в сопровождении переводчика Линды Ховард, которую он держал в заложниках. Вместе они заперлись в офисе и неоднократно требовали выплаты вышеупомянутой суммы. К счастью для заложников, сотрудник предупредил полицию.

Пять полицейских были отправлены из близлежащих городов Эрлах и Инс. Они прибыли в Санкт-Йоханссен к 12:30, через полтора часа после начала захвата заложников. Синчук быстро сдался полиции, но Поварницын предпринял попытку побега. Потребовались сторожевой пес, слезоточивый газ и объединенная сила нескольких полицейских, чтобы, наконец, привести его обратно. После этого управление Санкт-Йоханнсена перевело его и Синтчука в дисциплинарную палату. Диденко также заставили присоединиться к ним, несмотря на то, что не было никаких доказательств его причастности. Когда их снова заперли, директор Санкт-Йоханнсена написал взволнованное письмо в управление полиции кантона Берн, в котором располагалось учреждение. Он подробно объяснил, что произошло, и решительно аргументировал это тем, что, учитывая обстоятельства, отныне будет невозможно держать советских военнопленных в его учреждениях. Он потребовал их немедленного переселения в другое место и потребовал, чтобы Министерство юстиции «не рассматривало дальнейшее интернирование русских в наших учреждениях». После непродолжительного пребывания в дисциплинарном изоляторе Поварницын, Синчук и Диденко были переведены в тюрьму строгого режима Торберг, в пятидесяти минутах езды от Галса. В конце концов, всех нынешних и будущих советских военнопленных перевезли в изолированное место бывших военных казарм на Цугерберге в кантоне Цуг, чтобы их охраняла группа опытных бывших полицейских и пограничников. Помещения для интернирования заключенных, Цугерберг, 1972 г.

К этому времени в Афганистан прибыли первые делегаты МККК. В течение примерно двух месяцев, начиная с 14 августа, афганские власти предоставляли им регулярный доступ в тюрьму Пули-Чархи недалеко от Кабула, где они посетили несколько сотен заключенных и составили их список. Однако операция внезапно прекратилась, когда власти без всякой видимой причины потребовали от МККК прекратить свои посещения и снова выслали организацию из страны. Делегаты вернулись в Женеву 8 октября в состоянии замешательства и разочарования, которое коснулось МККК в целом, а также Министерства иностранных дел Швейцарии. Режим Кармаля в Афганистане не участвовал ни в формальном соглашении от 22 января между МККК и Советским Союзом, ни в последующих изменениях, предложенных Швейцарией. Итак, кого и как можно призвать к ответу?

В качестве первого шага президент МККК Александр Хэй призвал Эдуарда Бруннера, руководителя Управления международных организаций Министерства иностранных дел Швейцарии, выступить посредником между МККК и Советским Союзом. Бруннер должным образом встретился с советским временным поверенным в делах в Берне 11 октября и пообещал Хэю, что госсекретарь Раймон Пробст лично рассмотрит этот вопрос во время своего предстоящего визита в Москву 17 октября. На собственной встрече с временным поверенным в делах Бруннер прежде всего объяснил, что у Швейцарии нет прямого дипломатического канала связи с режимом Кармаля из-за отсутствия там швейцарского посольства или консульства, но он знал, что Советский Союз поддерживает тесные отношения с афганскими властями. Поэтому он, в свою очередь, попросил Советский Союз выступить посредником между режимом Кармаля и МККК и выразить обеспокоенность МККК по поводу внезапного прерывания его операций в Кабуле.

Однако попытка побега в Галсе и возобновленная высылка МККК из Афганистана были не единственными проблемами, связанными с переводом советских военнопленных в то время. К осени 1982 года швейцарская пресса начала улавливать эту договоренность и задавать вопросы. Впервые с начала передачи Эдуард Бруннер занял публичную позицию по этому вопросу в предварительно записанном телеобращении 29 октября. В ответ на растущие слухи в прессе, он попытался объяснить публике, почему Швейцария вообще оказалась вовлеченной в это дело. «Пять месяцев назад, - объявил он, - Федеральный совет принял решение о передаче членов советских вооруженных сил, захваченных в Афганистане афганским сопротивлением, в Швейцарию». Он продолжил: «Эта акция - новый жест нашей готовности служить в гуманитарной сфере, готовность проистекает из нашего нейтралитета и является давней традицией в нашей стране». В качестве прецедента для этой традиции он привел более ста тысяч военнопленных, укрывшихся в Швейцарии во время Второй мировой войны. Фактически, мне еще предстоит найти аналогичный случай перевода заключенных в нейтральную Швейцарию в период с 1945 по 1982 год. Насколько мне известно, это был первый случай, когда Швейцария действовала в качестве нейтрального принимающего государства, как описано в Третьей Женевской конвенции. 1949 г. Положения Швейцарии о добрых услугах в качестве защитной силы в двусторонней дипломатии и в таких областях, как посредничество в конфликтах, как правило, гораздо лучше задокументированы в литературе.

Тщательно сформулированное обращение Бруннера, казалось, вызвало больше вопросов, чем ответов, и мало способствовало снижению дискуссии об этике и логистике перевода заключенных в прессе. В свете этого было проведено парламентское расследование отношений между министерством иностранных дел и МККК. Парламентским органом, рассматривающим этот вопрос, был так называемый Комитет по иностранным делам Национального совета. Имея примерно 200 мест, Национальный совет был большей из двух палат швейцарского парламента. Различные парламентские комитеты совета преследовали двоякую цель: обсуждать политические вопросы за закрытыми дверями до того, как они будут открыто обсуждаться в парламенте, и постоянно обеспечивать подотчетность исполнительной ветви власти законодательной власти.

22 ноября начальник Эдуарда Бруннера, госсекретарь Раймон Пробст, был вызван для дачи показаний перед комитетом. В свете продолжающихся спекуляций в СМИ его задачей было ответить на четыре основных вопроса. Во-первых, почему правительство брало военнопленных из страны, к которой оно не было близко, и из конфликта, в котором оно не участвовало? Во-вторых, каков правовой статус прибывших на данный момент заключенных? В-третьих, действительно ли они были военнопленными, и в-четвертых, что с ними будет после освобождения? Эти вопросы были неразрывно связаны между собой. Они также были важны сами по себе, потому что они раскрывали как новизну договоренности, так и загадку, которую советские военнопленные представляли для внешней политики Швейцарии в то время. Более того, для целей данной статьи они позволяют нам сделать паузу и рассмотреть как этические последствия описанных выше событий, так и принципы международного гуманитарного права, которые были поставлены на карту.

В ответ на первый вопрос о причинах участия швейцарского правительства госсекретарь Раймон Пробст в первую очередь заявил, что «Федеральный совет действовал в соответствии с неотъемлемой природой швейцарской внешней политики». Оказывая помощь в деликатном вопросе, когда его просят об этом, он утверждал, что Федеральный совет выполнял обязанности, вытекающие из так называемого принципа disponibilité . Disponibilité означает готовность Швейцарии предоставить свои хорошие услуги в распоряжение других государств и, по словам Пробста, она, в свою очередь, опиралась на давнюю традицию нейтралитета Швейцарии. Более конкретно, это подразумевало, что как нейтральное государство Швейцария не могла принять сторону в конфликте, но она могла легко помочь сторонам конфликта в урегулировании их разногласий или в соблюдении принципов международного гуманитарного права, регулирующих вооруженный конфликт.

По словам Пробста, именно так и было в нынешней ситуации вокруг советских военнопленных, захваченных моджахедами в Афганистане. Вкратце обновив текущую ситуацию, он проинформировал комитет, что четыре советских солдата и один сержант в настоящее время находятся под стражей в Швейцарии, все в возрасте от 19 до 22 лет. Он также объявил, что еще двое заключенных действительно присоединятся к ним на следующий день, и попросил комитет относиться к этой новости со строжайшей конфиденциальностью, по крайней мере, до тех пор, пока МККК не опубликует заявление для прессы по этому поводу. Имеющиеся свидетельства позволяют предположить, что комитет выполнил просьбу Пробста и не вмешивался в планы министерства иностранных дел по дальнейшей передаче советских военнопленных из Афганистана в Швейцарию.

Однако комитет был искренне обеспокоен правовым статусом этих заключенных. Были ли они военнопленными в соответствии с Третьей Женевской конвенцией или нет? Каковы были последствия их правового статуса на время заключения в Швейцарии и сроки их освобождения? Пробст ответил на эти вопросы незамысловато, но, возможно, недостаточно. «Эти молодые люди, - заявил он, - не являются ни беженцами, ни просителями убежища, ни диссидентами». Вместо этого они были военнопленными, чье пленение началось в Афганистане и которое было переведено в нейтральное государство «в соответствии с Третьей Женевской конвенцией и в силу особых договоренностей, заключенных сторонами и МККК». Единственная проблема заключалась в том, что Третья Женевская конвенция нигде прямо не упоминалась ни в одном из соглашений, заключенных между Швейцарией, Советским Союзом и МККК, поэтому было не совсем ясно, осведомлены ли разные стороны о своих обязательствах в отношении заключенные в соответствии с международным гуманитарным правом.

Это вызвало особую тревогу у швейцарских парламентариев, поскольку у них не было гарантий относительно того, как с заключенными будут обращаться в случае их возвращения в Советский Союз после освобождения. В конце концов, вышеупомянутые соглашения действительно предусматривали репатриацию заключенных по окончании срока их заключения. Пробст сказал по этому поводу следующее: перед тем, как доставить советских военнопленных в Швейцарию, МККК объяснил каждому из них этапы процедуры и что она неизбежно повлечет за собой репатриацию. Более того, Пробст заверил комиссию, что все советские солдаты, которые в настоящее время находятся под стражей, готовы вернуться домой.

Однако это было не то, что многие присутствующие в зале парламентарии узнали из прессы. Советник Рудольф Фридрих из Freiheitlich Demokratische Partei (СвДП) - Демократической партии свободы - первым ответил Пробсту. Он пояснил, что просил его об этом не потому, что он был против операции, а потому, что она подверглась резкой критике, особенно в прессе. Очевидно, МККК в первую очередь хотел восстановить доступ в афганские тюрьмы, из которых он был исключен в 1980 году, в обмен на предложение вывести советских военнопленных и их перевод в Швейцарию. Однако сейчас можно было услышать, что первая часть операции провалилась. "Это так?" он спросил. Этот вопрос, должно быть, возник, потому что Пробст не затронул его в своем вступительном слове. Что касается правового статуса советских военнопленных, Фридрих считал, что он все еще неясен, несмотря на объяснения Пробста. «С одной стороны, они военнопленные. Однако по соглашению они должны быть репатриированы через два года ». Несомненно, последнее отклоняется от положений о военнопленных, содержащихся в Третьей Женевской конвенции? Более того, могли ли швейцарцы доверять заверениям Советского Союза о безопасной репатриации заключенных? Как поступят с солдатами по их возвращении? Разве швейцарское правительство не должно было предполагать, что их будут судить и преследовать по закону? В конце концов, с военнопленными обращались, как с дезертирами в Советском Союзе и им потенциально грозила смертная казнь. Наконец, как отреагирует правительство, если некоторые из солдат будут просить убежище в Швейцарии по истечении двух лет, чтобы избежать этой участи?

Советник Георг Стаки (также из СвДП) вмешался, что он слышал от начальника следственного изолятора на Цугерберге, что он сам все еще не знает правового статуса своих советских заключённых. На самом деле он никогда не получал никаких инструкций о том, как с ними обращаться. Обратившись сначала к Фридриху, а затем к Стаки, Пробст начал с признания того факта, что ранее в этом году делегаты МККК были изгнаны из Афганистана. Он объяснил, что во время советского вторжения в Афганистан в стране находилась делегация МККК, но ее выслали. Только благодаря договоренностям о переводе советских военнопленных в Швейцарию делегаты МККК были повторно допущены к ним, и им было разрешено посещать политических заключенных на несколько недель. «7 октября, за несколько дней до моего визита в Москву, - подтвердил он, - правительство в Кабуле объявило, что делегация МККК покинет страну».

По его собственным словам, Пробст обсуждал это со своими советскими собеседниками во время своего визита в Москву в октябре, и ему сказали, что причина высылки заключалась в том, что, по всей видимости, МККК не выполняет свою часть сделки. По всей видимости, между МККК и афганскими властями или между МККК и советскими властями возникли разногласия относительно отправки новых заключенных в Швейцарию. По словам Пробста, последующее обсуждение было долгим, в конце которого Советы согласились продолжить переговоры напрямую с МККК, как только передача советских военнопленных возобновится.

В заключение Пробст признался Фридриху, что у швейцарцев не было официальных заверений от своих советских собеседников относительно обращения с заключенными при репатриации. «Мы полностью осознаем риск, на который идут», - вот все, что Пробст смог сказать в тот момент. Другими словами, заключительный этап репатриации, просто не был продуман. Безопасность советских военнопленных не могла быть гарантирована по их возвращении домой, и МККК не мог получить доступ к политическим заключенным в Афганистане. В то же время Пробст предупредил: «Мы не можем сейчас заявлять, что предоставим политическое убежище заключенным, которые находятся здесь, потому что, если мы это сделаем, это помешает МККК когда-либо вернуться в Кабул».

К весне 1984 года на Цугерберге находилось в общей сложности одиннадцать советских солдат. Один из них бежал в Федеративную Республику Германия в июле 1983 года, однако первые трое прибывших должны были подойти к концу периода интернирования 27 мая. Первичные исходные материалы из Федерального архива Берна подтверждают, что Юрий Поварницын и Виктор Синчук отказались возвращаться в Советский Союз на данном этапе и что им обоим сначала был предоставлен временный вид на жительство, Поварницыну в районе озера Леман, а Синчук недалеко от Базеля. Валерий Диденко был единственным из трех впервые прибывших в Швейцарию, кто выбрал репатриацию в конце своего интернирования, и федеральные архивные материалы предполагают, что он вернулся в родное Запорожье на Украине. Он поддерживал регулярный обмен письмами с Юрием Поварницыным до 1985 года.

Здесь есть некоторые, кто может задаться вопросом о значении этого эпизода. Почему это имело значение? Это имело значение по нескольким причинам. Во-первых, это был первый в своем роде обмен пленными. Несмотря на то, что Третья Женевская конвенция прямо не применялась всеми сторонами, это был первый случай, когда МККК использовал ее положение о передаче военнопленных в нейтральную третью страну, чтобы осуществить такую ​​передачу. Более того, хотя поначалу эта передача заключенных была неудачной, но и продолжающиеся переговоры между Советским Союзом, Швейцарией и сопровождающим ее МККК в конечном итоге привели к возвращению МККК в Афганистан в 1986 году. Обмен спас жизни отдельных заключенных. Материально-технические трудности и ажиотаж в СМИ, окружавший этот обмен, показали, что недостаточно применять третью Женевскую конвенцию только по аналогии. Военнопленные имеют право на обращение в соответствии с конвенцией, которая не подлежит обсуждению между ее подписавшими сторонами. Поэтому швейцарское правительство и МККК были правы, соблюдая конвенцию. Однако им также следовало настоять на том, чтобы Советский Союз делал то же самое.

Перевод швейцарской аналитической статьи на тему о советских военнопленных в Швейцарии 1982-86 гг.








Совесть афганской войны не может молчать

Один день афганской войны, который заставил запомнить его навсегда. Офицер 122 полка попросил не оглашать пока его фамилию и занимаемую должность в этом полку на 1988 год. Он позвонил мне и попросил встречу с Лаврентьевым А.В. Дядя Саша был не в Москве, а ветеран 122 полка планировал в Москве пробыть не более суток. Я согласился на встречу, тем более из разговора по телефону я понял, что нам будет передана информация, связанная с пропавшими без вести советскими военнослужащими в Афганистане.

Мы пересеклись в центре Москвы, нашли столик в уютном кафе и он начал рассказ.

 

"Я точно запомнил эту дату 25 июня 1988 года. Мы шли колонной выводить 860 полк. В колонне шла МТЛБ орудийной батареи, которая тянула гаубицу Д-30. Колонна шла медленно вдоль реки со скоростью саперных собак, которые поочерёдно работали на разминировании. Механик-водитель этой МТЛБ на мгновение отвлёкся и съехал с колеи и тут же наскочил на фугас. Взрыв был такой силы, что двух бойцов, которые сидели на броне подбросило метров на восемь. Один боец перелетел на противоположный берег реки, упал между камней и застрял. Волны стремительной реки подбрасывали его тело и нам казалось, что он живой и хочет выбраться. Второй боец пропал. Видимо, он упал в реку и его тут же унесло потоком. В МТЛБ в броне находились кроме механика-водителя ещё двое (номера орудийного расчёта). Их выкинуло взрывной волной из десанта. Они получили тяжёлые ранения. У одного впоследствии ампутировали кисть руки. Механик-водитель сгорел. Бойца, который перелетел на противоположный берег реки в течение длительного времени не удавалось достать. Все попытки перебраться на ту сторону были сопряжены с риском для жизни. Впоследствии, когда тело погибшего достали, то стало очевидно, что он погиб при падении на камни. Была вызвана вертушка для эвакуации раненных и погибших.

Как только огонь, охвативший МТЛБ потух, из МТЛБ стали извлекать тело механика-водителя, но неудачно. Его ноги остались на педалях.

О произошедшем было доложено командованию, которое отдало устный приказ занести в журнал боевых действий троих погибших вместо двух (третьего унесла река)"

Далее история, пересказанная офицером, содержит подробности отправки тел, которые по соображениям этики я здесь излагать не буду. Последние слова в этом рассказе звучали так: "Не могу я с этим жить!"

Два офицера, участника этих событий, созвонились друг с другом по телефону и решили нам передать эту историю.

И теперь нам с этим жить...

Командование полка ждало повышение. И оно пришло.

Три гроба отправлены на Родину. Боевые потери: пропавших без вести нет.

Почему я взялся опубликовать этот рассказ? Есть три причины:

Первая - моджахеды передают останки погибших (пропавших) советских солдат, уверяя, принося клятвы, что это останки шурави, а на поверку, и так часто бывает, ДНК костных фрагментов не соответствуют ДНК родственников пропавших без вести. Конечно, обман в моде у бессовестных людей на Востоке, но существуют и вот такие истории, которую мне рассказали.

Второе - необходимы свидетели событий, которые могут подтвердить или опровергнуть этот рассказ.

Третье - 25 июня 1988 года по списку безвозвратных потерь числится только один орудийный номер. Кстати, в списке безвозвратных потерь в Афганистане за последнее десятилетие нашлись некоторые несоответствия и они до сих пор редактируются.

Сложно представить положение человека, который возможно остался жив, если факт самой истории подтвердится остальными свидетелями.

Опубликованный пересказ нацелен прежде всего на поиск свидетелей. Автор статьи не упоминает ни одной должности и фамилии в расчёте на то, что люди сами себя узнают и напишут правду.

Евгений Барханов








Афган, оглянемся сегодня!

Дорогие побратимы, дорогие мамы солдат, люди чудесной планеты Земля! Сегодня 32 года назад для многих из нас закончилась война в Афганистане. Вспомним горячей памятью то, что было, что есть и живёт в нас до скончания дней. Ратный труд и боль утрат, письма с Родины и яркие сны. Поклонимся нашим матерям! На их плечи легла эта война тяжким грузом... Оглянемся сегодня и зажмуримся яркой вспышкой прошедшей войны.

ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ В АФГАНИСТАНЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ!

Две истории из поисковых экспедиций в рамках темы пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане.

В гостях у непримиримого полевого командира. Разговор неожиданно переходит в фазу "без перевода".

- Было время - мы охотились за шурави. За голову каждого можно было спасти много хороших людей из тюрем. На этой охоте шурави меня ранили и я потерял ногу. Теперь я калека. Уже 33 года моя жизнь - это страдание и молитва. И вот теперь я сижу за одним столом с шурави...
Переводчик неожиданно перестаёт переводить. Перекидывается фразами с командиром. Командир усмехается, хлопает себя по протезу. Неприятная пауза. Переводчик встаёт из-за стола, говорит по-русски только одно слово: уходим!
Спустя время, когда он счёл его безопасным по расстоянию - переводчик рассказал, какими были последние фразы командира:
- Что мне мешает отомстить? Я так долго этого ждал!
- Мы у тебя в гостях. Не оскверняй гостеприимство.
- Они осквернили наш дом.
Вспоминая это гостеприимство, дядя Саша всякий раз добавляет: Восток - дело тонкое, а где тонкое - может порваться.

 

Афганистан. Офицер полиции. Пьем чай. На вид - он мой ровесник.
- Ты помнишь нас, советских, ну, шурави?
- Да. Хорошо помню. Я был совсем маленький, а они все курили и мы, мальчишки, тоже хотели быть взрослыми. Помню, как я долго клянчил у шурави сигареты. Один мне дал и я попросил огня, чтобы прикурить. Они засмеялись. Один зажег спичку и я прикурил, закашлялся. Вдруг подошел другой шурави, выхватил из моих рук сигарету и затоптал ее ногой. Потом он ругался с остальными шурави и что-то им приказал... а мне он протянул 100 афгани и сказал, чтобы я купил себе авторучку и тетради и шел учиться.  Я купил всё, что он сказал и принес домой, а матери я сказал, что хочу учиться и стать командиром.
- Так сколько тебе лет?
- Мне 35 лет. А выгляжу я чуть старше - это да, седина в волосах... я был четыре раза ранен. Завтра я и мои ребята поедут с вами...


Евгений Барханов








Мне повезло. Три раза из плена бежал и домой вернулся

Михаил Говтва, досрочно по "горячему цеху" вышел на пенсию. Сейчас трудится "для души" в школьной кочегарке. Как он говорит: "Я тепло детям даю - это ли не счастье!?" В Красноярском крае трескучие морозы, однако, а ему хорошо и спокойно.


Михаил Говтва

О плене вспоминает подробно, на целый полный метр с прицепом - фильм получится. Ещё бы: Афганский плен - побег, пакистанский плен - побег, пакистанская тюрьма, Красный крест... и два года швейцарского дисбата. Вернулся на Родину в 1985 году.

Из одиннадцати человек, отбывавших срок в два года в Швейцарии по соглашению сторон: Красного креста, Швейцарских властей, Пакистана и СССР - на Родину в СССР вернулись восемь человек. Один остался в Швейцарии. Один проживает в Австралии и ещё один проживает в Германии.

На мой вопрос, почему же Михаил, посмотрев, как живут в Швейцарии, вернулся домой, не смотря на то, что к нему может быть неоднозначное отношение, как к бывшему военнопленному? Он ответил без раздумий:

Где родился - там и сгодился. А про Швейцарию скажу да, хорошо там, порядок. Но у нас лучше. Одного не хватает - порядка, но это же можно исправить! Если честно, я там в Швейцарии мечтал домой вернуться и швейцарский опыт здесь приложить... Вот, до сих пор стараюсь (смеётся).



Он время от времени кладёт руку на батарею, проверяя температуру, мотает головой и идёт подбрасывать уголёк в топку.

В тюрьме для меня главное было не сойти с ума. Сосед мой Абдул Манаф (советский пленный, опознанный Михаилом Говтвой по фотографии из Казахстана) сошёл с ума.

От его топтания по соседней камере и несвязанного бормотания чувствовал, что до подобного состояния рукой подать. Чтобы себя занять и отвлечься - рисовал на стене щепой. Сантрисап (пакистанский тюремщик), как-то зайдя в камеру, дал сигарету мне. Ему понравился мой рисунок.

В тюрьме Михаилу предлагали принять ислам. Это давало бы ему льготу. Его бы выводили на улицу помолиться. Но он отказался. Он до армии в Союзе и в Бога то не верил, а тут ислам сразу.

Атеистами мы все были. Чего врать то? Ради прогулок? Отказался. А настаивать к вере нельзя. Добровольно человек к вере должен подойти.

Как же хорошо в России! И дух по такой красоте разлился. Что ещё желать то? Повезло мне. Живу и любуюсь!

В производстве у нас очередной фильм о неизвестных страницах афганской войны, о советских военнопленных, которые волею судеб прошли швейцарский дисбат. В этом году представим фильм "Афган, без вести пропавшие". А интервью целиком часа на два Михаила Говтвы мы опубликуем со временем.



Говорит Говтва Галина Михайловна, мама пропавшего без вести и вернувшегося Михаила Говтва




Михаил Говтва, рядовой 56-ой отдельной десантно-штурмовой бригады. Пропал без вести в провинции Логар в июне 1983 года. Прошёл афганский плен, пакистанскую тюрьму, швейцарский дисбат. На Родину вернулся в декабре 1985 года.



Из одиннадцати человек, отбывавших срок в два года в Швейцарии по соглашению сторон: Красного креста, Швейцарских властей, Пакистана и СССР - на Родину в СССР вернулись восемь человек.

 

Михаил Говтва

Мне повезло. Три раза из плена бежал и домой вернулся...

 

Михаил Говтва (второй справа). Термез. Учебка

 

 Михаил Говтва (второй справа). Термез. Учебка

 

 Михаил Говтва. Термез. Учебка. Родной взвод

 

 

 Михаил Говтва (третий справа). Термез. Учебка. Родной взвод

 

 Михаил Говтва. Тактические занятия

 

 Михаил Говтва. На Родине. Военком вручает грамоту Верховного Совета

 

Михаил Говтва. Ветераны района на годовщине вывода войск из Афганистана

 

 Михаил Говтва. Ветераны района на годовщине вывода войск из Афганистана

 

Михаил Говтва, досрочно по "горячему цеху" вышел на пенсию. Сейчас трудится "для души" в школьной кочегарке. Как он говорит: "Я тепло детям даю - это ли не счастье?!"







Цинковое эхо афганской войны. Дашан Юрий Григорьевич

Погибших при исполнении интернационального долга "грузом 200" не хоронили в Афганистане, а привозили на Родину по месту призыва. Помню вздох матери погибшего: «Хоть цветы есть, где положить…». Это так, но судьба войны афганской плетёт свой узор замысловатый. После выхода моей статьи «Гроб без трупа "погибшего" в Афганистане» - получил несколько писем от родственников погибших, в которых они рассказывают о том, что, получив «груз 200», обнаружили в гробах подмену тел.

И если бы это было одно сообщение, но сопоставляя факты, добавляя детали – вырисовывается довольная мрачная картина, без глянца.

Дашан Юрий Григорьевич

По просьбе сестры Юрия Дашана я публикую его письмо.

Добрый вечер, Евгений! Меня зовут Михаэла и я пытаюсь понять, что случилось с моим двоюродным братом. К сожалению, единственная доступная информация о "гибели" моего брата это та, что доступна в книгах памяти:

ДАШАН Юрий Григорьевич, рядовой, стрелок-гранатометчик, род. 13.4.1966 в с. Новые Бедраки Единецкого р-на Молд. ССР. Молдаванин. Учился в Цаульском агропромышленном совхозе-техникуме.
В вооруж. силы СССР призван 9.4.84 Дандюшанским РВК Молд. ССР.
В респ. Афганистан с окт. 1984.
Погиб 10.9.1985.
Похоронен в с. Новые Бедраки.

К сожалению или к счастью, вышестоящие люди ошиблись несколько раз в установлении факта смерти:

  1. Труп пришел в цинковом гробу и солдаты присутствовали на похоронах и следили, чтобы не открывали гроб, но потом родители все-таки раскопали гроб и открыли его. В гробу вместо светловолосого парня нашли человека с совершенно другой внешностью.
  2. Гроб привезли 18-го сентября 1985 г. Сказали, что он погиб 10-го сентября. Но позже после похорон родители получили последнее письмо от сына, в котором он указал дату 12-го сентября.

Конечно, у нас надежда все ещё кроется в сердце и хочется поверить хоть на одну секунду, что может он еще жив. А если нет, хочется хотя бы точно узнать, что случилось и найти его останки.

Евгений, будем безмерно благодарны, если бы вы смогли помочь хоть самым малым!!!

Заранее огромное СПАСИБО! В письме казан электронный адрес и телефон для связи.

К письму от себя. Мы попросили у сестры любые дополнительные сведения о Дашан Юрии Григорьевиче: номер в/ч п.п.

Даже не верится, что Вы ответили!!! Спасибо Вам! Меня зовут Михаэла Мырза и мне 35 лет. Живем мы (моя семья + семья брата) в Молдове, район Единец, село Новые Бедражи. Там же жил и мой двоюродный брат Юрий Дашан. Когда он пропал, я еще была в утробе матери. Его отец скоро скончался после того, как сказали, что сын умер. Мать, которая работала учительницей, не смогла продолжить работу. Она до сих пор верит, что он жив и вернется. Но не буду отнимать у Вас много времени, которого, наверное, и так не хватает. Мне понадобится немножко времени, чтобы все собрать. Много чего пропало или устарело. Придется осторожно поговорить с тетей, чтобы не травмировать ее и не создавать новые пустые надежды. Надеюсь в течение двух недель собрать все и отправить более или менее полное "досье". Безмерно Вам благодарна за помощь! Да поможет Вам Бог!

Гроб привезли домой 18-го сент., но родители узнали, что гроб уже как 3 дня ждал в Единцы. Одна или две буквы фамилий стерлись с гроба и не знали, если это Ешан или Дашан. Выходит, что 15-го сент. гроб был уже в Единцы, а 12-го сент. Юрий отправил письмо домой. Я могу ошибаться, но если даже взять в расчет "the worst case scenario ", выходит, что труп доставили довольно таки оперативно; за три дня с Афганистана в Молдове.

В тот день 10 сентября погибли бойцы 180-й мсп 108-й мсд:

  1. капитан Егоров Александр Ильич - командир 8-й мср 3-го мсб 180-го мсп 108-й мсд
  2. младший сержант Милентьев Роберт Александрович - 180-й мсп 108-й мсд
  3. рядовой Дашан Юрий Григорьевич - 180-й мсп 108-й мсд

(особая благодарность за помощь с информацией нашему читателю Степаныч-45)

Официально о гибели товарищей оставлена запись "погибли в бою при отражении нападения на колонну в районе кишлака Качи-Шерхан провинции Кабул".

Надеюсь в ближайшее время дополнить статью деталями. А пока обращаюсь к сослуживцам и всем свидетелям этого, кто мог бы прояснить ситуацию родственникам Дашан Юрия Григорьевича.








Он отказался от услуг Красного креста и остался в плену. Бекболатов Куат Нурмукашевич

Я сидел с ним в тюрьме в соседней камере в пакистанском Пешеваре - вспоминает Михаил Говтва. У него были длинные волосы ниже плеч и редкая борода. Видимо он год не стригся, а может и больше. Сначала я думал, что меня специально подсадили к нему, чтобы он мог узнать обо мне подробней. Были вещи, которые я естественно не договаривал, а именно, где служил и какая моя воинская специальность. Но впоследствии я стал замечать странности в поведении Абдул Манафа (БЕКБОЛАТОВ Куат Нурмукашевич) и через некоторое время сомнений не осталось, Абдул Манаф сошёл с ума. Иногда случались короткие просветления его психики. Он связанно говорил, причём говорил на русском языке без акцента. Если на дежурство приходил один хороший сантрисап (тюремщик), он открывал камеры и выводил мусульман во внутренний двор на молитву, а нам с Абдул Манафом разрешал пообщаться в камере Манафа, закрывал нас вместе до конца молитвы. Так вот каждый раз Абдул Манаф передо мной раскрывал пустые ладони и листал невидимую книгу его жизни. Страница за страницей. Он рассказывал, что самолёты улетали и прилетали, когда он служил, но однажды луч солнца его позвал и он в руках увидел книгу собственной жизни. И луч солнца отражал картины в этой книге. Вот посмотри, что ты видишь? А где твоя книга жизни, покажи?..  Да. А когда выводили в туалет, там было в коридоре маленькое окошко, через которое пробивался луч солнца. Абдул Манаф начинал с кем-то невидимым обниматься, говорить приветственные слова, видимо на казахском языке. И так могло продолжаться долго пока это терпел сантрисап, а потом его подгоняли и он мог забыть для чего его выводили. И он мучился потом, ходил по камере без остановки, что-то бормотал, вздыхал и постоянно с кем-то здоровался.

 

БЕКБОЛАТОВ Куат Нурмукашевич

От услуг Красного креста Абдул Манаф отказался. Видимо с этим предложением сотрудники Красного креста приходили к нему не в первый раз. Он жаловался, что его хотели один раз подстричь, но он не дался им в руки потому, что волос долог как мысли и его нельзя стричь. Его пытались стричь, но в нём "проснулся зверь, который не дал им этого сделать".

Михаил Говтва

На предложение Михаила Говтвы быть с ним вместе и согласиться на предложение Красного креста, а при удобном случае бежать - Абдул Манаф ответил категорическим отказом и до конца пугал Михаила тем, что на Западе из людей солнца делают девочек. Признаюсь, - говорит Михаил, мысль о том, что я близок к тому, что сойду с ума, не раз посещала меня. Паразиты, которые кишели в камере и доводили до исступления, и при этом не стричься... Вы представляете?

Разные сидельцы были в тюрьме, а один был видимо из богатой пакистанской семьи - диссидент. Ему постоянно шли передачи и он делился этим с другими арестантами. Его выпустили в скором времени и я успел ему написать на фольге из под сигаретной пачки о себе коротко: советский солдат и имя. В скором времени меня вызвали к начальнику и там был представитель Красного креста.

Напомню хронологию событий для некоторых пленённых советских военнослужащих в Афганистане в период 1979-1984 гг.

В период войны в Афганистане Международный комитет Красного Креста сумел договориться с моджахедами о передаче им пленных советских солдат. Два года интернированные военнослужащие провели в Швейцарии. Советские солдаты не должны были содержаться, как преступники. Но, с другой стороны, советское посольство в Берне требовало, чтобы солдаты не имели контактов с капиталистическим миром. Поэтому сначала их разместили на территории бывшего монастыря в помещениях исправительного лагеря для взрослых Ст. Йоханнсен (St. Johannsen) в городе Эрлах (Erlach) на берегу Бильского озера. Частью неформальных соглашений трех сторон (моджахеды, Швейцария в лице МККК, и СССР) было условие, по которому после двух лет пребывания в Конфедерации интернированные военнослужащие получают право возвращения на родину.

 

Говтва Михаил Николаевич , дата возвращения в СССР 23.10.1985

Благодаря воспоминаниям Михаила Говтвы стали известны некоторые страницы жизни рядового Бекболатова Куата Нурмукашевича, которого Михаил опознал по фотографии.

БЕКБОЛАТОВ Куат Нурмукашевич, рядовой, род. в 1963 в совхозе "Коммунизм" Алакульского р-на Талды-Курган, обл. Казахской ССР. Казах. Призван 10.5.81 Алакульским РВК. В Республике Афганистан с августа 1981. Пропал без вести 10.3.1982 в провинции Парван.

Далее о судьбе Бекболатова Куата Нурмукашевича точно ничего не известно. По одной из легенд он был в лагере Бадабер, где было поднято восстание советских военнопленных, которое было подавлено. В подтверждение этому в печати  время от времени проскальзывают сведения, что в Бадабере был некий Канат, который сошёл с ума. Ко всему сказанному есть любопытный момент в воспоминаниях Михаила, что его однажды пытались переправить из пакистанской тюрьмы в лагерь моджахедов, но, слава Богу, в этом лагере к нему не проявили интереса. Может быть из-за того, что оттуда никто не сбегал, а лишнего не захотели брать. Тюремщики отвезли Михаила обратно в тюрьму. Михаил к этому добавляет слово, которое не многие могли бы произнести, оказавшись в плену: повезло!

"Хорошо не к тем отвезли, от которых я два раза сбегал".

Сдесь мы публикуем интервью с Михаилом Говтвой. От себя хочется выразить огромную человеческую благодарность за откровенность Михаилу и за помощь в поиске пропавших без вести в Афганистане советских ребят. Спасибо!




P.S. Без ссылки на источник сведений. Они втроем держали оборону в дувале, им предлагали сдаться, но они отказались, мы (душманы) подорвали мины, двое из них погибли, а его по руслу арыка утащили. Очень возможно, что речь о Бекболатове Куате Нурмукашевиче.








Запрос по пропавшему без вести в Афгане Бекболатову Куату



Бекболатова Куата по фотографиям узнал Михаил Говтва, который находился в соседней камере пакистанской тюрьмы. Об этом мы подробно писали в предыдущих публикациях. Ссылка: index.php?option=com_content&view=article&id=111&catid=13#materialy-60

Сатай Бекболатов прислал нам фотографии с гражданки своего пропавшего без вести в Афганистане брата. И по ним без сомнений Михаил Говтва увидел своего "брата" по несчастью.


Бекболатов Куат

У него были длинные волосы ниже плеч и редкая борода. Видимо он год не стригся, а может и больше. Впоследствии я стал замечать странности в поведении Абдул Манафа (БЕКБОЛАТОВ Куат Нурмухашевич) и через некоторое время сомнений не осталось, Абдул Манаф сошёл с ума. Иногда случались короткие просветления его психики. Он связанно говорил, причём говорил на русском языке без акцента, - вспоминает Михаил Говтва.


Бекболатов Куат

От услуг Красного креста Абдул Маяф (Бекболатов Куат) отказался. Видимо с этим предложением сотрудники Красного креста приходили к нему не в первый раз. Он жаловался, что его хотели один раз подстричь, но он не дался им в руки потому, что волос долог как мысли и его нельзя стричь.

Впоследствии мы узнали, что с советскими узниками пешаварской тюрьмы беседовал сотрудник Международного Красного Кресте г-н Делапраз и предлагал им услуги МККК в 1983 году. В частности, в судьбе Михаила Говтвы - это сыграло решающую роль. Его депортировали в дисбат Швейцарии. Через два года он вернулся в СССР. Это обстоятельство сегодня позволило брату Бекболатова Куата обратиться в Московское представительство МККК.

Обращение Сатая Бекболатова в МККК

Подобное обращение Сатай Бекболатов отправил в Special branch police Peshawar Pakistan (Особое отделение полиции Пешавара Пакистан) где находились Куат Бекболатов и Михаил Говтва в 1983 году. Возможно, в стенах этой тюрьмы, до или после них, находились другие советские военнослужащие, пропавшие без вести в Афганистане. Сатай Бекболатов адресовал своё обращение Генеральному инспектору полиции д-р Мухаммаду Наим Хану


Inspector General of Police Dr. Muhammad Naim Khan

Вместе с тем, стоит признать, что до сих пор ни одно официальное обращение к властям Пакистана по поводу, содержавшихся на их территории советских военнослужащих, не нашло отклика. До вывода советских войск из Афганистана официальный Пакистан категорически отрицал присутствие на их территории пленных (удерживаемых) советских солдат. После убийства Беназир Бхутто, премьер-министра Исламской республики Пакистан - официальные власти перестали реагировать на обращения, касающиеся пропавших без вести советских военнослужащих, т.е. не отвечали на обращения и не писали даже "отписок", проводя политику отмалчивания. Но! Время идёт. Возможно, на обращение Сатая Бекболатова будет ответ. В Пакистане проводились недавно совместные учения российских и пакистанских военнослужащих. Видимо пришло время "оттепели" в отношениях.


Бекболатов Куат


Бекболатов Куат


Бекболатов Куат


Бекболатов Куат


Бекболатов Куат


Бекболатов Куат

 

Бекболатов Сатай, брат пропавшего без вести Бекболатова Куата






Однополчанин пропавшего без вести. Куата Бекболатова. Письмо

Евгений, добрый вечер. Вы написали комментарий к одному из видео на моей страничке в Ю-Тубе. За что Вам отдельное спасибо. Я прошёл по Вашей ссылке и был поражён масштабами Вашего труда. Представлюсь - меня зовут Сергей Тулупов. Я создатель и администратор сайта 181 МСП (в/ч п.п. 51932). http://www.181msp.ru/ . Служил в 1982 - 1984 годах водителем Автороты данного полка, рядовой. Вернусь к теме моего обращения к Вам. Среди фильмов о пропавших без вести я увидел фамилию Бекболатов. Сразу сердце ёкнуло. Куат Бекболатов служил и пропал без вести в нашем полку. О нём на нашем сайте здесь - http://www.181msp.ru/publ/vspomnim_ikh_poimjonno/propavshie_bezvesti/bekbolatov_kuat_nurmukashevich_3_gsb/12-1-0-657 . Как видите, информация скудная. Даже фотографии нет. Вы в аннотации упоминали, что показывали перед интервью фотографии Бекболата. Вот у меня к Вам и просьба - если это возможно, пришлите мне, пожалуйста, на ящик нашего сайта Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. имеющиеся у Вас фотографии Куата Бекболатова. Я вставлю его фотографию (фотографии) и вставлю Ваш фильм с воспоминаниями о нём. Буду очень Вам благодарен.








Экспедиция в Бамиан. Поиск сведений о пропавшем без вести. Ильшат Гарайханов

Экспедиция в Бамиан. Поиск сведений о погибшем (пропавшем без вести) бойце 357 ПДП Ильшате Гарайханове.
Афган, провинция Бамиан. Ожидание полевого командира.



Бамианская долина исторически служила торговым коридором, поскольку является единственным удобным проходом через горную систему Гиндукуш. Первые поселения возникли в долине ещё до новой эры. В I—II веках в долине были основаны буддистские монастыри, сохранившиеся до VIII века. В период с II по V век в долине были сооружены (вырублены в скале) гигантские статуи Будды.










Кабул. Командор о шурави

Встреча с командиром военной полиции. Переговоры о помощи в организации безопасности нашей экспедиции в Бамиан. Неожиданные откровения командора в ответ на наши. Очень любопытный диалог.



Я не сдержал себя и обнял человека, который дважды стрелял по мне. Его тело вздрогнуло. И я понял: он плачет, потому, что и сам плакал... А когда мы чуть успокоились, увидели, как переводчик вытирал слёзы со своего прожаренного солнцем лица.


- Первый выстрел из граника сбил гусеницу. Мы упёрлись в дувал, выскочили из брони, огляделись...
- Это я стрелял из гранатомёта. Мне было тогда 16 лет и я был лучшим стрелком из гранатомёта в отряде. Мы усилили по вам огонь и вы побежали.
- Да. Мы побежали по улице за угол дувала и попали под пулемёт.
- А, как ты хотел, брат, мы к засаде хорошо приготовились.
- Я стрелял по Вам и, кажется, попал.
- Да, брат, у нас тогда двоих ранило.
- А у нас четверых и меня. С трудом вырвались. Если бы броня не подошла, перестреляли бы нас.
- Брат, а я ведь тебя вот сейчас вспомнил. Ты отполз в сторону, это я тебя огнём отжимал от группы. Хотел в плен взять, поэтому стрелял, чтобы не убить. Аллах видит и знает наперёд всё...
А потом они говорили о том, что делали после войны, у кого сколько жён, детей, пили чай. Им было интересно узнать про друг друга, как можно больше. Они спешили. Переводчик сбивался и через несколько часов попросил перерыв. Они отпустили его и продолжали говорить, говорить... один вспоминал что-то из фарси, другой что-то из русского языка. Ругались матом, смеялись и они понимали друг друга потому, что им знаком общий язык, прошедших войну, оставшихся в живых воинов. Зарезанный баран, прочитанная молитва, плов и лепёшки. Они ели из одной плошки руками, обсасывая пальцы, и от этого плов казался вкуснее... так же, как вспоминая войну и то, что им выпало не убить друг друга.








О пропавшем без вести в Афгане Майсупове Мухтаре Алибаевиче

Последнее письмо из Афгана писал командир, что танк, членом экипажа которого был ряд. Майсупов Мухтар, охранял мост при проходе колонны. На них напали, Танк был подбит. Экипаж покинул машину. В танке сдетонировал боекомплект и он взорвался. Ряд. Майсупов Мухтар обнаружен не был. Поиск его не привёл к положительным результатам. Нахождение ряд. Майсупова Мухтара Алибаевича нам не известно.

К нам обратился Мурад из Узбекистана с просьбой о помощи по поводу без вести пропавшего солдата Майсупова Мухтара Алибаевича.

 

МАЙСУПОВ Мухтар Алибаевич, рядовой, род. в 1962 в г. Ангрен Ташкент, обл. Узбекской ССР. Таджик. Призван 26.4.80 Ангренским РВК.

В Республике Афганистан с июля 1980. Пропал без вести 22.10.1981 в провинции Кабул.

Помогите найти хоть какую либо информацию о дяде, который пропал без вести в Афганистане. Очень были бы благодарны услышать хоть что то о нем. Со слов родственников пропавшего солдата, все письма отправленные им во время несения службы в Туркмении (Ашгабад) и Афганистане - забрали представители с военкомата. У родственников ничего не осталось. Майсупов Мухтар Алибаевич нес службу вначале в Туркмении, а потом был отправлен в Афганистан. Он был танкистом, пропал без вести при нападении противника на колонну.

 

Родители Майсупова Мухтара Алибаевича жили в Ангрене Ташкентской области Узбекистана.



Просим Вас опубликовать этот материал, может выйдет кто-нибудь на связь из его сослуживцев, очевидцев, хоть какая-нибудь зацепка будет о нём. Больше обращаться нам некуда.








Афганистан. Засада с целью взять пленного шурави 28 июня 1982 г. По следам фактов

Предоставляем слово афганскому полевому командиру Асил Хану, принадлежавшему к группировке «Национальный исламский фронт Афганистана - НИФА».

Двадцать восьмого мая 1982 года я возглавил группу моджахедов, намереваясь устроить засаду у самых ворот советского гарнизона в Кабуле. В то время подразделения 103-й воздушно-десантной дивизии и некоторых других частей базировались в Дар-уль-Амане, примерно в 10 километрах к юго-западу от центра города. Штаб 40-й армии находился там же, в здании дворца Тадж-Бек. Я командовал маленькой группой в отряде моего отца, Хаджи Давлата, база которого располагалась в Морггиран, в 10 километрах западнее Дар-уль-Амана.

После проведения многодневной рекогносцировки и изучения советского трафика в Дар-уль-Амане я выбрал место для засады. Мы выяснили схему движения советских транспортных средств вдоль дороги из Кабула в штаб, размещавшийся в Тадж-Беке. Прямо к северу от советской базы в Дар-уль-Амане есть маленькая деревня Афшар (первоначально холм, на котором немецкие архитекторы построили дворец Тадж-бек, назывался Афшар-тапа - прим. А.Грешнова). Там был типичный провинциальный восточный базар с несколькими бакалейными дуканами и телегами, с которых продавались свежие фрукты. Советские солдаты иногда наведывались на этот базар, чтобы купить сигарет, еды и импортной водки. Кишлак Афшар показался нам хорошим местом для засады: пространства для ее проведения было предостаточно, подход и отход были отличными, да к тому же шурави чувствовали себя там в безопасности. Проход к Афшар был хорошо скрыт и в случае необходимости мы могли бы легко добраться оттуда до баз моджахедов и безопасных мест в уезде Чардехи.

В день организации засады мы находились в шести километрах к западу от выбранного места, в кишлаке Кала-е Бахтияр. У нас было четыре АК-47 и один легкий иностранный (не советский) противотанковый гранатомет. Вечером мы выдвинулись в направлении Афшар. Шел месяц Рамадан, когда мусульмане целый день постятся. На улицах было очень мало народа, так как в это время суток они принимали пищу (говели). Так как засадная точка располагалась очень близко к советскому гарнизону, я решил провести очень быстрое нападение на одиночную машину шурави и по возможности взять пленных.

Мы шли по узкой улочке Афшара, выходившей на главную дорогу, которая вела к дворцу Дар-уль-Аман. Примерно в 19.30, когда первый автоматчик дошел до перекрестка, показался советский грузовик ГАЗ-66, двигавшийся по направлению к военной базе с восточной стороны. В грузовике было всего пять человек - водитель и солдат, сидевшие в кабине, и еще трое солдат в кузове. У одного из них при себе была радиостанция. Я отдал приказ гранатометчику стрелять по грузовику при входе в зону поражения, но тот промазал. Машина внезапно остановилась. Выскочившие из нее оккупанты заняли огневые позиции и стали стрелять наугад. В ходе короткой перестрелки мы убили одного шурави. Двое солдат рванули в юго-западном направлении к своей базе, еще один укрылся за задними колесами грузовика. А солдат с радиостанцией забежал в бакалейный дукан.

Один из моих моджахедов стоял за бетонным столбом линии электропередачи, рядом с этим дуканом. Я приказал ему зайти с центрального входа, а сам прошел в магазин с черного хода, представившись шурави как «его друг». Взволнованный шурави сначала ничего не понял, но потом, увидев в руках моего бойца иностранный гранатомет, произнес: «Душман!». Он держался спокойно, когда мы связывали ему руки и выводили из дукана. Я отозвал свой отряд и мы быстро покинули этот район. Вся операция заняла всего несколько минут.

Опасаясь возмездия со стороны противника, под покровом ночи мы поспешно ушли в Кала-е Бахтияр. Оттуда мы шли через кишлаки Кала-е Бахадур Хан, Кала-е Джабар Хан и Кала-е Кази, прежде чем добрались в 22.00 до нашей базы в Морггиран. Три дня мы держали пленника на базе, а потом переправили его в штаб НИФА в пакистанский Пешавар...

Информация из книги А. Грешнова "АФГАНСКИЙ ПЕРЕВОД" ("ЗАСАДА В АФШАР") ссылка: 
http://www.artofwar.net.ru/profiles/greshnov_andrei_b/view_book/afganskii_perevod?fbclid=IwAR1qvczoTD8OdABTWiwOJhP917qMeJrLWbChmgoD1_FDb7A5RvyDm5gYbxg

В "Афганском переводе" использованы отрывки из книги "Afghan guerilla warfare in the words of the mujahideen fighters", издававшаяся на английском языке в США и Великобритании в середине 90-х. Один из ее авторов, опрашивавший полевых командиров, это Ахмад Джалали, бывший полковник афганской армии.


                 Ахмад Джалали

Он с отличием окончил Военный Университет (Харби Пахантун) в Кабуле. Выпускник высших офицерских пехотных курсов в Форт-Бенинге (Джорджия, США), Британского армейского штабного колледжа в Кэмберли, Американской высшей военно-морской школы в Монтерее (Калифорния, США), Академии Фрунзе в Москве и Института мировой политики (Вашингтон, Дистрикт Коламбия). Джалали также преподавал в Военной академии и высшей военной школе в Кабуле. Перейдя в стан моджахедов в 1980 году, он заведовал планированием в штабе Исламского Союза за Освобождения Афганистана (ИСОА), так называемого "Альянса трех", куда входили умеренные традиционалистские группировки моджахедов. В начале 80-х годов стал работать корреспондентом на радиостанции "Голос Америки". В качестве журналиста более 15 лет освещал события в Афганистане и странах Центральной Азии. Джалали - автор нескольких книг, включая книги по Советским Вооруженным Силам, работ по Центральной Азии и трехтомника Военной истории Афганистана.



                          Фотография моджахеда

Полагаясь на описанные воспоминания полевого командира Асил Хана, мы сопоставили факты. И вот результаты:

По базе данных у нас нет пропавших без вести советских военнослужащих в Кабуле 28 мая 1982 года. Однако, имеет место известный факт, что система летоисчисления в Афганистане отличается от европейской и порой даже искушённые востоковеды в переводе афганской системы летоисчисления в европейскую допускают ошибки. В описанном эпизоде упомянут священный месяц рамадан, который начался незадолго от указанных Асил Ханом событий. Так в 1982 году священный месяц рамадан начался 23 ИЮНЯ!!! Таким образом, скорее всего речь идет о 28 июня, когда пропали двое советских военнослужащих (в/ч п.п. 26190 - это отдельный автобат 159 дсбр (переформирован в базу ЖБИ)

Ряд. Котелин Сергей Васильевич, род. 8.12.1961 в г. Аягуз Семипалатинской области. Призван в СА 8.12.1980, в Афганистане с марта 1981 г. Пропал без вести 28.06.1982 г. (записано, что в ходе боевых действий). По неподтвержденным данным убит в плену.

Ряд. Моторя Валерий Васильевич, род. в 1962 г. в с. Дмитровка Днепропетровской области. Призван 2.04.1981 г. Пропал 28.06.1982 г.

С достаточной долей уверенности мы можем предположить, что Котелин Сергей Васильевич был убит во время пленения и оставлен на месте. Местные жители, боясь возмездия, спрятали труп недалеко от места нападения. Рядового Мотырю Валерия Васильевича, как описано в документальной книге Ахмад Джалали, пленили и переправили в Пакистан.


Несколько слов от Грешного А.Б. сделавшего неоценимый вклад в дело поиска пропавших без вести советских военнослужащих:

Считаю, что мой «Афганский перевод» - это выполненный личный долг военного переводчика перед своими не вернувшимися домой с войны товарищами. Отечеству я все свои долги давно отдал, с лихвой.

 

Андрей Борисович Грешнов


Андрей Борисович Грешнов. В 1981 году кончил Институт стран Азии и Африки при МГУ им. М. В. Ломоносова по специальности филолог-иранист с квалификацией референт-переводчик персидского языка.

В 1979—1980 годах — военный переводчик группы Советских военных советников в Демократической Республике Афганистан (4-я танковая бригада Вооружённых сил Афганистана, Кабул (Пули-Чархи), Джелалабад ). В 1983—1987, 1989 году — корреспондент ТАСС в ДРА. В 2007—2011 годах — руководитель представительства РИА Новости в Исламской Республике Афганистан.









Неизвестная история пропавшего без вести в Афгане. Герман Анисимов


Он вернулся на Родину, оставив за спиной плен Афгана, Пакистана и дисбат Швейцарии. Герман Анисимов. Если судить по отметкам в его военном билете - прослужил он больше четырёх лет и уволен по окончании "срока службы". Дубликат военного билета выдан в полку ГО в г. Чирчик. Но сейчас не об этом. Этот нюанс требует отдельной статьи, т.к. в нём очень любопытный юридический казус.

Герман Анисимов

Отсматривая отснятое интервью Германа Анисимова дядя Саша (Лаврентьев А.В.) обратил внимание на один момент в воспоминаниях Германа, который заставил его погрузиться в архив по пропавшим без вести.

«Из разговоров душманов я понял, что до меня у них еще один русский солдат был по имени Сергей. Они смеялись, вспоминая этого солдата. Он постоянно просил отпустить его и плакал. А это было недалеко от Кабула, город с горы был виден, наши самолеты и вертолеты летали. Ну вот, они этого Сергея отпустили. Он радостный побежал, но метров через двести его догнали и очень сильно избили. Что с ним потом сделали, я не знаю, они об этом не рассказали. А отпускали они его, чтобы посмотреть, как он реагировать будет, чтобы поиздеваться. Он-то поверил и побежал. Это было в октябре 81 года». (отрывок интервью Анисимова Германа)

Этот рассказ не давал покоя, и я стал в очередной раз анализировать список пропавших без вести, учитывая все обстоятельства: место, время, все данные, полученные за последующие годы. В итоге остались только два Сергея. (Лаврентьев А.В.)

Младший сержант Боканов (Баканов) Сергей Вячеславович в/ч п/п 19888 (262 отдельная вертолетная эскадрилья, Баграм), призван в мае 1979 года из Кстовского района Горьковской (ныне Нижегородской) области и пропавший без вести в провинции Парван 15 апреля 1981 года. До дембеля оставались считанные дни. Данных об обстоятельствах его исчезновения нет.


Боканов (Баканов) Сергей Вячеславович


Рядовой Черныш Сергей Владимирович в/ч 33079 (потом присвоен номер полевой почты 44585 – это 56 одшбр) родом из Херсонской области, а призывавший в Днепропетровске в июне 1979 года. Пропал в апреле 1980 года в провинции Парван. Из разных источников поступали данные о его захвате в плен. Однажды отец получил письмо от советского специалиста, работавшего в Турции о публикации в местной газете заметки о захвате его душманами и снимок его военного билета. Эмигрантский журнал «Посев» также публиковал снимок военного билета с подписью, что солдат был убит в плену.


Черныш Сергей Владимирович


В архиве нашлось письмо отца рядового Сергея Черныша:

Дорогие товарищи!

Вот все то, что я хотел написать насчет своего сына Черныша Сергея Владимировича. Просил бы Вас, разыщите мне моего одинокого сына. Ведь мы с ним остались сиротами. Как мне хотелось бы увидеть его хотя бы перед своей смертью. Ведь прошло уже 12 лет, как я его не видел и 10, как я остался один. Возможно, и моя слеза отцовская докатится до общей боли. Помогите мне, родные, вернуть его. У меня уже догорает последняя искорка надежды. Я тоже сердечник, и как тяжело мне писать эти строки.

С уважением к Вам,

Владимир Викторович Черныш

4.12.92

Примечания:

В 1980 году пропал без вести Сергей Черныш; в 1982 году трагически погиб второй сын Владимира Викторовича; в 1983 году от инфаркта умерла его жена.

Вот такая история. Герман Анисимов не видел этого солдата, события происходили до того, как его взяли в плен. Детали насколько это возможно нами уточнены. Вновь судьба вложила нам в руки ещё одну ниточку из судеб пропавших без вести советских солдат в Афганистане.









О попавшем в Афганский плен Анисимове Германе


Особое удивление сотрудников Военкомата вызвал факт, что в военном билете Германа Анисимова указан срок срочной службы - четыре с половиной года!.. и уволен он в запас по окончании срока службы. Где был Герман Анисимов лишних два с половиной года? Причём, он уволен в запас в.ч. 42219 (Чирчик). Мы связались с бывшим командиром полка ГО Владимиром Гудыма. Он подтвердил, что получил указание из округа - увольнять советских военнослужащих, возвращающихся из Швейцарии.


Наконец мы получили подтверждение из архива Международного Красного Креста о том, что Герман Анисимов в 1982 году был депортирован из Пакистана в Швейцарию при содействии МККК. Указаны даты и озвучены обстоятельства и география. За этими сухими официальными строками афганский, а затем пакистанский плен, затем два года швейцарского дисциплинарного военного учреждения.


Вашему вниманию короткое интервью Германа Анисимова перед и после посещения МККК - куда его пригласили для выдачи важного документа. Забегая вперёд скажу, что подобной справки на территории бывшего СССР ни у кого нет.



Общаясь с Германом, неожиданно выяснилось, что он не имеет льгот ветерана боевых действий. Один брат пользуется льготами, а он нет! 37 лет человек не пользовался положенными по закону льготами, когда его брат близнец, был полноправным льготником. Это первый услышанный нами нюанс от тех, кто прошёл плен и вернулся на Родину. Из восьми человек с подобной судьбой, которые вернулись из швейцарского дисбата домой - это единственный случай. И тогда мы решили пойти в военкомат по месту жительства нашего ветерана. Этот спонтанный поход возглавил руководитель рабочей группы по Афганистану Межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Лаврентьев А.В. (дядя Саша). Об этом визите в военкомат мы делали публикацию ранее (см. архив публикаций)

Два года интернированные военнослужащие провели в Швейцарии. Советские солдаты не должны были содержаться, как преступники. Поэтому сначала их разместили на территории бывшего монастыря в помещениях исправительного лагеря для взрослых Ст. Йоханнсен (St. Johannsen) в городе Эрлах (Erlach) на берегу Бильского озера. Поначалу все шло хорошо, директор лагеря был доволен дисциплиной своих новых "подопечных". Однако уже через две недели пребывания в Швейцарии один из интернированных солдат совершил попытку побега, неудачную. Через два часа он был найден и водворен обратно в лагерь. Интересно, что этим солдатом был Юрий Поварницын, который всё же не вернулся на Родину. Из 11 бывших военнопленных, содержавшихся в швейцарском дисбате в СССР вернулись восемь человек. Юрий Поварницын еще несколько раз обращал на себя внимание своим не совсем примерным поведением, из-за чего он был переправлен в Бернскую окружную тюрьму. Однако поскольку и другие интернированные все чаще начали проявлять «характер», власти кантона Берн решили, что терпеть это они не намерены, поэтому вскоре все бывшие военнопленные были перемещены в центральную Швейцарию, к подножию горной гряды Цугерберг с видом на Цугское озеро, гору Риги и Альпы. Здесь на высоте примерно одна тысяча метров располагалось фермерское хозяйство «Фрюбюнль» («Frühbünl»), на базе которого швейцарская армия организовала что-то вроде собственного дисбата. Тем не менее, и здесь советские воины проявили себя не с самой лучшей стороны, регулярно пытаясь сбежать. 

 

 В архиве МККК есть сведения о пленённых моджахедами советских военнослужащих в Афганистане в период 1979-89 гг. Наше обращение к ним без нарушения их правил, т.е. мы передали личные обращения граждан, которые могут рассчитывать на помощь МККК.










О пропавшем без вести в Афгане Бабило Михаиле Ивановиче

"После того, как я отправил вам телеграмму, что у меня все хорошо, буквально на следующий день пришлось выехать в южном направлении. Еще через неделю я очутился в Афганистане. Сегодня ровно месяц как я нахожусь здесь. Обстановка довольно спокойная. Что мы делаем, писать не буду, это детали… Все, что передают по радио относится частично и к нам. Иногда даже не верится, что нахожусь в самом горячем месте международной обстановки. Но вас я хочу еще раз уверить, что здесь спокойно и за меня не переживайте. Сколько я видел Афганистан - это сплошные горы, очень бедное население и красочно разрисованные машины. Мужчины носят чалму и закутываются в различные мантии, вместо пиджака или плаща. Женщины у них ходят в парандже. Говорят, что здесь только 1358 год по их летоисчислению... Живем в горах, так что я дышу горным воздухом. Да, почта работает очень нерегулярно".

 

БАБИЛО Михаил Иванович, лейтенант, род. в 1958 в пос. Октябрьск Зельвенского р-на Гроднен. обл. БССР. Белорус. В Вооруж. Силах СССР с 1.9.75. В Республике Афганистан с октября 1980. Пропал без вести 8.6.1981 в провинции Парван.

 

"Если пишу редко, то вы не волнуйтесь, это не значит, что со мной что-то случилось. Здесь очень скучно. Живу, как на необитаемом острове, поговорить даже не с кем… Уже порядочно одичал, отвык от людей. Однажды пришлось быть у самой границы, в каких-нибудь 50-ти метрах начинался Союз, а очутиться на той стороне, перейти эти 50 метров - нельзя…"

"Когда заменюсь, не знаю. Раньше ходили слухи, что к маю, а теперь и слухи пропали…"

Исчезновение.

Нет ничего хуже безвестности:

 

Александра Андреевна Бабило

 

"С таким горем тяжело смириться, а я уже почти смирилась. Как-то сразу, после исчезновения сына в Афганистане, ко мне приезжал его друг и рассказывал, что в марте 1981 года у Миши должна была быть замена. Однако... Его девушка Наташа сообщила, что Миша в последнем письме от 14 мая 1981 года писал, что уходит на боевое задание на двадцать дней..."

Сослуживцы рассказывали матери, что Миша перегонял битые военные автомобили на границу Союза, а там получал новые. Ехали ночь без остановки. Остановились, отошли от машины, а когда вернулись, Миши не было. Поиски его положительных результатов не дали.

Почти эта же версия и в письме замполита батальона:

«Вашего сына я лично не знал. Из рассказа солдат могу сообщить, что Мише было поручено сопровождать колонну машин, которая ехала в Советский Союз, до границы. На границе колонну машин пропустили, а Миша остался с охраной дожидаться ее возвращения. 8 июня утром он пошел к реке, оружия с собой не взял. Прошло много времени, пока солдаты хватились, кинулись искать, но нигде не нашли. Мишу искали в течение месяца, но все безрезультатно… К настоящему времени большинство солдат, которые служили с вашим Мишей заменились. Со многими из них я разговаривал про Мишу, и все о нем очень хорошо отзывались. Они мне рассказали, каким хорошим он был командиром и просто, как человек… Могу вас заверить, что вашего сына разведка ищет до сих пор».

14 января 1983 года на основании приказа МО СССР Михаил исключен из списков офицерского состава Вооруженных Сил, как безвестно отсутствующий. М.И. Бабило награжден медалями "Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа", а Указом Президента от 28 ноября 1991 года - "За отвагу".

"Миша говорил, что когда вернется из Афганистана, то на третий день женится. Да и его девушка еще долго нам писала, ждала…"

 

Александра Андреевна Бабило

 

По определению суда Зельвенского района от 5 августа 1996 года Михаил Иванович Бабило признан погибшим - умер при исполнении обязанностей военной службы во время боевых действий в Республике Афганистан. Память о лейтенанте живет лишь в сердце матери. Сердце… Оно и сегодня, хоть прошло семнадцать лет, живет надеждой на возвращение сына с чужой войны.

Если у читателей есть дополнительная информация о лейтенанте Бабило Михаиле Ивановиче - просим писать:

http://www.minakultury.ru/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%BA%D1%82%D1%8B








О пропавшем без вести в Афгане Бурбе Римасе Викторовиче

Бурба Римас Викторович. Он вернулся на Родину, оставив за спиной плен Афгана, Пакистана и дисбат Швейцарии. Таким образом, вместе с пленом прослужил он около четырёх лет и... уволен по окончании "срока службы". Дубликат военного билета выдан в полку ГО в г. Чирчик.

 


Бурба Римаз Викторович.

Швейцария. Кантон Цуг. Швейцарский дисбат

ЗДРАВСТВУЙТЕ ЕВГЕНИЙ ЭТО СЫПКОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ . Я ПРОХОДИЛ СЛУЖБУ С 1981 ДЕКАБРЯ ПО 1984 ЯНВАРЬ В 177 МСП 3ГСБ ВЗВОД ОГНЕМЕТЧИКОВ. ПРИЗВАЛИ МЕНЯ КАК ВОДИТЕЛЯ БТР 60 ПБ, НО ИЗНАЧАЛЬНО 1 ГОД ПРОХОДИЛ С ПЕХОТОЙ И ПОТОМ ДАЛИ БТР. КАК РАЗ В ЭТОТ РЕЙД НА НИДЖРАБ Я ШЁЛ В КАЧЕСТВЕ ВОДИТЕЛЯ. А ТЕПЕРЬ РАССКАЖУ ТО ЧТО, Я ПОМНЮ: ПЕХОТА ВЫСАДИЛАСЬ И УШЛА В ГОРЫ. СТОЯЛА СИЛЬНАЯ ЖАРА. ГДЕ ТО ЧЕРЕЗ СУТКИ ПОЛТОРА ПРИШЛА ВЕРТУШКА. МЫ ИЗ БРОНЕГРУППЫ ОТДАЛИ ИМ ВОДЫ В КАНИСТРАХ И БРОНЕ ГРУППУ ПЕРЕДИСЛОЦИРОВАЛИ  В ДРУГУЮ СТОРОНУ УЩЕЛЬЯ, ТАМ И ЖДАЛИ ПЕХОТУ. ГДЕ ТО ВЕЧЕРОМ Я ВКЛЮЧИЛ РАЦИЮ. ИЗ ДОКЛАДА ВЗВОДНОГО КОМБАТУ Я УСЛЫШАЛ, ЧТО У НАС В ВЗВОДЕ 1 КАРАНДАШ 200 . 1 -300. И ОДИН ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ. КОГДА РЕБЯТА ПРИШЛИ - Я УЗНАЛ ОТ РЕБЯТ, ЧТО БУРБА УШЁЛ. ВЧЕРА Я СВЯЗАЛСЯ С КОМ ПОЛКА КОШКИНЫМ Ю. П. И КОМБАТОМ СЕМИК В. И. ОТДАЛ ВАШУ ПОЧТУ И ПОПРОСИЛ, ЧТОБЫ ОНИ ВЫШЛИ НА ВАС. Я СЧИТАЮ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ ВЕЛИКОЕ ДЕЛО.

ПЫТАЮСЬ ВСПОМНИТЬ БУРБУ В.В. И ОПИСАТЬ. ОН БЫЛ КАКОЙ-ТО ОТРЕШЕННЫЙ ПОДАВЛЕННЫЙ ПЕРЕД РЕЙДОМ. В НИДЖРАБ МЫ УШЛИ В ПАНДЖШЕР, ГДЕ ТО 1 ИЛИ 2 МАЯ. БУРБУ ВЗВОДНЫЙ РАДОВСКИЙ А. В ПАНДЖШЕР НЕ ВЗЯЛ.  МЫ СПРОСИЛИ, ЧЕМ ОН ЛУЧШЕ НАС? ВЗВОДНЫЙ СКАЗАЛ, ЧТО У НАС БУДУТ С НИМ ПРОБЛЕМЫ. ПРИДЯ С ПАНДЖШЕРА ЕГО ВО ВЗВОДНОЙ ПАЛАТКЕ НЕ ОКАЗАЛОСЬ. ДЕЖУРНЫЙ ПО ПОЛКУ ЕГО ОТПРАВИЛ В СЕКРЕТ НА ОХРАНУ ПОЛКА . ВЗВОДНЫЙ ЗАБРАЛ ЕГО ОТТУДА. ОН БЫЛ ВЕСЬ ЗАВШИВЛЕННЫЙ. МЫ ЕГО ОТМЫЛИ, ПЕРЕОДЕЛИ. НУ И ПОТОМ НИДЖРАБ. ВЗВОДНОГО ПОТОМ ЕЩЕ ДОЛГО ТАСКАЛИ ОСОБИСТЫ. ТЕХ ИЗ ОЧЕВИДЦЕВ, КОГО Я ПОМНЮ, УЖЕ НЕТ В ЖИВЫХ. УЗБЕКОВ РЕБЯТ АДРЕСА Я УТЕРЯЛ. ВЗВОДНЫЙ САМ ИЗ ОДЕССЫ ПЫТАЛСЯ ЕГО НАЙТИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ, НО НЕ НАШЁЛ. ЕСЛИ ЧТО-ТО ВСПОМНЮ ЕЩЁ - НАПИШУ . ЕСЛИ ЧЕМ-ТО МОГУ ПОМОЧЬ ПИШИТЕ.

ДА ЧТО ЕЩЕ ВСПОМНИЛ. ВЗВОДНЫЙ ГОВОРИЛ ТОГДА ЕЩЕ, ЧТО БУРБА В ЕВРОПЕ, ЧТО ЕГО ВЫТАЩИЛ КРАСНЫЙ КРЕСТ. ВО ВЗВОДЕ ОН БЫЛ ИЗ МОЛОДОГО ПОПОЛНЕНИЯ. ЗВАНИЕ ЕГО МЛАДШИЙ СЕРЖАНТ.

КОМ ПОЛКА ДОЛЖЕН НА ВАС ВЫЙТИ. У НЕГО ЕСТЬ ЗАПИСИ ВСЕХ ПРОПАВШИХ С ДАТАМИ ИЗ НАШЕГО ПОЛКА.

 

 Бурба Римас Викторович, дата возвращения в СССР 21.11.1984, проживал Литовская ССР, г. Друскийнинкай.
На сегодняшний день Бурба Римас Викторович числится умершим

Савик Шустер:

Журналист. Освещал события войны в Афганистане (первый раз попал туда в 1981-м) в известных изданиях Newsweek, Der Spiegel, Liberation, La Republica. В частности в журнале Der Spiegel он пишет о реакции Бурхануддина Раббани, лидера Джамиат-и-Ислами, на вопрос о советских военнопленных.

Между тем восемь советских военнопленных были доставлены в Женеву. Все они должны были подписать заявление о возвращении в Советский Союз. Мне показали одно такое заявление, подписанное 21-летним Римасом Бурбой из Литвы. Делапраз сообщил, что советские солдаты неоднократно спрашивали, что с ними произойдет в Советском Союзе. «Некоторые боятся вернуться домой». Моджахеды подписали соглашение с Международным красным крестом, полагая, что в обмен на советских военнопленных, некоторые афганские боевики также будут освобождены из коммунистических тюрем. Но такой обмен ни разу не состоялся. «В этих обстоятельствах, мы будем удерживать русских пленных на будущее, в качестве заложников» - говорит профессор Раббани, лидер Джамиат-и-Ислами, одной из крупнейших афганских партий Сопротивления в Пешаваре: «Мы не передадим их ни Красному кресту, не отпустим на Запад».

Для справки:

Земля лагеря Джамиат-и-Ислами в Бадабере была арендована на длительный срок у Пакистана. В апреле 1985 года там произошло восстание, поднятое советскими и афганскими военнопленными.

Однако вернёмся в тот день, когда пропал без вести Бурба Римас Викторович, вместе с ним находился Барышев Олег Александрович, который погиб.

БАРЫШЕВ Олег Александрович, сержант, ком-р мотострелкового отделения, род. 20.6.1963 в пос. Староуткинск Шалинского р-на Свердлов, обл. Русский. Работал в СУ "Уралэлектромонтаж" в г. Свердловск.
В Вооруженные Силы СССР призван 20.10.81 Октябрьским РВК Свердловска.
В Республике Афганистан с апреля 1982.
Неоднократно участвовал в боях.
26.7.1982 погиб при выполнении боевого задания.
За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды (посмертно).
Похоронен в пос. Староуткинск.
Там его именем названа одна из улиц.

БАРЫШЕВ Олег Александрович

Олег Барышев родился 20 июня 1963 года в рабочем поселке Староуткинск Шалинского района Свердловской области. В родном поселке пошел в среднюю школу. Но заканчивать десятилетку не стал, а после восьми классов поступил в профессионально-техническое училище № 69 города Первоуральска. В 1980 году закончил училище, получив специальность электромонтажника. После учебы Олег работал в тресте “Уралэлектромонтаж” в городе Свердловске.

 В армию Олега Барышева призвали 13 октября 1981 года.
Из характеристики на призывника О. Барышева:

“...Хорошо относится к физическому труду, так как воспитывается в рабочей семье, где с детства был приучен к труду. В коллективе класса пользуется авторитетом, любит спорт. В классе у Олега много друзей. Всегда весел, дорожит интересами класса. Развито чувство коллективизма, всегда готов оказать помощь товарищам...”

В апреле 1982 года он уже был в Афганистане, в 177-м мотострелковом полку (в/ч п/п 51863 “В”, Джабаль-Уссарадж).

   Из Олега письма родным:

“...У нас здесь, где я нахожусь, от жары не знаем куда деться. Солнце стоит днем прямо над головой, тень падает в ноги. Но ничего, я уже привык к этому климату. Хотя по ночам дуют сильные ветра...”
Олегу довелось служить в Афганистане всего лишь три месяца.

Из последнего письма домой:

“ Здравствуйте, мама, папа!!!
Вот решил вам написать письмо, так как от меня сейчас писем не ждите, потому что с 24 июля мы уходим в рейд, и это примерно дней на 20 минимум, в общем, писем от меня не будет где-то с месяц, это уже точно. Не будет возможности от вас получать письма и не будет возможности отправить письма от меня, так что вас об этом я и предупреждаю...
  ... Идем опять же в горы, но эти горы выше прежних на которых сидели 2 месяца, а здесь постоянно двигаться, а горы 4000 м, должны будем пройти 60 км напрямую – это по карте, а если считать, что еще горы, то это будет около 200 км. А спустимся с гор и пойдем по долине чесать кишлаки...
  ... Приеду в полк и надеюсь, что писем будет море от всех.
Целую, Целую, Целую...           22.07.82. “.

26 июля 1982 года в ходе боевой операции сержант Олег Барышев погиб.
Олег Барышев посмертно награжден орденом Красной Звезды.
Похоронен в родном поселке, где и проживают его родители, Софья Михайловна и Александр Павлович.







 О пропавших без вести в Афгане Яшине Игоре Николаевиче и Подаруеве Николае Анатольевиче

Яшина Ольга Николаевна, ищу Яшина Игоря Николаевича, пропал без вести в Афганистане 27.6.1981 провинции Баглан. Никакой информации у меня нет. Очень хочется узнать хоть что-нибудь! Прошу откликнуться сослуживцев и командиров. Пусть правда, самая горькая, но правда.

Призван Яшин Игорь Николаевич в ряды ВС СССР: 1 ноября 1980 г. В Афганистане с 24 декабря 1980 г. в/ч 13354 "Р" (92053) Воинская часть: ГДО (Пули-Хумри) Уроженец Калужской области.

ЯШИН Игорь Николаевич, рядовой, род. в 1961 в г. Малоярославец Калужской области. Русский. Призван 27.11.80 Малоярославским РВК Калужской области. В Республике Афганистан с февраля 1981. Пропал без вести 27.6.1981 в провинции Баглан.

Из сообщения командования мы узнали:

Яшин Игорь Николаевич возил грузы из Термеза в Кабул. В одном из рейсов 9 июня 1981 г. у него украли автомат. За нарушение правил сбережения вверенных для служебного пользования оружия, которое повлекло по их утрату было возбуждено дело. После беседы в военной прокуратуре он 27 июня ушёл из части вместе с рядовым Подаруевым (Подаруев Николай Анатольевич, рядовой, род. в 1960 в г. Севастополь. Русский, Призван 1.11.80 Малоярославским РВК Калужской области. В Республике Афганистан с февраля 1981. Пропал без вести 27.6.1981 в провинции Баглан.

Возможно, ушли на поиски автомата. Пропали без вести. Они были земляками, одного призыва, осень 1980 г. Какая по форме была беседа в военной прокуратуре трудно сказать, но то, что грозило два года заключения за утерю личного оружия - факт. Кто именно украл автомат, выяснить не удалось. Возможно в рейсе, но тогда бы привлекли к ответственности старшего машины. Мы знаем по опыту службы в Афганистане, что автомат Калашникова производства СССР очень ценился и стоил приличных денег, и зачастую нападения на советских военнослужащих осуществлялось именно с целью завладения личного оружия. В описанном случае вряд ли было нападение на Игоря Яшина и уж тем более, вряд ли он продал свой автомат.

P.S. Военная прокуратура 40 Армии возбудила за десять лет сотни уголовных дел по фактам продажи оружия и боеприпасов.









О пропавшем без вести в Афгане Кривоносове Алексее Петровиче

К публикации о пропавшем без вести в Афганистане побудил комментарий однополчанина Кривоносова Алексея Петровича, который Вы сможете прочесть в финале публикации.

 

КРИВОНОСОВ Алексей Петрович, лейтенант, род. в 1963 в с. Бурла Бурлинского р-на Алтайского края. Русский. В Вооруж. Силах СССР с 5.8.80. В Республике Афганистан с мая 1985. Пропал без вести 24.7.1985 в провинции Парван.
Источник: Алтайский государственный краеведческий музей

Лейтенант КРИВОНОСОВ Алексей Петрович родился 4 июля 1963 года в селе Бурла, Бурлинского района Алтайского края. Русский.

 

 КРИВОНОСОВ Алексей Петрович. Торжественное вручение паспорта
Источник: Алтайский государственный краеведческий музей

В 1980 году закончил Бурлинскую среднюю школу.

Поступил в Омское высшее общевойсковое командное училище имени М.В.Фрунзе.

 

КРИВОНОСОВ Алексей Петрович (слева). Омское высшее общевойсковое командное училище имени М.В.Фрунзе 1982 г.
Источник: Алтайский государственный краеведческий музей.

 

КРИВОНОСОВ Алексей Петрович (слева). Омское высшее общевойсковое командное училище имени М.В.Фрунзе 1982 г. На занятиях.

Источник: Алтайский государственный краеведческий музей

 

Омское ВОКДКУ Кривоносов Алексей Петрович закончил в июле 1984 года по специальности командная, тактическая, мотострелковых войск с дипломом инженера по эксплуатации гусеничных и колесных машин.

 

Служебная карточка лейтенанта Кривоносова Алексея. 1985 год

 

Служебная карточка лейтенанта Кривоносова Алексея. 1985 год

 

В мае 1985 года был направлен для дальнейшего прохождения службы в ДРА на должность командира гранатометного взвода.

 

Рапорт о переводе лейтенанта Кривоносова Алексея Петровича для дальнейшего прохождения воинской службы в Ограниченный контингент Советских войск в Афганистане

 

Рапорт о переводе лейтенанта Кривоносова Алексея Петровича для дальнейшего прохождения воинской службы в Ограниченный контингент Советских войск в Афганистане

 

В составе 191 отдельного мотострелкового полка лейтенант Кривоносов Алексея Петрович участвовал в боевых операциях по освобождению ряда населенных пунктов Афганистана.

24 июля 1985 года при выполнении служебного очередного задания в Панджшерском ущелье пропал без вести.

Дальнейшая судьба лейтенанта Кривоносова Алексея Петровича неизвестна.

Комментарий однополчанина лейтенанта Кривоносова Алексея Петровича

ЕС У нас тоже ,,странно" пропал лейтенант Кривоносов А.П., русский, ком взвода ГРВ на операции в Панджшере. Поговаривали, что сам перешел к духам. Духовское погоняло его стало - Абдул Хак.

 

Просим наших читателей дополнять информацию о лейтенанте Кривоносове Алексее Петровиче!








О пропавшем без вести в Афгане л-те Ермошине А.П.

Анатолий Петрович Ермошин, л-т 411 ООСН (спецназ.), пропал 19.06.86 Фарах).

По некоторой информации пропал в составе РГ834 в уезде Калай-Ка. https://goo.gl/maps/EbxXGngQhBh8AUBJ

Стоит, прежде всего, уточнить, что для лейтенанта Ермошина А.П. это была вторая командировка в Афганистан. А спустя время, когда было вручено извещение о том, что Анатолий Петрович Ермошин пропал без вести при выполнении боевой задачи в Афганистане (вторая командировка) - произошёл трагический эпизод в их семье: была получена информация комитета «Надежда» от некой Вейн Галины Альбертовны, которая, ссылаясь на Людмилу Андреевну, сообщает, что Анатолий жив. В девяностые годы шёл активный контакт с Международным Красным Крестом. Просачивалась информация, которую фактически невозможно было перепроверить (прим. авт.) Получив это известие, мама Анатолия Ермошина "бежала через улицы и площади Омска, не замечая ничего вокруг, и на этой высокой торжественной ноте оборвалась трагически ее жизнь под колесами автомобиля…"

Судьба лейтенанта Ермошина Анатолия Петровича до сих пор неизвестна!..

Вспоминает Лаврентьев А.В. (дядя Саша). Мы ехали в Кундуз с группой ветеранов афганской войны. Мне так было удобно добраться попутно с этими ребятами до Кундуза. Надо было отработать несколько вопросов о пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане в том районе. В пути возник разговор на тему поиска, и я рассказал, как проходят встречи с полевыми командирами, какие курьёзы случаются и вообще, чем дышит моя работа. Неожиданно один ветеран вспомнил о своём командире лейтенанте Анатолии Ермошине, который пропал без вести. Кто-то из группы ветеранов с сарказмом заметил, что живёт, дескать, твой лейтенант сейчас на Западе и в ус не дует. Этот разговор прервала резкая реплика бойца про своего командира: "Я с ним воевал. Такие, как лейтенант Ермошин в плен не сдаются!" Очень неловкая пауза повисла в машине. Стоило что-то возразить и боец готов был отстаивать честь своего командира в поединке. Возникшая тишина буквально искрилась напряжением. К сожалению, я не запомнил имя бойца, но вот его реакцию о своём пропавшем без вести командире я до сих пор вспоминаю, как яркое.

Нам написал письмо друг родственников пропавшего без вести в Афганистане Ермошина А. П. с просьбой поделиться информацией о нём.

  

 

ЕРМОШИН Анатолий Петрович, лейтенант, родился 1 января 1961 года в селе Нагибино Тюкалинского района Омской области. Отец — Ермошин Пётр Константинович, мать — Ермошина Вера Леонтьевна. Призван на службу 7 мая 1979 года Кировским райвоенкоматом Омска. В 1980 году поступил в Рязанское ВВДКУ, которое окончил в 1984 году. Ермошину была присвоена квалификация офицера с высшим военно-специальным образованием переводчика референта. В 1985 году командирован для прохождения службы в Республику Афганистан. В Республике Афганистан с мая 1985. в/ч пп 41527. Пропал без вести 19.6.1986 в провинции Фарах.

Из того что удалось найти в открытых источниках. В начале 90-х приходила информация, что он жив.

По воспоминаниям непосредственного участника выхода группы на задание - Величко Андрей Виленович, 23.02.1966 г.р. Место рождения и проживания г. Витебск:

«Я хорошо знаю Анатолия Петровича. Он был командиром 4-го взвода, и я не раз ходил с ним на боевые задания.

Напишу кратко обо всем, что тогда случилось. Нашу разведгруппу высадила бронегруппа возле гор. В течение четырех дней там ожидался караван, и нам был дан приказ уничтожить его.

Поднимались в горы ночью. Я был с Анатолием в головном дозоре. Я и сержант Рожик шли впереди, вся группа – метрах в 60 сзади. Но в первую ночь вся группа не поднялась на гору. Поднялись только лейтенант Ермошин, я и сержант Рожик.

Лейтенант мне велел спуститься и помочь тем, у кого тяжелый груз. На следующую ночь группа поднялась на гору. Легли на ночевку и подвели итог: прошло только двое суток, а четырехсуточный запас воды на исходе. Утром лейтенант показал на карте, что где-то недалеко должен быть родник, и спросил, кто пойдет с ним за водой. Пошли я и Анатолий. Я взял автомат и один рожок, Анатолий – пистолет. Думали, что спустимся вниз и скоро вернемся. Но шли часа три, а родника нет. Анатолий спрашивал, как дела. Я отвечал: „Ничего, только пить хочется“. Он успокаивал: „Скоро весь пот выйдет, не будет хотеться пить“. Еще он говорил, что в этот день у его дочери день рождения, и поэтому мы обязательно найдем воду.

В полдень солнце сильно пекло. Он говорил: „Не вешай нос“, но я уже чувствовал, что теряю сознание, мне уже плохо.

Прошли арык, отдохнули минут пять в тени, Анатолий говорит: „Отдохни еще чуть. Я поднимусь на этот склон, подам знак, поднимайся“. Минут через пять почувствовал, что мне плохо, и выстрелил вверх, чтобы ко мне подошел Анатолий, и потерял сознание.

Очнулся только в горах. Утром вертолеты меня нашли. А Анатолия не было. Потом полностью батальон искал его, потом полк. Хотели хоть что-нибудь найти, пистолет или кусок маскхалата. Искали 10 дней. Через некоторое время группа нашей роты возобновила поиск. Ничего не нашли».

 

 

ЕРМОШИН Анатолий Петрович, лейтенант, род. в 1961 в с. Ногибино Тюкалинского р-на Омской обл. Русский. В Вооруж. Силах СССР с 7.5.79. В Республике Афганистан с мая 1985. в/ч пп 41527. Пропал без вести 19.6.1986 в провинции Фарах.

 

СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА на Ермошина Анатолия Петровича

 

 

 


У родственников информации почти нет (кроме официальной). Если что-то подготовят к печати из его писем, документов - нам тут же перешлют. Если у читателей есть дополнительная информация о лейтенанте Ермошине А. П. - просим писать Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

 

P.S. Повторюсь для читателей, согласен с Вами! История вызывает много вопросов. А кто кроме свидетелей может опровергнуть ложь? Мы ожидали подобной реакции на публикацию, но! Где и как искать свидетелей и участников событий? Вы себе не представляете, какую порой чушь командиры писали в журнал боевых действий. Теперь архив начал секретить всё, что касается афганской темы. Мало того, успели узнать, догадаться, что по многим эпизодам, связанным с пропавшими без вести - шёл подлог. А многие документы в 1991 году были просто уничтожены.

КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ ОТ СВИДЕТЕЛЕЙ:

Михаил Марусанов

Участвовал в поисках Анатолия в июне 1986г. Две недели прочесывали район. В результате только стрелянные гильзы АПСБ, и показания сержанта с которым он ушел от группы. История мутная, до конца не ясная. Сержанта потом раскручивали по полной, кроме выше сказанного ни чего не добились. До сих пор неизвестно что случилось, интересовался не раз у сослуживцев, командира отряда Худякова А.Н. Первый случай в спецназе, когда офицер без вести пропал. Фото с тех поисков прикладываю.

  

алексей лукин

Задача была наблюдательная - подняться на гору, и, докладывать о передвижениях машин. Внизу работало 3 брони. Горный массив 5-10 км в диаметре, а вокруг равнина с множеством дорог. Гора практически отвесная, поэтому и поднимались 2-е суток по верёвкам, без всякого спец. снаряжения. Через сутки после пропажи командира с хохлом сообщили на броню и в отряд. Начались поиски. История мутная. Хохла вроде-как нашли кочевники, отпоили, дали воды с собой, оружие не забрали. Так он и появился один и с кувшином. Командира не нашли...

Сергій Колесник

Я был знаком с Ермошиным. Он был взводным в 4 МСР 12 гв. МСП. Я же служил в 5 МСР. После расформирования нашего 2 МСБ, группа офицеров и солдат/сержантов убыли на комплектование 8 бат. СпН в Фарахруд. Все, с кем я разговаривал из 8 бата, рассказывали подобную историю.

  
На фото к-р 3 МСВ 6МСР гв. л-т Зенцов, к-р 2 МСВ 4 МСР гв. л-т Ермошин, к-р 1 МСВ 6 МСР гв. л-т Хохолов А., к-р 1 МСВ 4 МСР гв. л-т Гребенщиков С.

Yuriy Stadnik

Л-т Ермошин (ком.роти к-н Мухін) - єдиний офіцер в спецназі, який за всі роки ведення війни потрапив в полон...Про причини зараз писати не буду. Нам сказали, що був вбитий коли чинив опір під час пересікання кордону. Тобто його вели в Пакістан... (единственный офицер в спецназе, который за все годы ведения войны попал в плен ... О причинах сейчас писать не буду. Нам сказали, что был убит, когда сопротивлялся при пересечения границы. То есть его вели в Пакистан...).

Vadim Fersovich

Я в штабе бригады с декабря 1986. Задачу на поиск не снимали до лета 1987. Потом вроде появилось подтверждение этой версии, что он спустился к шатру кочевников, которые его вывезли в Иран. Там по тюрьмам и возили. В Иране искать было безнадёжно. В Пакистане бы нашли.

Oleg Ungureanu

Толю искали в Фарахруде и окрестностях в июне 1986 всем 411 -м "8-ым батальоном" 22 оБрСн... Нашли только стреляную гильзу от его оружия... Маркировка гильзы соответствовала партии (прим. авт.).

Саныч -borneo99

Я замкомроты, месяца не прошло с прибытия в Афган, у меня 3 выход, под Джелалабад. Жара медленно убивала, помогать никто не спешил, а в километре, среди зелени, чистая, холодная вода с гор бежит. Место знал точно, а вот солдат одних послать не мог, хотя боевых и опыта у них было в 100 раз больше, чем у меня. Оставляю взводного, ставлю задачи по наблюдению и на случай чего. Собираю группу человек 8, нормально экипируемся, связь, РДВ и без доклада наверх пошли. Неуютно себя почувствовал уже метров через 300. Появилось чувство тревоги и понимания, прямо скажем, мудацкой затеи. Углубившись в кустарник, увидели приличный ручей, который где-то под нами впадал в р. Кабул. Это была, наверное, самая вкусная вода в моей жизни. Мы пили прямо так, умывались, обливались, тень и прохлада пьянили, от страха не осталось и следа. И вдруг кусты в нескольких местах пришли в движение, кто-то невидимый стремительно двигался прямо на меня. Пацаны резко рассыпались, никто не орал, заклацали затворы. Стоял один гвардии старший лейтенант. Я вскинул автомат, но от испуга руки онемели, а ноги окаменели. В следующую секунду на меня с шумом выскакивает здоровый варан и чуть ли не между ног уносится вниз. Какой-то хруст ещё раздаётся рядом и всё стихает. Старшина срочник шипит мне: - Тов. ст. л-т, ложись! Окрикивает наблюдателя сверху, что он видит, тот говорит, всё тихо.

С испугом у меня всю жизнь так, в 70% случаев цепенею, но, правда, быстро прихожу в себя. Командую: - Уходим! И мы резво поскакали обратно.

У ручья, в первую секунду, как только зашуршали кусты, в момент я понял глупость своего решения. Знаете, так в кино показывают, он ещё ничего сделал, но ясно видит, что будет происходить дальше или могло бы произойти. Так и я увидел, как из кустов выскакивают духи, в упор расстреливают, валятся пацаны, кровь, почему-то открытые глаза и горькое чувство стыда, что сделал это я! Всё это понимание пришло не за секунды, в мгновение! И оцепенел я именно от этого страха, потому что в первую секунду я вздрогнул, во вторую знал, что это что-то в кустах, но не духи. Всю обратную дорогу, несмотря на протесты солдат, я шёл последним, пятками вперёд.

Сейчас смотрю на себя того и не одно такое решение вспомнить могу. Всё-таки глуповат был. Просто мне везло.

Я тоже 1961 года рождения, лейтенанту Толе Ермошину, как и мне, было бы сегодня 60. Да и дети, скорее всего, у нас одногодки. Хочу верить что он жив.

 



О пропавшем без вести в Афгане офицере спецназа Ермошине А. П. (продолжение)


Анатолий Петрович Ермошин, л-т 411 ООСН (спецназ. пропал 19.06.86 г. провинция Фарах)

Благодаря предыдущей публикации удалось найти участников событий, которые дали некоторые пояснения. В связи с этим возникла потребность в продолжении темы для сбора информации.

 

Прежде всего, удалось определить следующий перечень солдат 3 роты ком. отделения - Пятков Андрей, Сарычеинский Василий, Грубальский Владимир, Егоров Игорь, Корешков Сергей, Пиолокас Алик (Рига), Дайнеус Бальчонас, Рожин Алексей.


Фотография  с Ермошиным. Он в среднем ряду, в центре

Из свежей информации: оказалось, была замена комбатов: следующей и "молниеносной" Фомин-Юрченко-Худяков. Хотелось бы переговорить лично с Худяковым, может быть, что прояснит.

Из интересного от солдат 3 роты "достоверной информации, как мне кажется, нет и по слухам, я боюсь, что информация по нему закрыта, а все эти письма родным и прочее - просто легенда.

Из рассказа Игоря Егорова. Версию Величко принимает. Миссия группы: наблюдательная. Анатолий Ермошин командовал 4 взводом АГС. На этот выход тащили "Утёс". Вода кончалась. Зам. комвзвода шёл Алексей Рожин - он из 3 взвода, т. к. командир 3 взвода Новиков уходил (или ушел) в отпуск. Броня высадила и ушла. Поднимались ночь, утром спуск и подъем (возможно, не попали на точку). Далее повествование о событиях в предыдущей публикации. По рассказу Величко (в роте звали "Буля") очнулся, когда стало попрохладней и вышел на кочевников, черные палатки, показал им автомат и рожок с патронами - дали молока, воды и пошел в сторону своих. В это время Рожин Алексей доложил в батальон об отсутствии командира, пришли вертолеты и в этот момент на них вышел Величко.

Рожин Алексей Аркадьевич дополняет свои воспоминания об этом происшествии.

Ермошин шёл командиром группы, т.к. взводный был в отпуске. Самостоятельно командиром группы Ермошин, скорее всего, не ходил до этого.
 

Перед выходом они оба изучали карты, местность и прочее. Броня высадила и необходимо было идти километров 10 или около того. Подняться на гору, работать по квадрату и докладывать в батальон, выход на 4-5 дней. Рожин Алексей всегда ходил в головном дозоре (плюс пулеметчик и снайпер) и ему изначально не понравилось, что Ермошин отправил снайпера Гаврилова в основную группу и сам занял место в тройке. Ночью поднимались на гору (должны были подняться за ночь). Утром, определившись, поняли, что предстоит спуск, а затем опять подъем. Гора, на которую поднимались, была совсем не та, разница в высотах огромная и с горы в бинокль было мало, что видно, ни то, что работать с нее. Сейчас и тогда Алексей Рожин понимает, что шли не туда и ошибиться л-т Ермошин так не мог, карта была досконально изучена, т.к. предварительно изучали задачи и местность, всё. Запас воды исчерпали за 2 дня, вместо 4-5 дней. Ермошин сказал, что у подножия есть источник по карте, и спросил, кто пойдет с ним. Вызвался Величко, он был пулеметчиком, взял чей-то автомат, чтобы было полегче, плюс у Ермошина рожок АПСБ (уходил без глушителя) с одной обоймой 20 патронов, он даже кепку (панаму) не взял свою. Так и пошёл с непокрытой головой. Уходили до обеда или около того. Ожидаемое расстояние было маленьким. В обед не вернулись.

Алексей Рожин решил в жару не подниматься и ждать. Вечером также они не пришли. Стемнело, вечером докладывать не стал, т.к. в темноте вертолеты искать не смогут. Доложил утром. Пришли вертолеты в «квадрат задачи». Их даже невидно визуально было и наводил по рации по «лепестку» где то еле слышно был шум двигателей. Вертолеты вышли на них, они спускались к сильно уставшей РГ к подножию. Кто-то крикнул «ложись, духи». Залегли. На них шел человек. Этим человеком оказался Величко. Он шёл с кувшином. Вышел на них как раз в то момент перед эвакуацией р. группы. Величко сообщил, что когда они с Ермошиным поняли что надо возвращаться и воды не нашли, Ермошин сказал ему, что «я не люблю возвращаться той же дорогой что и пришли». Потом Величко потерял сознание (см. ссылку), очнулся, как только услышал выстрел Ермошина, опять потерял сознание. Очнулся сам, вышел на кочевников, то ли девушка дала ему молока и воды (так он рассказал) и он пошел в сторону группы.

Величко две недели особисты держали в сарае, досталось и Рожину, что вовремя не доложил.

Искали, нашли одну или несколько гильз Алексей Рожин уже не помнит. Конфликтов и прочего точно не было, версию участия Величко в исчезновении исключает. Алексей Рожин изложил все очень четко, обстоятельно, много подробностей и деталей. Себе на ум кладу - договориться о видео интервью, если сложится договориться.

Ермошин не мог не понимать, что они не там и идут не туда, поэтому и пошел в головном, ушел сам за водой. Отсюда, скорее всего, и версии о секретности. У солдат у самих осталось непонимание. И многое в действиях нетипичного и вопреки всему. По сути, поиск начали больше, чем через сутки. Расстояние до границы с Ираном очень небольшое 20-30 км. Бывало отряд вступал в боестолкновение на территории Ирана (описан эпизод этой же группой РГ834 под командованием М. Красильникова), захват иранских контрразведчиков в караване (описан у С. Козлова:

«В первое время попадалось очень много мелочевки — мотоциклисты, пустые трактора. Иногда не хватало выдержки у личного состава и поэтому не все шло так, как должно идти. В один из первых выходов, я ходил вторым офицером в группе. Командиром шел зам. командира 3-й роты Сергей Кравец, прибывший к нам из Марьиной горки. У нас на двоих было четыре БТР. Мы разделились. Он пошел в заброшенный кишлак, а я на дорогу — ставить мины. Ставлю две ОЗМ-72 на электрический способ взрывания. В этом варианте мины использовались просто как осколочные фугасы. Бойцы заметают следы. Все спокойно, и вдруг от ущелья, до которого метров триста, вспыхивает свет фары. Я растерялся и даже не поверил. Дошло, что это машина, только когда фары второй раз мигнули. Я рванул к группе. Подбегаю, мне бойцы кричат, что едет мотоцикл. Кричу: «К бою!». Командую бойцу: «Подрывай!», а он от волнения не может подсоединить провода к подрывной машинке. Приходится бить так. Забили мотоцикл и машину ГАЗ-66. Взяли в плен двух иранских контрразведчиков. Когда прибыли в отряд, пленных сразу забрали наши офицеры особого отдела. Впоследствии я слышал, что они дают такую информацию по приграничному району Ирана, что просто обалдеть можно».

Да и по воспоминанием Игоря Егорова рядом не было кишлаков поблизости, только заброшенные.

Много вопросов по этой истории, очень много, которые в свою очередь рождают версии противоречащие друг другу. Пока есть возможность, необходимо разбираться и искать дополнительные факты и объяснения.






О пропашем без вести в Афгане Викторе Константиновиче Быке

Со мной служил рядовой Бык, которой убежал к духам в 1987 году. Это было г. Шибиргане в/ч п.п. 65753. Он убежал к духам, украл автомат ночью. Если не забыл - это было 10 апреля 1987г. В землянке мы вместе жили. Его искали, где-то неделю. Задействованы были вертолеты и вся техника. Служили мы в 122 мотострелковом полку, провинция Джаузджан, Ташкурган. Мы в одном взводе служили взвод обеспечения. Я на "Урале" водителем, возил боеприпасы И всё, что загрузят. Он поваром был в офицерской столовой. Спустя время нам сказали, что он находится то ли у душманов то ли уже вывезли на Запад.

Из подробностей могу добавить, что его отправили в командировку на дальнюю точку. Там рота наша стояла. Он оттуда ночью сам ушел, взяв автомат АКС. К духам ушёл, точнее: он украл автомат. Не свой взял.

Выше мы опубликовали строки из письма рядового Бегманова Мади, родом из Казахстана г. Шымкент окончил ВУЗ в г. Алмате, Технологический институт лёгкой и пищевой промышленности, работает технологом на мукомольной фабрике. О том, что побудило уйти рядового, точных сведений нет.



(прим. Шибирган был когда-то процветающим населённым пунктом, лежащим на Шёлковом пути. В 1978 году советские археологи обнаружили неподалёку, в селе Тилля-Тепе, золото бактрийских царей. Также учёные обнаружили кирпичные колонны и крестообразный алтарь древнего храма, который стоял здесь, по крайней мере, за 1000 лет до нашей эры. Советско-афганская экспедиция под руководством известного археолога Виктора Сарианиди продолжалась три месяца. За это время удалось найти шесть могил и обнаружить в них более 20 тысяч золотых украшений. Была найдена и седьмая могила, но в 1979 году экспедицию свернули и погребение законсервировали, рассчитывая вскрыть через несколько месяцев. Однако, началась война).

БЫК Виктор Константинович (122 мсп) рядовой, род. в 1966 в с. Зориновка Меловского р-на Ворошиловградской обл. УССР. Украинец. Призван 25.10.85 Коммунарским РВК Ворошиловгр. обл. В Республике Афганистан с августа 1986. Пропал без вести 10.4.1987 в провинции Джаузджан, захвачен отрядом Алама Сияха (ИОА). «Исламское общество Афганистана » — ИОА «Хезб-е Джамиат-е Ислами » — одна из наиболее крупных и влиятельных партий в республике Афганистан


Виктор Константинович Бык


Если кому-то этот эпизод известен, прошу Вас дополнить информацию.








О пропавших без вести в Афгане Габараеве Константине Иналовиче и Пучкове Юрии Николаевиче

ГАБАРАЕВ Константин Иналович, мл. сержант, род. в 1962 в г. Орджоникидзе. Осетин. Призван 10.10.1980 ОВК Юго-Осет. АО Груз. ССР. В Республике Афганистан с февраля с мая 1981 г. Пропал без вести 19.9.1982 в провинции Саманган. Попал в засаду при сопровождении машины-водовозки - произошла поломка БТР. Пленён. По неподтверждённым сведениям находился 3-4 года в лагере Бадабера, где предположительно и погиб.

 

Мл. сержант Габараев Константин Иналович

О своих поисках в интервью рассказывает мама Константина Габараева - Семёнова Ада Александровна.





На поиски сына Ада Александровна ездила в Пакистан и Афганистан. Встречалась с Раббани, Хекматияром, Наджибом, Громовым, Язовым, Горбачевым.

Вместе с Константином Габараевым пропал мл.с-нт Пучков Юрий Николаевич.

Пропал без вести 19 сентября в пр. Саманган в/ч п.п. 82869. БТР сопровождала водовозку, попали под обстрел гранатометов. Водовозка проскочила, а БТР был повреждён. Командир послал Юрия Пучкова и Константина Габараева за помощью в погранотряд (в 1,5 км). При себе они имели два автомата и шесть магазинов с боеприпасами. Через 20 минут оставшиеся у БТРа, услышав завязавшуюся перестрелку, поняли - это их сержанты попали в засаду. Прибыла из погранотряда помощь к месту боя, но было уже поздно - на месте боя остались только стреляные гильзы и кровь, а тел не нашли. Дальнейшие розыски результатов не дали. Ребят объявили пропавшими без вести. Во время поисков нашли окровавленную панаму, подписанную мл. сержантом Пучковым.

Мл.с-нт Пучков Юрий Николаевич

Царство небесное нашим Героям, - пишет, откликаясь на нашу публикацию, Василий Руфа из Одессы.

Я был с Томиловым (замполит) на водовозке. Ехали по обычному маршруту за водой. Нас сопровождала БМП сзади. БМП повредили из засады. Мы смогли проскочить это место в районе Ташкургана и тут же помчались в 122 полк - просить помощи. Но когда вернулись через 3 часа: узнали что Костя Габараев и Юра Пучков пропали.

Воду мы брали обычно на озере за ущельем, но ближе к крепости в самом городе, замполит решил взять с реки, но когда выехали на перекресток поехали направо в полк.

На БМП сзади нас ехали: взводный Ткачёв, Великосельский, Иванусь, Юра Пучков, Костя Габараев и Ваня Филиппов.

 

Просим интернет сообщество обратить внимание на указанных людей:

Ткачёв, Великосельский, Иванусь, Ваня Филиппов.

Если кто-то имеет с ними контакт, просим Вас сообщить им о том, что мама Константина Габараева ждёт любую информацию о её сыне. До сегодняшнего дня она не видела и не общалась с сослуживцами Константина. Важно всё! Любая подробность. Как служил, где были, что говорил, о чём мечтали?

Пишите нам: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.










Есть вопрос, как вопль птиц, пролетающих мимо: Зачем? Зачем вот это всё с пленными, с пропавшими? Зачем, ведь матерям больно знать и слышать правду, а пуще ложь. Заветной вознёй затираю в кровь память, о клавиши по букве указательным стуча пальцем. И вот, как глоток очищения - ответ получаю!

 

Ада Александровна, мать пропавшего без вести в Афганистане Константина Габараева

"Спасибо Вам! Нет у меня слов. Заклинаю Вас, продолжайте искать! Доживу ли, не знаю, но не верить хочу, а знать!" (мама пропавшего без вести в Афгане героя).



На премьере документального полнометражного фильма "Ташакор, послесловие..." Ада Александровна, мать пропавшего без вести в Афганистане Константина Габараева, произнесла пронзительную речь, обращаясь к жителям нашей Родины.

 

Проект "Афган, без вести пропавшие". За работой

 

 Radio Notre Dame. Париж. Проект "Афган, без вести пропавшие". За работой






Интервью в пакистанском лагере Бадабер

“Я же не знал, что меня могут убить или поймать. Я знал, что где-то есть банды, но, думал, далеко, в горах. Пошел в кишлак - там меня и взяли...” Рассказывает советский пленный, Нико Арамович Варварян, армянин.

 

 

Нико Арамович Варварян

 

Нико Арамович Варварян Родился 21 августа 1960 года. Служил в в/ч пп 65753 — 122-й мотострелковый полк 201-й мотострелковой дивизии .
Пропал без вести в провинции Баглан 19 марта 1982-го. Имя в плену: Исламутдин.

 

Людмила Торн берет интервью у пленных в Бадабере.
Справа от нее – Николай Шевченко и Владимир Шипеев,
слева Нико Арамович Варварян

Нико Арамович Варварян, закончил художественное училище по профессии чеканщика, после „учебки” в Ташкенте попал в Афганистан, где служил (с его слов) в стройбате: „Как я попал к муджахидинам? Во-первых, скажем, я этого не ожидал; во-вторых, у меня были плохие отношения с моим лейтенантом, потому что я много занимался торговлей с местными жителями и лейтенант обещал мне, что посадит меня в тюрьму... И вот, когда я был в командировке в Баграме, нас, человек 6-7, отправили на машине на работу. Эта машина перевернулась, и я убежал. Пришел к муджахидинам и вот сейчас нахожусь у них... Два года. Я понял смысл этой войны, я понял, что советские войска незаконно зашли на афганскую землю... Они не имели права этого делать. От муджахидинов я узнал много правды, что они не бандиты, как говорят в советской армии, они воюют за свою родину... Цель же Советского Союза — захватить эту землю, присоединить Афганистан. Вот и вся цель...” На вопрос о числе погибших в Афганистане советских солдат Нико говорит: „Я точно сказать не могу, но думаю, за эти 4 года будет тысяч 40-50...”

Судьба Нико Арамовича Варваряна неизвестна. По одной из версий погиб в пакистанском лагере Бадабер.

Вот еще один пленный, Николай Иосифович Дудкин, родился в 1961 г. в Алтайском крае, военную подготовку проходил в Омске, танкист.

 

        Николай Иосифович Дудкин

Николай Иосифович Дудкин попал в плен в июне 1982 г. и, по его оценке, в Афганистане к тому времени погибло около 20 тысяч советских солдат. Вот его впечатления: „У нас (в России. - Ред.) не хватает мяса, продуктов, потому что правительство все отправляет братьям-союзникам - в социалистические страны. В Афганистане тоже цель — построить социалистический строй. В армию призывают насильно, первые годы службы очень тяжелые, солдаты убегают из армии. Короче - не хотят воевать...”.

Ефрейтор Дудкин Николай Иосифович (пропал без вести 13 июня в пр. Балх) в/ч пп 65753, род. в 1961 в с. Волчиха Алтайского р-на. Русский. Призван 1.11.81 Волчихинским РВК. В Республике Афганистан с марта 1982.

Судьба Николая Иосифовича Дудкина неизвестна. По одной из версий погиб в пакистанском лагере Бадабер.

Интернирование же советских пленных в Швейцарию, как мы уже не раз об этом писали, задумано как форма их репатриации: Красный Крест берет со своих подопечных письменное обязательство, что они вернутся в СССР по истечении двух лет интернирования. Понятно, что не для всех эта форма помощи подходит в связи с опасениями военнопленных о дальнейшем преследовании их властями СССР. Несмотря на протесты общественности, требующей предоставления политического убежища желающим получить его, ничего нового в этом деле не произошло: девять интернированных по прежнему находятся под советским контролем в Швейцарии и готовы по истечению двухгодичного срока вернуться в СССР.

 

ДЛЯ СПРАВКИ:

Восемь из одиннадцати советских военнопленных, интернированных из Пакистана в Швейцарию, вернулись в СССР.

Анисимов Герман Васильевич, дата возвращения в СССР 21.11.1984

Сапожников Виктор Владимирович, дата возвращения в СССР 08.08.1984

Говтва Михаил Николаевич, дата возвращения в СССР 23.10.1985

Акрамов Мухамадали Разинкулович, дата возвращения в СССР 26.02.1986

Агаджанов Хасан Малик Оглы, дата возвращения в СССР 08.08.1984

Диденко Валерий Анатольевич, дата возвращения в СССР 20.05.1984

Клец Константин Иванович, дата возвращения в СССР 10.04.1986

Бурба Римаз Викторович, дата возвращения в СССР 21.11.1984

До сих пор остаётся открытым вопрос: предлагал ли Международный красный крест свою помощь советским военнопленным, которые впоследствии подняли восстание в пакистанском лагере Бадабер? А если предлагал, что их удерживало от принятия решения? Некоторые из вернувшихся в СССР советских военнопленных через Швейцарию содержались в пакистанском лагере Бадабер. Людмила Торн утверждала, что многие не хотели возвращаться в СССР. Так, Николай Саминь, награждённый посмертно Казахстаном за участие в восстании в пакистанском лагере Бадабер, был вывезен из отряда Ахмад Шаха Масуда французскими журналистами в Пакистан для переправки его во Францию и по роковой случайности Николай Саминь был задержан пакистанской полицией и переправлен в лагерь Бадабер. Сохранилось видео интервью Николая Саминь, в котором он благодарит Масуда за помощь.

Чем больше вскрывается фактов, тем больше вопросов возникает.

На мой субъективный взгляд, ребята, решившиеся вернуться на Родину в СССР, подписав соглашение с Красным крестом об этом - совершили поступок, вызывающий уважение. Два года в Швейцарии плюсом ко всему за все мытарства в плену Афганистана и Пакистана - за колючую проволоку в Швейцарию. Я лично знаком с некоторыми из этих ребят и могу судить об этом, исходя из детального погружения в тему.

Советское правительство отказывается от своих пленных.

Об отношении советского руководства к попавшим в плен своим воинам следует сказать особо. Оно принципиально отказывается считать афганских муджахидов воюющей стороной, утверждает, что „войны нет”, есть только нападения “бандитов”, а поэтому международная конвенция о пленных в Афганистане, с точки зрения советского правительства, неприменима...








О пропавшем без вести в Афгане Нико Арамовиче Варваряне

Нико Арамович Варварян. Родился 21 августа 1960 года. Служил в в/ч пп 65753  (122-й мотострелковый полк).
Пропал без вести в провинции Баглан 19 марта 1982-го. Находился в пакистанском лагере Бадабер «Джамиат-е уль-Исломий-е Афгхонистони» (Исламское общество Афганистана). Имя в плену: Исламутдин.

Нико Арамович Варварян

ОБРАЩЕНИЕ К АРМЯНСКОЙ ДИАСПОРЕ, ПРОЖИВАЮЩЕЙ В ГОЛЛАНДИИ

Мы получили письмо от анонима, в котором он утверждает, что Нико Арамович Варварян проживает в Голландии. Нико Варварян воспользовался правом при получении политического убежища изменить свои установочные данные (фамилия, имя, место рождения), тем самым защитил себя от преследования из СССР.

Со своей стороны, мы, понимаем, что доверия к анонимам нет, всё же обращаемся к армянской диаспоре, проживающей в Голландии с просьбой: Если имеется факт проживания в Голландии Нико Арамовича Варваряна - задать ему несколько вопросов. Мы нисколько не хотим нарушить его личное современное духовное пространство, понимая, что художник тщательно охраняет его от проникновения извне. Однако, события в пакистанском лагере Бурхануддина Раббани Бадабере, произошедшие 26—27 апреля 1985 года, дают нам право публично обратиться к Вам за помощью.

Нико Арамович Варварян один из немногих живых свидетелей восстания и гибели советских военнопленных в Пакистанском лагере Бадабере. Нам очень важно услышать его комментарии по этому поводу, о тех, кто погиб и о тех, кто остался жив. Готовы принять эти пояснения анонимно. У многих из предполагаемых участников этих событий живы родители и они ждут правды, какой бы она ни была.

К сожалению, общение дяди Саши (Лаврентьев А.В. - руководитель поисковой работы) с братом Нико Варваряна результатов не принесли. Брат Нико Варваряна уклонился от анализа крови на ДНК и перестал отвечать на звонки.

Поверьте, мы не настаиваем, но взываем к пониманию. Это важно. СССР перестал существовать, но история, связанная с войной в Афганистане должна быть открыта. Время скоротечно. С уважением к Вам.

Читателям для справки:

Помимо современной армянской общины, распространенной по всем Нидерландам, в XVII—XVIII веках в Амстердаме существовала независимая армянская община. В 1713 году город Амстердам разрешил армянам построить собственную церковь. Амстердамские армянские купцы с XIX века ведут торговлю, создают фабрики и плантаций, основав дружную общину армян на Яве.

 

Людмила Торн (представитель "Дама свободы").
Слева от неё Нико Арамович Варварян

  

Восстание в лагере Бадабер  — эпизод Афганской войны, в ходе которого 26 апреля 1985 года произошёл неравный бой между отрядами афганских моджахедов и поддерживавшими их частями регулярной пакистанской армии, с одной стороны, и группой советских и афганских военнопленных — с другой. Попытка военнопленных освободиться из лагеря не удалась. В результате двухдневного штурма лагеря Бадабер с применением артиллерии большинство военнопленных погибли.








Освобождение из плена - считаю вторым рождением!

Прощаясь, он посмотрел на меня так, что я невольно вымолвил то, что в таких случаях говорить бесполезно: "Всё будет хорошо". А в ответ услышал слова, которые сжали моё сердце: "Я много лет искал, пропавших без вести наших ребят в Афганистане, их останки. И вот сам попался в плен... будут ли искать мои косточки?.." (из рассказа старого пуштуна, друга и товарища по поиску)

Расставание было коротким. Афганского друга и помощника Дадуллу, не считаясь с его преклонным возрастом, запихали в багажник машины, а сверху завалили автомобильным хламом. И уже минут через 30 выбросили его на пустынной дороге ведущей в Герат - отпустили, чтобы он передал требования бандитов в Российское посольство.


С переводчиком и другом Дадуллой

ДВА ГОДА НОВОЙ ЖИЗНИ

Два года назад в середине дня 22 апреля 2019 года где-то в провинции Герат я, лежа с завязанными глазами между сиденьями автомобиля, услышал русские слова: «Вы Александр?». Получив утвердительный ответ, незнакомый и невидимый собеседник сказал: «Вы свободны». Так закончился мой плен, продолжавшийся 28 суток.

С утра в голове вновь прокручивались отрывки, детали событий. За пару-тройку дней до освобождения я мог наблюдать, что происходят какие-то перемены, потому что изменилось поведение моих охранников. Вечером приближенный к главарю страж, его правая рука уже не просто приглашал меня встать на намаз, зная, что я в тысячный раз откажусь, а хотел заставить меня сделать это насильно. Встретив отпор, он схватил большой металлический чайник (литров на 5), похожий на те, что у нас использовались в солдатских столовых, и хотел испытать его прочность на моей голове. Позднее забрал покрывало, которое ночью я использовал и как матрас, и как одеяло. В заключение принес самозатягивающиеся наручники и сковал руки за спиной. Утро началось не лучше. Наручники долго не снимали, одна рука стала уже припухать. Я не выдержал и жестами пригласил охранника сходить вместе со мной в туалет и помочь справить естественные надобности, став моими руками. Помогло. Потом все-таки достался кусок лепешки и чай. Утро было в разгаре, когда прибежал еще один страж и скомандовал быстро собираться. Показал, чтобы я забирал с собой покрывало – единственный мой багаж. Это было признаком смены места.



Первый день свободы

Вновь затолкали меня в багажник и помчались неведомо куда. Часа через полтора-два встали, вытащили меня и под руки перетащили в другую машину (тело в тесном багажнике затекает), завязали глаза и бросили между сиденьями. Снова езда, но сравнительно недолго. Встали, двигатель заглушили и стали слышны голоса достаточно многих людей. Потом хлопнула дверца и послышались те самые слова…


Приезд в Посольство

Потом была поездка в город Герат, прибытие в городок Управления национальной безопасности и вопрос: «Что сначала: мыться или обедать?». Ответ был однозначным и моментальным: «Мыться!». Вода, мыло, шампунь, бритва – это было счастье. Обед пришлось отложить: от горячей воды вскрылись раны и гнойники на ногах, врач прямо на месте делал уколы, обрабатывал раны, бинтовал. А потом был обед. За столом, с вилкой и ложкой…


В руках посольских медиков

И были слова сотрудника: «У вас здесь есть друзья…». Это дорогого стоит. Потом уже были перелет в Кабул, ожидание оформления в Посольстве документов на возвращение и Москва. Родные, друзья, слёзы и невозможность выговорить слово…



Встреча в аэропорту



Из плена домой.

Я сел и, не отрываясь, просто написал. Сегодня моё второе день рождения! Спасибо друзьям.


С ув. д. Саша.








О пропавшем без вести в Афгане бойце 56 дшб Нефёдове Андрее Борисовиче

Откликнулся Александр Перочинский, сослуживец, который продолжает поиск своего земляка, однополчанина. Написал нам скупо, но ёмко, чтобы представить в деталях все обстоятельства.

 

НЕФЕДОВ Андрей Борисович, рядовой, род. в 1962 в г. Москва. Русский. Призван 30.9.82 Гагаринским РВК Москвы. В Республике Афганистан с января 1983. Пропал без вести 16.8.1984 в провинции Логар.

Начало моей службы в минометной батарее 4 ДШБ (4 батальон 56 ОДШБр). Вместе со мной служил и Нефедов Андрей. Он был мой земляк. Родом из Москвы, как и я. Помню с Мосфильмовской улицы. Осенью 1983 нас перевооружили на Ноны (2С9 «Нона-С» — советская 120-мм дивизионно-полковая авиадесантная самоходная артиллерийско-миномётная установка). И личный состав миномётной батареи был сокращен. Андрей Нефедов был переведен в 11 роту 4 ДШБ помощником пулеметчика. Встречаться стали редко, только на операциях, так как наша батарея стояла в боевом охранении бригады. В августе 1984 года я был на Нарае почти месяц. Когда вернулся, мне рассказали, что 11 рота сопровождала колонну в районе Мухаммед ага. Рота сидела в окопах вдоль дороги, когда пошла колонна, духи начали обстреливать колонну и ребят в окопах. Андрей Нефедов был уже пулеметчиком и отстреливался из ПК. Кто-то видел, как его прострелили очередью. Когда за ним вернулись, осталась только окровавленная панама с его инициалами.

 

 

Архивная карточка на пропавшего без вести в Афганистане бойца 65 ОДШБр Нефёдове Андрее Борисовиче


Я сам служил в 56 ОДШБр и эта история по знакомым местам в памяти бьёт по разыгравшемуся воображению.

Евгений Барханов



Какая гнида меня записала в без вести пропавшего?



Непосредственный участник событий дополнил историю деталями, о которых я взял смелость поделиться с читателями.

Александр Павловский

Я выводился не со своим полком, после ранения лежал в госпитале и меня прихватил с собой 180 МСП, вывелись 10 февраля днём, пока суть да дело, вечер. В расположение полка попали ближе к вечеру. Там баня, кайф, две недели горячей воды не видел. После бани построение. Какой-то майор всех окликнул и пересчитал. Мы с пацаном, он тоже из госпиталя был, пояснили майору с какого мы полка. Дальше отбой. А с утра этот самый майор ворвался в роту с ошалевшими глазами, схватил меня за руку и потащил в штаб полка и на ходу так ебукался.

 

В штабе я все понял, мне домой отправили письмо, что я пропал без вести (представляю своих родителей). Дальше полчаса дозвона до дома, радостный вой мамы, гневный рёв бати. Потом встреча со своим полком, но я так и не выяснил какая гнида меня записала в без вести пропавшего. А 29 марта я уже выходил с борта на Чкаловском аэродроме. Вот такая хрень со мной произошла.





Снегирев Владимир Николаевич. По разному ребята попадали в афганский плен (1 часть)
 

"Афганская война из меня сделала другого человека. Нет, я не стал хуже или лучше. Я просто стал другой" (Снегирев Владимир Николаевич).

Снегирев Владимир Николаевич. Российский журналист-международник, писатель, военный журналист


Он освещал войну в Афганистане, боевые действия на Северном Кавказе и в Закавказье, военные конфликты в Ираке, Ливии, Сирии, Египте и ряде других стран. Долгое время был участником и организатором полярной экспедиции газеты «Комсомольская правда», которая в 1979 году впервые в истории совершила лыжный переход к Северному полюсу.

Владимир Николаевич много лет занимался поиском и освобождением советских военнопленных в Афганистане, выяснением судеб без вести пропавших. Член Координационного совета Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете Глав правительств государств СНГ (со дня его основания в 1990 году).

Сегодня на нашем канале мы публикуем первую часть откровенного интервью удивительного человека.


Спасибо за интервью Снегирёву Владимиру Николаевичу: человек - ГЛЫБА! Да. Это редко бывает, когда вот взглянешь и чувствуешь - он. Что происходит? Совершенно непонятно, однако, как-то легко вступаешь в спор, зная наперёд о главном, что сейчас происходит чудо понимания. И даже в порыве вольности я локтём подтолкнул Владимира Николаевича, словно знаю его биллион лет. Редки такие откровения, но они никогда не ошибаются. Во всяком случае, на мой не богатый опыт - это так. «Не суди обо мне по прежней жизни. Я живу нынче полной грудью и готов погибнуть. Только теперь я осознал смысл моей жизни. До этого я только готовился» - вспомнился вдруг из революционного романтизма образ одноглазого полковника Альберто Байо, в прошлом полковника испанской Республиканской армии, потерявшего глаз в бою. За закрытыми дверями он рассказывал рьяным революционерам Фиделю Кастро и Эрнесто Че Гевара всё, что знал о тактике партизанской войны. Байо также решил, что не может быть только учителем и отказался от денег за преподавание, нет, он решил отправиться на Кубу вместе с повстанцами. В своём прощальном письме жене одноглазый полковник Байо признался, что живёт теперь полной грудью и готов погибнуть. С такими людьми, о таких людях - хочется говорить и бесконечно слушать. Снегирев Владимир Николаевич - один из тех самых уникальных людей. Горжусь тем, что прикоснулся к тайнам времени и жизни корифея.

 

Снегирев Владимир Николаевич. Российский журналист-международник, писатель, военный журналист


Мы практически одолели весь Панджшер, поднявшись до самого верха, затем по мосту переехали реку и свернули в боковое ущелье – это и есть Порьон. Дикие места! Необыкновенно суровые. Скалы, бурная горная река, безлюдье. Еще часа два тряской пыльной и абсолютно пустой дороги, и в 16:00 мы у цели.

Кишлак Деха Порьон. Здесь Коля-Исламуддин когда-то сидел в тюрьме вместе с другими пленными. Его сразу узнали, плотно окружили местные мужики, пылко приветствовали. Он объяснил, зачем мы приехали. Толпа с энтузиазмом вызвалась нам помочь. «Убитый пленный? Конечно помним». Правда, как его звали – тут мнения разделились: одни говорили, что его звали Мохаммадислам, другие, что Исламуддин. Еще вспомнили Нурулло (это П-ов) и Вылку (Азизулло). Уже темнело, времени было в обрез, поэтому, отказавшись от чая, сразу двинули в гору – туда, где похоронен «Мохаммадислам».

 


Некоторые публикации Снегирева Владимира Николаевича для ознакомления читателям:

В 1981—1982 годах — военный корреспондент «Комсомольской правды» в Афганистане.

  • Место службы — Афганистан. «Комсомольская правда», 07.08.1981
  • На земле Калай-Дона. Репортаж из Афганистана. «Комсомольская правда», 10.10.1981
  • Репортаж из Кандагара. «Комсомольская правда», 04.11.1981
  • Гератские встречи. «Комсомольская правда», 21.01.1982
  • Трудное небо. Место службы — Афганистан. «Комсомольская правда», 04.02.1983
  • Дорога на перевал. Место службы — Афганистан. «Комсомольская правда», 05.02.1983
  • Наши с тобой ровесники. Место службы — Афганистан. «Комсомольская правда», 06.02.1983
  • Хост в огне. Афганский репортаж. «Литературная газета», 05.06.1985
  • Ровесники, наденьте ордена. «Комсомольская правда», 13.08.1986
  • Отель «Герат». «Собеседник», № 44, 45, 1987.
  • Не для войны восходит солнце. «Собеседник», № 11, 1988.
  • Про войну. «Комсомольская правда», 09.02.1989
  • В осаждённом Джелалабаде. «Правда», 10.04.1989
  • Альтернативы нет. Интервью с президентом Афганистана Наджибуллой. «Правда», 26.04.198
  • Он был заложником Кремля. Бабрак Кармаль рассказывает. «Труд», 24.10.1991
  • Ахмад Шах Масуд: «Среди моих агентов были и советские генералы». «Труд», 22.01.1992
  • В плену. Наш корреспондент продолжает рассказывать о командировке в районы Афганистана, контролируемые оппозицией. «Труд», 31.01.1992
  • Возле посольства рвутся снаряды. Репортаж из Кабула. «Труд», 28.04.1992
  • Хватит крутых виражей. Интервью с А. Руцким. «Труд», 13.02.1993
  • Реквием по душману. Смерть Ахмад Шаха Масуда приблизила линию фронта к границам России. «Российская газета», 18.09.2001
  • Спецкомандировка. Афганистан 20 лет спустя. Серия репортажей. «Российская газета», 25.05.2003, 17.06.2003, 18.06.2003, 19.06.2003, 20.06.2003, 21.06.2003
  • Имя — Бадабера. «Российская газета». 03.07.2003
  • Афганский пленник. В Россию вернулись останки ещё трёх советских солдат. «Российская газета», 18.08.2003
  • Русские в плену. «Российская газета», 26.09.2003



Снегирев Владимир Николаевич. По разному ребята попадали в афганский плен (2 часть)
 

35 лет назад советские военнопленные в пакистанском лагере Бадабера подняли восстание. До сих пор вопросов больше, чем ответов. Один из первых, кто попытался приоткрыть завесу над темой о советских военнопленных в Афганистане - был товарищ Снегирёв Владимир Николаевич. Он побывал на развалинах лагеря Бадабера в Пакистане, пообщался с местными пуштунами.

Снегирёв Владимир Николаевич


Об этом и о многом другом во второй части интервью со Снегирёвым Владимиром Николаевичем. Предлагаю Вам отбросить дела до завтра, а сегодня окунуться в продолжение истории удивительной жизни журналиста - международника. Владимир Николаевич много лет занимался поиском и освобождением советских военнопленных в Афганистане, выяснением судеб без вести пропавших. Член Координационного совета Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете Глав правительств государств СНГ (со дня его основания в 1990 году).



Иногда поиск приводил к неожиданным результатам. В интервью Владимир Николаевич расскажет, как у штаба полка советских войск в Кабуле у него украли "запаску" со служебного УАЗика. Он поднимет архи сложную тему о мародёрах и о многом другом, о чём было не принято говорить. Он продолжит свой рассказ об экспедиции в Афганистан со своими двумя британскими спутниками "в один конец" в 1991 году. О том, как был вынужден из соображений безопасности выдавать себя за финского журналиста и чуть не "прокололся" с этой легендой. Пронзительные воспоминания о встрече с советскими пленными в отрядах полевых командиров в Афганистане. И ещё много о чём, что беспокоит пытливый ум советско-российского журналиста.



Снегирёв Владимир Николаевич освещал войну в Афганистане, боевые действия на Северном Кавказе и в Закавказье, военные конфликты в Ираке, Ливии, Сирии, Египте и ряде других стран. Долгое время был участником и организатором полярной экспедиции газеты «Комсомольская правда», которая в 1979 году впервые в истории совершила лыжный переход к Северному полюсу. Спасибо за интервью Снегирёву Владимиру Николаевичу: человек - ГЛЫБА! Да. Это редко бывает, когда вот взглянешь и чувствуешь - он. Что происходит? Совершенно непонятно, однако, как-то легко вступаешь в спор, зная наперёд о главном, что сейчас происходит чудо понимания. И даже в порыве вольности я локтём подтолкнул Владимира Николаевича, словно знаю его биллион лет. Редки такие откровения, но они никогда не ошибаются. Во всяком случае на мой не богатый опыт - это так. «Не суди обо мне по прежней жизни. Я живу нынче полной грудью и готов погибнуть. Только теперь я осознал смысл моей жизни. До этого я только готовился» - вспомнился вдруг из революционного романтизма образ одноглазого полковника Альберто Байо, в прошлом полковника испанской Республиканской армии, потерявшего глаз в бою. За закрытыми дверями он рассказывал рьяным революционерам Фиделю Кастро и Эрнесто Че Гевара всё, что знал о тактике партизанской войны. Байо также решил, что не может быть только учителем и отказался от денег за преподавание, нет, он решил отправиться на Кубу вместе с повстанцами. В своём прощальном письме жене одноглазый полковник Байо признался, что живёт теперь полной грудью и готов погибнуть. С такими людьми, о таких людях - хочется говорить и бесконечно слушать. Снегирев Владимир Николаевич - один из тех самых уникальных людей. Горжусь тем, что прикоснулся к тайнам времени и жизни корифея.




Афган, без вести пропавшие; как часть моей души...

Готовится к публикации уникальный сборник материалов "Афган, без вести пропавшие". Он позволит читателям познакомиться с документами, которые ранее не публиковались, а также даст возможность проследить историю поиска пропавших без вести советских военнослужащих в Афганистане. Автор: Лаврентьев Александр Владимирович.


Старик в Пакистане

Авторский взгляд из поисковых экспедиций.

За плечами десятки поездок в Афганистан, в основном в одиночку, только в сопровождении местного переводчика или просто помощника, с которым объяснялись на пальцах и используя отдельные русские, английские слова и кое-что на фарси. За эти годы были вечно торгующий и шумный Джелалабад, где растут бананы и поют райские птицы, пыльный Кундуз, в котором встречались с проживающими там бывшими пленными Геннадием Цевмой (Никмохаммад) и Александром Левенцом (Ахмад), полусонный Файзабад, на окраине которого стоят виллы «новых афганцев», Мазари-Шариф, где продают КАМАЗЫ, и совсем не афганский город Герат, где люди гордятся персидским происхождением.


В Файзабаде чтят Ахмад Шах Масуда

Остаются в памяти подрыв армейской колонны на дороге в провинции Баглан, колонны, за которой мы пристроились в хвосте, схождение селей и бурный, прямо на глазах разлив реки Кокча после ливней в Бадахшане, падение (на радость всему кишлаку) вместе с машиной в горную речушку с извилистой и узкой дороги, совсем не предназначенной для езды на автотранспорте.

За эти годы мы во вьюжном апреле замерзали у северного входа в тоннель на перевале Саланг, где застряли в многочасовой пробке и вынуждены были экономить бензин. В тесной старенькой «Тойоте» в полудрёме вдруг услышал на улице русский матерок. Не удержался и, опустив стекло, сказал: «Привет, земляк». Красоту ответных высказываний кукующего здесь пятые сутки дальнобойщика передать литературным языком сложно.


В горах Бадахшана

Но были и 42 градуса в восемь часов утра в Герате, и ярчайшая зелень, и поля маков в провинции Кундуз в апреле, а потом песчаные барханы в этих же местах в июне.

И встречи, встречи. С теми, кто воевал против нас, и с теми, кто дружил, с простыми крестьянами и крупными чиновниками, генералами и губернаторами, международными чиновниками и откровенными бандитами. Среди них беседа в Кабуле с ярым противником лидером Исламской партии Афганистана Гульбеддином Хекматьяром, который после нашего разговора поручил младшему сыну помочь нам в поисках.


С лидером ИПА Г.Хекматьяром

Был, увы, и плен в 2019 году. Эти 28 суток в руках у бандитов под знаменам Талибана, безусловно, повлияли на мое отношение к жизни в целом. Там очень зримо и предметно понимаешь смысл библейской мудрости: «Не собирайте богатств на земле…». Не заберешь с собой ничего в страну вечной охоты, на границе с которой пришлось постоять, уберегла только неспособность обкурившегося гашиша охранника снять автомат с предохранителя. И нет ничего важнее просто жизни, просто общения с близкими людьми.


После захвата. Фото передали вместе с угрозой в Российское Посольство

А когда-то всё начиналось так. Одна из первых поездок в Афганистан. Аэропорт «Шереметьево», глубокая ночь. Давно прошло время вылета по расписанию единственного в неделю рейса в Кабул афганской авиакомпании «Ариана», но только-только объявлена посадка. Меня в аэропорту познакомили с российским консулом в Кабуле, который возвращается из отпуска, и мы с ним направляемся в салон даже с виду старенького самолета. Однако нас перехватывает красавец-мужчина средних лет с иссиня-черными длинными волосами и предлагает занять места в бизнес-классе, хотя билеты у нас самые обычные. Оказалось, это генеральный представитель авиакомпании в Москве и с консулом они давние знакомые. Сидим в салоне, разговариваем, нам приносят зеленый чай, время идет, а самолет всё не взлетает. На исходе третьего часа такого сидения я не выдерживаю и спрашиваю афганца, когда же полетим. Он всплеснул руками и удивленно сказал: «Куда ты спешишь? Сидим, разговариваем, всё хорошо. Не спеши». Потом он все-таки объяснил причину задержки. По словам главного начальника «Арианы» в Москве, ему позвонили знакомые из Ярославля, которые должны лететь этим рейсом в Кабул, сказали, что немного задержатся и попросили подождать. Ну как не уважить хороших людей?

Потом уже, много раз побывав в Афганистане, поездив по разным городам и по глухим углам, я проникся пониманием простой истины: не надо здесь спешить, суета ничего не изменит в этом мире, в котором, по их летоисчислению, идет всего лишь 14 век. И последующие рейсы всегда задерживались, и ждать назначенных встреч приходилось часами, а то и днями, и никому это не казалось странным. Они так живут.

Чуть отъехав от столицы, обращаешь внимание на то, что у многих мужчин нет часов. И это не только от бедности – китайские штамповки стоят копейки. Просто не нужны часы в быту. Солнце светит круглый год, утром мулла призовет к молитве, он же в течение дня обозначит время положенными намазами, а вечером подскажет, когда спать ложиться.

Вот эту непривязанность ко времени особенно ощущаешь, глядя на афганских стариков. Они родились и прожили жизнь среди тысячелетних вершин, и у них в глазах – вечность. Кроме этого ощущения вечности, там однозначно присутствует великая печаль. Старики много прожили, они несут в себе историческую память народа, а она не вселяет радости. Война и кровь, кровь и война, афганцы против иностранцев, афганцы против афганцев. Конца этому пока не видно.

Но люди живут. Вот об этом – как живут люди в нынешнем Афганистане – короткие заметки.


На пыльной улице Кундуза

Сидели в гостях у кабульского таджика в его немаленьком доме, где все традиционно: ковры, подушки, плов, фрукты, чай. После угощения хозяин достал два толстых фотоальбома и стал показывать и комментировать снимки. На них в основном Кабул, члены семьи, друзья, но все это в 80-е годы. Чем больше снимков я видел, тем очевиднее становилось: это совсем другой город. На любительских фотографиях самые обычные люди. Часто встречаются женщины, причем и в европейской одежде (без всяких мини, конечно). Абсолютное большинство из них с открытым лицом, а одежда - из ярких, разноцветных тканей. Но самое главное – люди улыбаются. Просмотрев альбомы, я понял, что осталось общее светлое впечатление об обстановке на улицах, о настроениях людей. Сейчас Кабул выглядит совершенно иначе. Однотонные, темные одежды, что у мужчин, что у женщин, много фигур в паранджах. И, проведя много времени на улицах, понимаешь, что улыбку можно увидеть только на лицах детей, а взрослые все мрачны, в глазах безнадежность.

Но люди живут. В Кабуле многолюдно и шумно. Сюда стекаются все голодные, обездоленные и обнищавшие в надежде найти свой кусок лепешки. Очень много женщин-вдов, которых бесконечная война лишила мужей-кормильцев. Одна сцена не дает мне покоя с первого посещения Афганистана. Знакомый дипломат из российского посольства организовал небольшую обзорную экскурсии по городу на автомобиле. Всё непривычно, абсолютно всё, поражает обилие нищих самого различного вида, в том числе молодых женщин с грудными детьми. И вот в идущем впереди нас дорогом джипе опускается стекло и наружу летит кусок лепешки. Он еле успел коснуться земли, стоявшая неподалеку женщина рыбкой – как пловцы с тумбочки в бассейне – прыгнула и схватила хлеб. Как она это сделала с ребенком на руках, я до сих пор не знаю. Мой добровольный гид, заметив мою реакцию, коротко сказал: «Голодная она, есть хочет». Потом уже другим голосом добавил: «Да что там есть. По-русски говоря, жрать она хочет до смерти. Ты здесь еще не то увидишь».

Увидел. На центральных столичных улицах становится уже трудно ходить из-за огромного количества людей всех возрастов, выпрашивающих деньги. Калеки, урожденные уроды, старики, женщины, дети всех возрастов – от еле начавших ходить до тех, у кого уже усы пробиваются. Сидят, лежат, ползут, просят, дергают за рукава, а определив в прохожем редкого теперь в Кабуле европейца, долго идут следом, непрерывно повторяя: «МистАр, доллАр». Дети на улицах везде, в любое время дня и недели. Худенькие, оборванные, с огромными глазами. Даже в столице в школу многие не ходят, пытаются добыть пропитание. Запомнилась сцена, в общем-то типичная для Кабула. Декабрь, пятница, то есть выходной, на улицах мало людей и машин. Холодно, стыло, мокро – накануне шел снег с дождем, ночью подморозило. На земле сидят женщины в паранджах, протягивают руки, обращаясь к прохожим. Из-под длинного одеяния видны босые ноги, а рядом бегают малолетние детишки, одетые явно не по сезону. Неподалеку группа мальчишек – старшему не больше 10 лет – собрала на улице какой-то мусор, подожгли, греются. Потом нашли кусок автопокрышки, тоже подбросили в костер, черная копоть на их лицах уже не очень-то и видна.

Но есть и другой Кабул. Бросаются в глаза дорогущие джипы с совершенно черными стеклами. Часто их сопровождают одна-две, а то и более машин охраны, в которых сидят очень серьезные люди с автоматами в удобной униформе с разгрузками. Перед тем как босс выйдет из автомобиля они мгновенно и грамотно перекрывают улицу, игнорируя полицию (полицейские же делают вид, что ничего не происходит). Достаточно увидеть глаза этих бойцов, чтобы понять, что шутить с ними не надо. Солдаты и полицейские в сравнении с ними – детишки. Есть большие районы в Кабуле, застроенные шикарными особняками с дизель-генераторами, водяными скважинами, вооруженной охраной. Дворцы обнесены высоченными стенами, за которыми растут деревья, цветут розы, журчат фонтаны и важно ходят павлины. Причем, многие такие усадьбы принадлежат правительственным чиновникам – западная помощь материализуется очень наглядно. Такой же район построен в Файзабаде – административном центре провинции Бадахшан, хотя остальной город представляет собой скорее большой кишлак. Ни для кого не секрет, что через Бадахшан идет даже не тропа, а широкий тракт, по которому переправляются наркотики в государства СНГ, в первую очередь в Россию.

Неоднократно пытался выяснить, каково же все-таки население Кабула. С 80-х годов его численность увеличилась в несколько раз. Поскольку переписи не проводилось, то приходится полагаться на оценки разных людей. Они в целом сходятся на 5 миллионах человек. При этом в городе нет нормальной канализации и о