О пропавшем без вести в Афгане офицере спецназа Ермошине А. П. (продолжение)


Опубликовано 2 Мая 2021 г
Поделиться -
 

Анатолий Петрович Ермошин, л-т 411 ООСН (спецназ. пропал 19.06.86 г. провинция Фарах)

Благодаря предыдущей публикации удалось найти участников событий, которые дали некоторые пояснения. В связи с этим возникла потребность в продолжении темы для сбора информации.

Предыдущую публикацию можно прочитать по ссылке:

http://minakultury.ru/новости/247-о-пропавшем-без-вести-ермошине

Прежде всего, удалось определить следующий перечень солдат 3 роты ком. отделения - Пятков Андрей, Сарычеинский Василий, Грубальский Владимир, Егоров Игорь, Корешков Сергей, Пиолокас Алик (Рига), Дайнеус Бальчонас, Рожин Алексей.


Фотография  с Ермошиным. Он в среднем ряду, в центре

Из свежей информации: оказалось, была замена комбатов: следующей и "молниеносной" Фомин-Юрченко-Худяков. Хотелось бы переговорить лично с Худяковым, может быть, что прояснит.

Из интересного от солдат 3 роты "достоверной информации, как мне кажется, нет и по слухам, я боюсь, что информация по нему закрыта, а все эти письма родным и прочее - просто легенда.

Из рассказа Игоря Егорова. Версию Величко принимает. Миссия группы: наблюдательная. Анатолий Ермошин командовал 4 взводом АГС. На этот выход тащили "Утёс". Вода кончалась. Зам. комвзвода шёл Алексей Рожин - он из 3 взвода, т. к. командир 3 взвода Новиков уходил (или ушел) в отпуск. Броня высадила и ушла. Поднимались ночь, утром спуск и подъем (возможно, не попали на точку). Далее повествование о событиях в предыдущей публикации (см. ссылку). По рассказу Величко (в роте звали "Буля") очнулся, когда стало попрохладней и вышел на кочевников, черные палатки, показал им автомат и рожок с патронами - дали молока, воды и пошел в сторону своих. В это время Рожин Алексей доложил в батальон об отсутствии командира, пришли вертолеты и в этот момент на них вышел Величко.

Рожин Алексей Аркадьевич дополняет свои воспоминания об этом происшествии.

Ермошин шёл командиром группы, т.к. взводный был в отпуске. Самостоятельно командиром группы Ермошин, скорее всего, не ходил до этого.


ЕРМОШИН Анатолий Петрович, лейтенант, родился 1 января 1961 года в селе Нагибино Тюкалинского района Омской области. Отец — Ермошин Пётр Константинович, мать — Ермошина Вера Леонтьевна. Призван на службу 7 мая 1979 года Кировским райвоенкоматом Омска. В 1980 году поступил в Рязанское ВВДКУ, которое окончил в 1984 году. Ермошину была присвоена квалификация офицера с высшим военно-специальным образованием переводчика референта. В 1985 году командирован для прохождения службы в Республику Афганистан. В Республике Афганистан с мая 1985. в/ч пп 41527. Пропал без вести 19.6.1986 в провинции Фарах.

 

Перед выходом они оба изучали карты, местность и прочее. Броня высадила и необходимо было идти километров 10 или около того. Подняться на гору, работать по квадрату и докладывать в батальон, выход на 4-5 дней. Рожин Алексей всегда ходил в головном дозоре (плюс пулеметчик и снайпер) и ему изначально не понравилось, что Ермошин отправил снайпера Гаврилова в основную группу и сам занял место в тройке. Ночью поднимались на гору (должны были подняться за ночь). Утром, определившись, поняли, что предстоит спуск, а затем опять подъем. Гора, на которую поднимались, была совсем не та, разница в высотах огромная и с горы в бинокль было мало, что видно, ни то, что работать с нее. Сейчас и тогда Алексей Рожин понимает, что шли не туда и ошибиться л-т Ермошин так не мог, карта была досконально изучена, т.к. предварительно изучали задачи и местность, всё. Запас воды исчерпали за 2 дня, вместо 4-5 дней. Ермошин сказал, что у подножия есть источник по карте, и спросил, кто пойдет с ним. Вызвался Величко, он был пулеметчиком, взял чей-то автомат, чтобы было полегче, плюс у Ермошина рожок АПСБ (уходил без глушителя) с одной обоймой 20 патронов, он даже кепку (панаму) не взял свою. Так и пошёл с непокрытой головой. Уходили до обеда или около того. Ожидаемое расстояние было маленьким. В обед не вернулись.


ЕРМОШИН Анатолий Петрович (в центре)

 

Алексей Рожин решил в жару не подниматься и ждать. Вечером также они не пришли. Стемнело, вечером докладывать не стал, т.к. в темноте вертолеты искать не смогут. Доложил утром. Пришли вертолеты в «квадрат задачи». Их даже невидно визуально было и наводил по рации по «лепестку» где то еле слышно был шум двигателей. Вертолеты вышли на них, они спускались к сильно уставшей РГ к подножию. Кто-то крикнул «ложись, духи». Залегли. На них шел человек. Этим человеком оказался Величко. Он шёл с кувшином. Вышел на них как раз в то момент перед эвакуацией р. группы. Величко сообщил, что когда они с Ермошиным поняли что надо возвращаться и воды не нашли, Ермошин сказал ему, что «я не люблю возвращаться той же дорогой что и пришли». Потом Величко потерял сознание (см. ссылку), очнулся, как только услышал выстрел Ермошина, опять потерял сознание. Очнулся сам, вышел на кочевников, то ли девушка дала ему молока и воды (так он рассказал) и он пошел в сторону группы.

Величко две недели особисты держали в сарае, досталось и Рожину, что вовремя не доложил.

Искали, нашли одну или несколько гильз Алексей Рожин уже не помнит. Конфликтов и прочего точно не было, версию участия Величко в исчезновении исключает. Алексей Рожин изложил все очень четко, обстоятельно, много подробностей и деталей. Себе на ум кладу - договориться о видео интервью, если сложится договориться.

Ермошин не мог не понимать, что они не там и идут не туда, поэтому и пошел в головном, ушел сам за водой. Отсюда, скорее всего, и версии о секретности. У солдат у самих осталось непонимание. И многое в действиях нетипичного и вопреки всему. По сути, поиск начали больше, чем через сутки. Расстояние до границы с Ираном очень небольшое 20-30 км. Бывало отряд вступал в боестолкновение на территории Ирана (описан эпизод этой же группой РГ834 под командованием М. Красильникова), захват иранских контрразведчиков в караване (описан у С. Козлова:

«В первое время попадалось очень много мелочевки — мотоциклисты, пустые трактора. Иногда не хватало выдержки у личного состава и поэтому не все шло так, как должно идти. В один из первых выходов, я ходил вторым офицером в группе. Командиром шел зам. командира 3-й роты Сергей Кравец, прибывший к нам из Марьиной горки. У нас на двоих было четыре БТР. Мы разделились. Он пошел в заброшенный кишлак, а я на дорогу — ставить мины. Ставлю две ОЗМ-72 на электрический способ взрывания. В этом варианте мины использовались просто как осколочные фугасы. Бойцы заметают следы. Все спокойно, и вдруг от ущелья, до которого метров триста, вспыхивает свет фары. Я растерялся и даже не поверил. Дошло, что это машина, только когда фары второй раз мигнули. Я рванул к группе. Подбегаю, мне бойцы кричат, что едет мотоцикл. Кричу: «К бою!». Командую бойцу: «Подрывай!», а он от волнения не может подсоединить провода к подрывной машинке. Приходится бить так. Забили мотоцикл и машину ГАЗ-66. Взяли в плен двух иранских контрразведчиков. Когда прибыли в отряд, пленных сразу забрали наши офицеры особого отдела. Впоследствии я слышал, что они дают такую информацию по приграничному району Ирана, что просто обалдеть можно».

Да и по воспоминанием Игоря Егорова рядом не было кишлаков поблизости, только заброшенные.

Много вопросов по этой истории, очень много, которые в свою очередь рождают версии противоречащие друг другу. Пока есть возможность, необходимо разбираться и искать дополнительные факты и объяснения.