Японец, воевавший против нас в Афганистане


Опубликовано 19 Декабря 2020 г
Поделиться -
 

Косиро Танака - обладатель черного пояса шестой степени по каратэ, обучал моджахедов в Афганистане использованию боевого искусства в рукопашном бою. Его мотив прост и жесток. Он хочет сражаться с советскими. Он говорил, что советские не хотят мира и сеют войну. Советы воевали с Японией и мы до сих пор в состоянии войны.
Косиро Танака скинул свой темный костюм и галстук, униформу японского офисного работника, в обмен на шальвар-хамис (штаны-рубаха, национальная одежда пуштун). Танака присоединился к моджахедам в их войне против советских войск в Афганистане.



Японское правительство осуждает действия Танаки, и посольство Японии в Исламабаде, Пакистан, предупредило его о том, что он может быть втянут в афганскую борьбу. Но он не обращает внимания. Танака экспортирует свои навыки и энтузиазм в Афганистан, потому что военная карьера ему закрыта в Японии. Пацифистская конституция страны после Второй мировой войны накладывает большие ограничения на милитаризацию, а в Японии имеется лишь небольшая «сила обороны». Танака критикует правительство и Конституцию за то, что они отказали японцам в возможности создать боевые силы для изгнания Советов с Курильских островов, группы островов к северо-востоку от Японии, которую Япония считает своей собственной в силу близости и исторических связей. В конце Второй мировой войны добыча была поделена, Курильские острова перешли к СССР.



Сопровождая группу моджахедов во время рейда на правительственном посту около Джагдалака, примерно в 25 милях к востоку от Кабула, Танака вспоминает: «Я почувствовал, как пуля прошла мимо моего уха. Я получил укол адреналина.
Моджахеды со своим джихадом (священная война), рассматривают свою жизнь на войне, как как билет на мученичество, а смерть - избавление от страданий и прямой путь на суд Аллаха. Хотя Танака не следует принципам ислама, его взгляд на смерть не сильно отличается от взгляда афганцев. Он видит себя в качестве потенциального мученика для Японии. Танака рассматривает пассивную Японию как легкую цель для Советского Союза в том, что он называет ее великим замыслом мирового господства.
46-летний Танака, родившийся слишком поздно от славных войн Японии, мечтает о древних японских традициях самураев. «Я надеюсь, что у меня будет дух самурая, когда придет время умирать». Его «смерть» была предметом большой пропаганды, исходящей из Кабула. Афганское правительство Наджиба дважды заявляло, что он убит. По словам Танаки, после своей первой поездки в Афганистан в 1985 году, а возвращался он в Афганистан шесть раз, собрав денежные средства. В его недавно опубликованной автобиографии «Советские солдаты в прицеле, моя битва в Афганистане» подробно описываются его подвиги с моджахедами. (если из читателей кто-то сможет добыть этот труд и перевести, мы бы с удовольствием с ним ознакомились)



Пешавар является центром афганского движения сопротивления. Семь мусульманских партизанских отрядов, которые сформировали свободный и порой капризный альянс, имеют там свою штаб-квартиру. (Древний торговый центр и когда-то летний дом королевской власти Афганистана, в Пешаваре сейчас проживает более 3 миллионов афганских беженцев.) Танака присоединился к джамиат-э исламу, который считается второй по величине группой моджахедов во главе с профессором Бурхануддином Раббани. Моджахеды, по его словам, «нуждаются в помощи, любой помощи. Они нуждаются в оружии, хлебе, еде, чем угодно». «Большинство оружия моджахедов примитивно и устарело, и их не хватает», - говорит Танака, призывая жертвователей на войну.
Косиро Танака вспоминает трехнедельный поход из северного пакистанского города Читрал через горный хребет Гиндукуш. Примечательно отметить для читателя, что год назад мы проделали почти тот же маршрут в поисках свидетельств и очевидцев о событиях 1979-89 гг и прежде всего о советских военнопленных, о живых и погибших в плену. Косиро Танака рассказывает, что соединился с Ахмад Шах Масудом, который изучал каратэ, но до мастерства ему было ещё очень далеко.



Война - это природа настоящего мужчины, воина. Он должен быть всегда готов к ней, также, как к смерти.